ПАМЯТЬ СЛОВА

2
84

Юрий ТАРАКОВ,
публицист

Дочитав очерк до этих завершающих тему строк, наш родной брат белорус, видимо, не преминет спросить: «А как же с нами быть? Мы что, белая часть Руси? Нас так русские назвали? И почему белыми? По волосам, что ли?»
Да, белый цвет волос – только часть проблемы. Есть еще три варианта возможного происхождения слова Беларусь. Вторая его часть, как уже говорилось, определяет землю, народ, страну (Россия к этому имеет только косвенное отношение). А первая? Обратимся сначала к нашим предкам – фракийцам. В румынском языке «бэлтерет» – болотный, «бэлтерис» – болотное место. Так что Беларусь – страна болот. Но возможен и еще один вариант. В собрании своих исторических сочинений В. Ян неоднократно обращает внимание на то, что в не так уж давние времена русский человек под словом «белый» понимал не только светлое. Вот две достойные нашего внимания цитаты: 1) «За яром стеной наступал густой вековой бор. Он тянулся далеко на север, как говорили охотники, до самого студеного моря» (Белого); 2) «Путем различных льгот и преимуществ Москва поощряла выработку кузнецами огнестрельного и «белого» оружия (холодного)». Кстати сказать, многие реки, которые народ наш назвал Белыми, несут в себе холодные воды (Иркутская, Камчатская области, например). Стало быть, Беларусь – холодная, северная земля. Однако есть и третий вариант. Его дают русские народные предания XVII–XIX веков: Беловодье – легендарная страна свободы. А Беларусь, действительно, в XIII–XIV веках не была зависимой ни от татаро-монголов, ни от литовских феодалов. Владимир Даль в своем Словаре разъясняет, что такое Белый свет (Белсвет): 1) вольный свет; 2) открытый мир; 3) свобода на все четыре стороны; 4) весь свет, мир; вся земля и все на ней люди. Тогда Беларусь – Вольная Земля, Вольный Мир…
Прав Козьма Прутков: «Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий».

Внуки Дажьбога

Откройте любую биографию А. С. Пушкина. Вы прочтете прежде всего о том, что он потомок Ганнибала. Что же касается Рачи, который «мышцей бранной святому Невскому служил», то о нем предпочитают умалчивать. Забывают и об отце Сергее Львовиче, который даже на итальянском языке стихи писал, и о дяде Василии Львовиче, известном в России поэте, авторе нашумевшей поэмы «Опасный сосед». И о литературном окружении Пушкина с самого его рождения. Получается так, что если бы не Эфиопия, то не видать бы нам гениального поэта, как своих ушей.
Сам же Александр Сергеевич в «Моей родословной» о Ганнибале говорит только в «Post scriptum». И правильно, потому что от арапа ему досталась лишь непокорная шевелюра да не совсем европейский тип носа. Это генетика допускает.
Ганнибал пришел и ушел. До него была и после него осталась Россия. Ра­зумеется, океана он коснулся, но отра­зилось ли это на океане? Отразилось, отвечают нам «объективные» литературоведы. Верно: появилась возможность отмежевать Гения от России.
То же с нашим далеким прошлым: не было его у русских – даже богами они почитают римских императоров.
И это не что иное, как продолжение великих сказаний о Рюрике. Но давайте попробуем все-таки вспомнить хотя бы некоторые страницы из нашей древней мифологии. Чтобы и в этой области не оттеснили нас от Европы и от человеческой цивилизации в целом.

***
Одно из самых темных пятен в русском язычестве – Троян. В «Слове о полку Игореве» он неотступно следует за русскими богатырями в их тяжелом походе в половецкие степи. И почти во всем напоминает Зевса, изображенного Гомером в «Илиаде». Автор «Слова» обращается к нему с величайшим почтением, как к высшему божеству. Боян у него поет, «свивая славу обоих половин сего времени», «рыща по тропе Трояна через поля на горы»; эпоха Трояна – золотой век русского народа; земля Трояна – богом данное нам отечество. А ведь «Слово» – жгучий призыв к современникам: не разобщайтесь, объединяйтесь; литературно-исторический завет потомкам: как зеницей ока дорожите единством.
А Западу хотелось низвергнуть Трояна с небес и воплотить в Траяне, римском императоре, покорившем даков, племена которых в далеком прошлом были в родстве с праславянами. Русский народ таким образом можно было лишить независимости хотя бы на страницах исторических фолиантов. Появились и «научные» разъяснения «тропы Трояна». Историки заговорили о давних и далеких походах русских на Запад: они шли сначала степями («через поля»), а потом преодолевали хребты Балканского полуострова («на горы»), и ориентиром для них была знаменитая тропа Трояна с высоко возвышавшимся на ней памятником римскому императору Траяну, победителю даков. Гигантский сорокаметровый монумент был своего рода маяком для славянских отрядов, переходивших Дунай и направлявшихся в глубины империи.
…Но герои «Слова» за Дунай не ходили и памятников никаких не видели.
Более того, русский писатель А. Ф. Вельтман, путешествовавший в свое время по «тропам» римского императора, в своих набросках по древней истории заметил: «В Бессарабии по сие время существуют памятники, напоминающие Траяна. Насыпанные стены или валы, носят еще имя его, но для чего они построены, неизвестно.
По преданиям и некоторым картам знаем мы только дорогу Траяна; вал, называемый Нижним Траяном, носит имя его; легковерный примет его за направление пути победителя даков и с удивлением, может быть, скажет: «17 веков еще не сгладили следов римлян!» Но для чего же Траян увековечил направление пути своего только в Бессарабии?» Изучив вопрос, А. Ф. Вельтман пришел к выводу, что траяновские валы возведены были вовсе не Траяном, а народом, населявшим те земли, для защиты от набегов с юга, а также от римских завоевателей. Если бы это сделал Траян, то его следовало бы объявить сумасшедшим, потому что укрепления эти были устроены со всеми выгодами для северян, а не для южан, и представляли собой европейское издание Великой китайской стены. Автор обратил внимание также на то, что Нижний Траян (Траянов вал) жители называют просто Трояном. Другими словами, горой, холмом. Полное созвучие с Троей. И… оборонительным рубежом, потому что в греческом языке, а не в латинском, «фрагмос» («трагмос») – перегородка, заграждение, «фрассо» («трассо») – защищать, городить, загораживать.
Очень уж похоже звучит, кроме того, Траян, земля Трояна, Фракия (Тракия). Случайно?.. Нет, закономерно.
Почему у завоевателя даков такое длинное имя? Марк Ульпий Траян? На помощь призовем Плутарха.
У Публия Валерия еще и третье имя – Попликола, «почетное прозвище, которое нашел для него народ».
Дом Фабиев «дал много замечательных людей: среди них самым великим был Рулл, по этой причине прозванный римлянами Максимом, то есть «Величайшим».
О Марке Катоне: «Людей, которые не могут похвалиться знаменитыми предками и достигали известности благодаря собственным заслугам, римляне обыкновенно называют «новыми людьми» – так звали и Катона».
И, наконец, в статье «Гай Марий» («Сравнительные жизнеописания») – полное разъяснение о происхождении имен. Первое – собственное, второе – общее для всей семьи, третье – «прозвище, определяющее нрав человека или его наружность с ее недостатками либо данное ему за какой-нибудь подвиг». Порой давали и четвертое: Африканский, Нумантинский и т. д. В эпоху империи более употребительным стало третье (если не четвертое) имя.
Так что наш Траян – «покоритель Дакии», «покоритель Фракии», «покоритель Тракии, Трои». Потому что «ф» и «т» – от греческой фиты, которую можно прочесть и так, и по-другому. Победа же Марка Ульпия была прославлена не валами и тропой Траяна, а 38-метровой Траяновой колонной в Риме. Она состояла из кубического цоколя, базы колонны и ее ствола с капителью римско-дорического ордера; венчалась бронзовым орлом, а затем и статуей императора. На покрывающих ствол по спирали рель­ефах на 200 квадратных метрах изображалась война римлян с даками (с фигурами 2500 воинов).
Тогда кто же неизвестный нам Троян? Языческий бог Неба, Солнца. И огня, грома, бури, плодородия. Историко-филологическая прямая: Таара, Туури (эстонский, финский и карельский) – бог неба и грома, покровитель сражений;
Таранис (бог в кельтской мифологии) – «громовержец» от «таран» (гром); Тару – хеттское имя бога грозы; Тор – бог грома у германо-скандинавских народов; Донар – у немцев; отсюда и Доннерстаг – четверг, день недели, посвященный этому богу.
В албанском языке корень «тро» передает понятия «греметь» и «стучать», а также «царствовать», «властвовать». Первоначально Траян (Троян) был богом Неба и Солнца. Это заложено в других значениях основного корня: Троя – гора, трон – возвышение, утропить – погаснуть («у» – приставка, передающая понятие о потере качества, заложенного в основном корне).
В украинском языке «троянда» – роза, в греческом «троктес» – форель или красная рыба.
Особенно интересен в связи с этим румынский язык (потомок фракийского): «топире» – таяние, «топит» – расплавленный, «торид» – знойный, жаркий, «трэсни» – метать громы и молнии, поражать и убивать молнией, «трэснитура» – удар грома, «трэнкэт» – грохот, «тросни» – трещать, «тортэ» – факел, светоч, «трона» – царствовать, властвовать.
Все это пришло от древних ариев. Санскрит: «дхар» (перешедшее во многих языках в «тар») – держать, нести, укреплять, обладать; «дхарана» (тарана) – мир, солнце; «дхарани пати» (тарани пати) – властитель земли, царь; «дхарани дхара» (тарани тара) – держащий землю (эпитет Вишну и Шивы), а также – гора и царь; «дхатар» – основатель, создатель, творец; «дхара» – луч; «дхарма» – 1) религия и предписание; 2) добродетель; 3) долг, обязанность; 4) природа, сущность; 5) религия, вера.
В сербскохорватском языке «траяти» – держать, хватать, а значит, и властвовать.
А. Д. Вейсман в «Греческо-русском словаре», удостоенном Большой Пет­ровской премии (1878 г.), к статье «Тронос» (кресло высокое со скамейкой под ноги; об. престол, трон царей и богов) дает в скобках для сравнения слово «трэнис», которое несет в себе те же понятия. Однако с корнем «трэ» мы находим и следующие слова: «трэския» – набожный, богобоязненный и, наконец… «Фрэикэ» или «Фрэкэ» («т» и «ф» передаются одной литерой – фитой), «Фрикс» – «Фракэ», Фракия… т. е. прародина славян. «Трасмос» же – и возвышение, холм.
Можно привести и некоторые другие параллели: в большинстве европейских и африканских языков «тро», «тру» выводятся из «тар», «таруна», «тора», «тороки», «тороша», «тура» и т. д. Переводятся они так: звезда, сверкать, громко звучать, бог, бог богов, копье с узким наконечником, кидать, бросать, метать. Словом, в наличии все, что связано с громовержцем и метателем молний – Зевсом.
Кроме того, Трояну дается еще одна обязанность – заведовать временем. В сербскохорватском языке «траян» – длительный, продолжительный, «траяти» – длиться, продолжаться, «краткотроян» – кратковременный. И если начать анализ именно с того, чем занимался Крон, то сразу попадем в точку.
После этого можно перейти и к «векам трояновым».
Еще у истоков цивилизации у населявших Землю народов Солнце и оборот его вокруг Земли назывались «вака», а месяц, или одна двенадцатая часть года – «вези», «веци», «вечи». Последние слова, близкие к «ваке», очень легко переходили в «века».
Как просто и как ясно!
А теперь-то и посмотрим, что хотел сказать автор «Слова» о самом Трояне, о его дороге и о его веках. «Были века Трояна» – прекрасные давние времена языческого бога Трояна. Академик Дмитрий Лихачев пишет: «Были века Трояна, минули годы Ярославовы, были походы Олега, Олега Святославича. Здесь, следовательно, автором «Слова» намечаются три этапа русской истории: языческие времена, ярославово время, как время христианской и единой Руси, и время междоусобий Олега».
Вернее не скажешь.
Вот именно: земля Трояна – родная русская земля, а не та, что лежала в пределах Римской империи: автор «Слова» говорит об этом очень убедительно: «Встала обида в войсках Дажьбога внука (тогдашняя Русь), вступила девою на землю Трояню». В греческом языке «троско» – оплодотворять, рожать. Отсюда – Троя или Родина.
Далее тропа Трояна лежит через поля на горы. Это путь бога, путь Солнца. И предусмотрен разработанной в древнейшие времена трехчленной (по вертикали) структурой мира: 1) верхний слой – солнце, небо; 2) нижний слой – земля, водная глубь; 3) связующий элемент – горы. Более того, гора в древнерусских наречиях не только возвышение, но и небо: «на горе» – на небесах; «горние селения» – небеса, место обитания богов и пребывания отошедших в вечность.
Дополняет греческий язык: «фрэскэиэ» («трэскэиэ») – религиозный обряд, служение Богу, богопочитание, «фрэскос» («трэскос») – набожный, богобоязненный.
Что же касается поля, то это русская обитель. Не зря многие древние ученые русов, подобно половцам, называли куманами – степняками.
Очень легко теперь переводится на русский язык и еще одно непонятное место в «Слове»:

На седьмомъ веце Трояни
връже Всеславъ жребий
о девицю себе любу. —
На седьмом веке Трояна кинул Всеслав
жребий о девице ему милой.

Но… Веци в солнечном календаре не что иное, как временные доли: и часы, и дни (в разных славянских языках по-разному, как, например, «год» и «година» – год и час).
Теперь сравним это с тем, о чем говорит история: «Уже семь месяцев сидел Всеслав в Киеве, когда весной 1069 года явился Изяслав вместе с Болеславом, королем польским, в русских пределах.
Всеслав пошел к ним навстречу, но из Белгорода ночью, тайком от киевлян, бежал в Полоцк» (С. М. Соловьев).
Две детали не могут не обратить на себя внимание: семь месяцев и весна. Если бы не весна, можно было бы разделить год на месяцы и на этом остановиться. Однако весна предостерегает: «Не торопитесь!» Дело в том, что весной и в начале лета празднуют так называемый семик – седьмой от пасхи четверг, Троицын или Духов день. Наряжают березку и водят хороводы. А светлому празднику доброй богини, древнерусской Дивы, Дивии, матери богов, владычицы мира, прародительницы всего живого, олицетворявшей собой плодоносящую мощь природы, предшествовала ночь разгула колдовских сил, так называемая Вальпургиева ночь. Как видим, Всеслав Полоцкий, родившийся от волхвования и носивший на голове амулет, действовал крайне активно именно в это время. Отсюда же и его колдовские перевоплощения в «лютого зверя» и «волка».
Что же касается «девици его любой», то отождествление ее с древним Киевом могло прийти в голову только «ортодоксальному» исследователю.
На самом деле все обстоит значительно проще: «кинул жребий», поставил свою судьбу в зависимость от случая Всеслав в дни празднования в честь дорогой, любимой Девы.
Дива, Дивия произошла от праиндоевропейской Диево (богини). В древнерусских степях ее называли Девой, Девицей; в Риме это была Диана («дива Яна») – дочь Юпитера и Латоны, богини охоты, а также ночных чар (Всеслав «добыл счастье», «объятый синей мглой»). «Дивинус» в латинском языке – божественный, пророческий, а также прорицатель.
И еще один вопрос.
Всеслав бросил жребий «о девице ему милой». Предлог «о» собьет с пути любого здравомыслящего исследователя. Кто осмелится сказать, что речь не идет именно «о деве»? Но загляните в любой словарь украинского языка: «о» – предлог, служащий: а) для обозначения времени: «о пятой, об одиннадцатой годыни» (в пять, в одиннадцать часов); б) для определения времени действия («об обидний пори»), а также для определения предмета в пространстве («о левую руку»), о его передвижении и направлении в пространстве («хвыли бьються о каминня» – волны бьются о камни). Стало быть, Всеслав сделал вызов судьбе как раз во время светлого праздника доброй, любимой богини Девы или Дивы, Дивии.

***
Плутарх, а также древнеримский мыслитель Авл Корнелий Цельс вспоминают о Трофонии – одном из древнейших божеств. Многие его черты, рассказывают они, перенесены на Зевса. Согласно мифам, он жил в пещере, где и давал оракулы. Так как Трофоний не умирал, то его имя стало синонимом глубокой старости. Квинту Титию и строевому солдату Сальвиену, говорит в «Воспоминаниях» Сулла, довелось видеть Трофония и выслушать его предсказание о предстоящей битве: «Об обличии бога оба рассказывали одно и то же: он показался им прекрасным и великим, подобным Зевсу Олимпийскому». Все это также очень близко к Трояну.

***
Наконец, «тра», «тре», «три», «тро», «тру» – рука, брать, хватать, собирать, бить, сила, мощь, увеличивать – все, что так или иначе связано с Трояном. Сами числительные «три» и «трое» – производное от понятия «брать», «собирать», «увеличивать». А Триглав в мифологии балтийских славян трехглавое божество, властвовавшее над небом, землей и преисподней. И правильный вывод делает энциклопедия «Мифы народов мира» (2 том): «В южнославянской и, возможно, восточнославянской традициях триглавый персонаж – Троян, происхождение которого предположительно связывается с императором Траяном. В сербской сказке одна из голов Трояна пожирает людей, другая – скот, третья – рыбу (жертвы – представители трех царств), путешествует он ночью, так как боится солнечного света. Ср. связь триглавых (трехликих) божеств с ночью и преисподней в античной (Геката, Гермес, Трисмегист) и кельтской мифологии». Эта тройственность и триединство – наследие древних ариев. Так, Тримуратив индуистской мифологии – божественная триада Брахмы, Вишну и Шивы. «Тримурти» же в древнеиндийском языке означает не что иное, как «тройственный образ» или «обладающий тремя обликами». А числительные «три» и «трое» в санскрите звучат «по-русски».

***
Отослав Трояна в Рим, ортодоксальные историки пошли дальше. Поскольку русский народ в «Слове» назван внуком Дажьбога, то второй удар следовало нанести на деда.
«Даждь, – заявили они, – египетский бог Солнца, сын Сварога». Ученый люд, а вернее, книжники времен Игорева похода услышали что-то общее в его имени с мусульманским названием южнорусских степей – Дешт-и-Кипчак (страна кипчаков) и жителей этих самих степей (русских и половцев) превратили в потомков Даждьбога.
Так что деда-то, оказывается, и не было вовсе.
Оставим в стороне египтян, которым, видимо, мало было великого бога Ра.
Заглянем в санскрит: «дакшина» – южный огонь, посвящаемый в древнеиндийских обрядах Яме и предкам; «дакшу» – палящий, жгущий; «дава» – лесной пожар, жар, пыл, зной; «дах» – жечь; «даха» – жжение; «нирдах» – выгорать, сжигать, сгорать.
То же в румынском языке: «далб» – белый, светлый, ясный. И в дари: «дарахшан» – сверкающий, «дардадан» – зажигать. И в западночадских языках: «даф» – варить, «дал» – горение, зажигать. И в китайском: «дан» – рассвет. Переход «д» в «т» дает немецкое слово «таг» – день, т. е. время распространения света.
У сербов Дабог был богом плодородия и злаков. В греческой мифологии это Аполлон.
Так-то… Нельзя не уважать кипчаков. Однако начиналось все намного раньше. И не в Египте, а у ариев.
И уж если даже у этих авторов зашла речь о Свароге, то… они сами же себя и опровергают. Да, Даждьбог или Дажьбог – сын Солнца, сын Сварога.
А кто же такой Сварог? В славянской мифологии бог огня, а также неба и вселенной. Выполняет те же функции, что и Зевс, Юпитер, Гефест и Меркурий. Легенда, записанная в XII веке, утверждает: Сварог послал людям на землю клещи, и с этого времени они начали ковать себе оружие.
В гимнах «Ригведы» самое высокое место в трехмерном вертикальном разрезе мира отведено верхнему небу, которое древние арии называли «свах». В основе слова древнеарийский корень «су» – огонь, солнце. Сурья – бог Солнца. Тур Хейердал в «Мальдивской загадке» рассказывает даже об огромном священном бассейне «Сурья Кунде» или «Купальне Солнца». «Свар» – солнечный свет, небо. В санскрите «сваргам» – небесное царство, «свахгатим» – путь в небеса, «сваргалокам» – небеса. В русском языке «су» перед гласным звуком нередко переходит в «св»: свекла – сильно красный овощ, свет, светило, светильник, светоч, свеча. У всех этих слов одно общее понятие – солнце, гореть, распространять свет, от красного до белого (цвет). В румынском языке «сфара» – гарь, «сфары» – пересушенное, «сфорогит» – пересохший. В санскрите корень «су» передает также понятия «большой», «высокий» и «рожать». Отсюда «свято» – первая часть русских имен, которая переводится как сын или дочь, рожать, могучий, великий, огромный, присущий богам, Солнцу, прекрасный, превосходный, отменный: Борислав, Вячеслав, Преслава. И Святовид или Святовит – творец мира и всей живой природы у славян, бог богов (второе имя – род): «свято» – рожать, а «ви» – имеет несколько значений:
1) во­евать; 2) побеждать; 3) видеть; 4) пи­таться. Все это и смешалось в голове у почитателей Святовита. Вот что пишет, например, С. М. Соловьев: «Саксон Грамматик, описав праздники в честь Святовида, когда жрец переменяет вина в роге идола, прибавляет: «К этому же возношению принадлежал и пирог сладкий, круглый (каравай) и величиною в рост человека. Жрец, поставив его между собой и народом, спрашивал у руян: видят ли они его? Когда те отвечали, что видят, то он изъявлял желание, чтобы на следующий год его вовсе не было видно за пирогом».
Из этого следует, что Святовит не только сотворил человечество, лучше всех воевал и побеждал (его атрибуты – меч, знамя, боевые значки и копья), но и дальше всех видел и лучше всех кормил.
Корень хорошо сохранился в украинском («свято» – праздник) и в польском языках: «швятечный» – праздничный, «швятлица» – красный уголок, «швятни» – прекрасно, превосходно.
Святозар – богатырь (в санскрите «сара» – сильный, крепкий); Святогор – сверхсильный, сверхтяжелый (его тяжести не выносит мать-сыра земля).
Как видим, нам древний Египет и «Дешт-и-Кипчак» ни к чему. Другие корни, другие силы питали всходы русского поля.

***
Отказав русской мифологии в сферах Белбога, лишенные имперской предвзятости исследователи замахнулись в сердцах и на мрачное царство теней Чернобога. Уже говорилось о попытке придать монгольские черты Кощею или Кащею. Однако и Див, оказывается, тоже божество восточных народов, взятое русскими напрокат. Что бы сказал такому ученому Н. В. Гоголь? «Дидько б утысся его батькови!» (Черт бы явился его отцу!) И сразу попал бы в точку, потому что в слове «дидько» и зарыта та собака, которую следует нам отыскать. И это нужно сделать еще и потому, что Дива очень часто путают с Дыем или русским Зевсом.
Див – славянский бог войны и зла:
1. Взбився Див —
кличет на вершине дерева,
велит прислушаться – земле незнаемой,
Волге,
и Поморью,
и Посулью,
и Сурожу,
и Корсуню,
и тебе, Тмутороканский идол!
2. Уже пал позор на славу;
уже ударило насилие на свободу;
уже бросился див на землю.
«Слову о полку Игореве» вторит «Задонщина»: 1) «Это сильные рати сошлись вместе и растоптали холмы и луга, а реки, потоки и озера замутились. Кликнул Див в Русской земле, велит послушать грозным землям. Понеслась слава к Железным Воротам, и к Орначу, к Риму, и к Кафе по морю, и к Тырнову, а оттуда к Царьграду на похвалу русским князьям: Русь великая одолела рать татарскую на поле Куликовом, на речке Непряде»; 2) «А уже Див кличет под саблями татарскими, а русским богатырям быть израненными»; 3) «Уже по Русской земле разнеслось веселье и ликованье. Преодолела слава русская хулу поганых. Уже низвергнут Див на землю, а гроза и слава великого князя Дмитрия Ивановича и брата его, князя Владимира Андреевича, по всем землям разнеслась».
В основе древний корень, общий для юго-запада Европы «ди» – воевать, бить, колотить, разрушать, осуществлять насилие, причинять зло. Он сохранился в греческом языке: «дис» – вой­на, битва (пишется «дайс»). Отсюда – целая семья слов на «ди» с этим значением: диверсия – 1) военный маневр, отвлекающий силы противника, 2) разрушение, выведение из строя объектов военного, государственного значения в тылу противника; дивизион – военное подразделение в артиллерии и бронетанковых войсках, а также соединение военных кораблей одного класса; дивизия – военное соединение из нескольких полков; дикобраз – млекопитающее из отряда грызунов, спина и бока которого покрыты длинными иглами; диктатура – ничем не ограниченная власть, опирающаяся на силу господствующего класса; динамит – сильное взрывчатое вещество; одиозный – гнусный, мерзкий, подлый.
Хорошо просматривается этот корень в иранской семье языков. В шугнанском, например, «дев» – див, злой дух, «дев-цепак» – домовой, злой дух, «диву» – угроза, орать, пугать, «дивуск» – змея, ехидна, злодей. В мифологии иранских народов дивы – злые духи бога зла Аримана. В литовской мифологии Диверкис – заячий бог, бич божий, потому что заяц – носитель недоброго начала как в балтийских, так и в славянских сказаниях (охранитель Кощея, вместилище его смерти). В этом случае «дива» – бог ассоциируется с понятием «дева» – зло.
В албанском языке «див» – дракон, чудовище; в сербскохорватском «дивлья свинья» – дикая свинья, кабан. У нас «дивий» – лесной, дикий (в новгородском диалекте «девий»). У В. Даля «див» – это еще и зловещая птица (пуган, филин). Русский дьявол – перевоплощение греческого «диаволос» – клеветник, злодей, завистник (А. Д. Вейсман, «Греческо-русский словарь», С.-Петербург, 1899 г.). Переход «и» и «е» в «ь» в русском языке явление закономерное.
Кстати сказать, Див то сидит на дереве, то падает с него. Точно так же сидели на деревьях во время сражений под Троей Афина-Паллада и Аполлон. А дуб, как и у славян, у древних греков считался священным местом, на котором нередко отдыхали боги.
Див, дивы – злые духи, демоны в поэмах Фирдоуси и Низами. У арабов злой дух – джинн. «Дж» легко переходит в «д», и мы получаем тот же корень «ди» – злой, вредный.
Адам Мицкевич в Объяснениях к «Крымским сонетам» пишет: «Дивы – по древней персидской мифологии, злые гении, некогда царствовавшие на земле, потом изгнанные ангелами и ныне живущие на краю света, за горою Каф».
Есть свой Див и у итальянцев. О нем пишут и Данте, и Боккаччо. Это Дит – божество преисподней. Город же Дит – часть Нижнего Ада, окруженная Стигийским болотом. Вот как, например, рассказывает о своих странствиях в этом городе Фьямметта (Боккаччо): «Хотя сон и приходил, покой не возвращался, и думы слезные заменились страшными сновидениями. Я думаю, ни одна фурия не оставалась в городе Дите, которая не появлялась передо мною неоднократно в различных устрашающих формах, грозя бедами, так что мой сон прерывался от их ужасающего вида».
А. Н. Майков дает следующий перевод в «Слове» стихов о Диве:

Черный Див закликал, подавая
Весть на всю незнаемую землю,
На Сулу, на Волгу и Поморье,
На Корсунь и Сурожское море.
Черный Див повергнулся на землю,
Рад, что девы готские запели
По всему побережью синя моря!

Н. Рыленков:
Пала честь, бесчестье разбудив,
И неправда верх взяла над правдой,
И на Русь во мраке прянул див,
Черный вестник из орды проклятой.

(Продолжение следует)

2 КОММЕНТАРИИ

  1. И как же автор, бродя по далеким Индиям, Египтам, Грециям и Римам, не заглянул в близкую Чувашию,где до сих пор говорят: “Туре еслекене яротат” – Бог (Солнце) мастеровитых любит!? И так по всем остальным позициям, просто времени нет каждое слово показать… И Сварог просто диалектное от Кубар ок, Кубар в соседнем Татарстане каждый год отмечается до сих пор как и тыщи лет назад… Но все же интересно…

  2. На зимнем празднике Нардуган (Света рождество) татары поют: “Взошло Солнце – царь Кубар – и ослепило врагов”. У славян бог-кузнец Сварог, у булгар волжских Сувар алп молнии, кузнечества и торговли и т.д. и т.п. Замещение звуков: француз говорит Шарль, немец Карл, англ. Чарли и т.д. Казах – су, башкорт – ху и т.д. Так и с Кубаром и Сварогом… У казахов Ак Арыс, Жан Арыс, Бек Арыс, у восточных славян Ак Орыс, Бал Орыс, Бек Орыс, а в темные века (8-9) иезуиты тюркоязычных орысов сделали иноязычными – об этом есть у проф. Ю.Дроздова и у др. авторов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ