ЕЩЕ РАЗ О РЕФОРМЕ ОБРАЗОВАНИЯ

0
146

На данное время программа Министерства образования и науки РК, по которой в 10 и 11 классах с сентября 2019 года по четырем предметам (физика, химия, биология, информатика) преподавание будет вестись на английском языке, еще не отменена. Не пересмотрены условия сдачи и формат ЕНТ, его «автономность» от школьной программы и другие нововведения прежнего руководства МОН. 

Правда, легкий, невесомый повод для оптимизма дают заявления министра образования Куляш Шамшидиновой и Президента страны Касым-Жомарта Токаева.
Например, Куляш Ногатаевна по поводу трехъязычия заявила: «Согласно требованиям времени, наши дети должны, в первую очередь, знать свой родной язык – казахский. Мы можем развивать казахский язык только в Казахстане. Во-вторых, для интеграции, чтобы работать с нашими соседними государствами, нужно знать русский и английский языки. Конечно, общественность бурно обсуждает вопрос о том, нужно ли обучать на английском языке. Сейчас министерство рассматривает возможность постепенного перехода, подготовки кадров… Вопрос о преподавании на английском языке должен быть постепенным».
Если следовать логике этого заявления, то преподавания четырех предметов на английском языке в большинстве школ с сентября 2019 года не будет, т. е. это волюнтаристское решение Ерлана Сагадиева отменяется.
«Моя позиция: во-первых, должен быть казахский язык, русский язык. Они очень важны для наших детей. И только потом обучать английскому» – это уже взвешенная оценка Главы государства Касым-Жомарта Токаева нашумевшей проблемы.
Ведь декларируемый переход на преподавание на английском языке в 2019 году превратился в откровенную профанацию из-за отсутствия педагогов, на должном уровне владеющих языком Шекспира. Обучить учителей за три месяца, вести школьный предмет на английском языке – это чистой воды волюнтаризм. И, конечно, не в школе надо переучивать учителей, а целенаправленно готовить специалистов в педагогических вузах. Хорошо, если этому научатся в вузе за 4–5 лет учебы, знать и вести такие предметы, как физика, химия, биология на английском крайне сложно и не по силам всякому выпускнику. Ведь не каждый студент имел отличную школьную подготовку по английскому языку, закончил спецшколу, НИШ, БИЛ (КТЛ), РФМШ и т. д.
На наш взгляд, необходимо растянуть программу внедрения трехъязычия на 10-20 лет, при этом не во всех школах страны, а лишь в подготовленных и специализированных. Не надо превращать трехъязычие в самоцель: если в каких-то районах, селах, городах будут проблемы с трехъязычием, то его надо заменить трехъязычным образованием (углубленное изучение английского языка без обучения четырех предметов на английском). Надо исходить из реальных возможностей, невозможно за 5–7 лет подготовить таких учителей для всех школ республики, к тому же не все дети способны учиться на трех языках.
Можно по мере готовности школ, компетенции преподавателей, подготовки школьников повсеместно ввести разноуровневую систему по английскому языку и трехъязычию. Лишь из подготовленных школ в городах, районных центрах и селах открывать спецшколы с изучением основных предметов на трех языках.
К. Шамшидинова первым делом в министерском кресле отправила на доработку несколько учебников начальных классов, заявив, что в школьных учебниках есть определенные недостатки. В этом плане новый министр выгодно отличается от предыдущего руководителя ведомства, который затеял судебные тяжбы с блогерами и журналистами за их критику (!) школьных учебников, не говоря о «научных» судах.
Многие журналисты, общественники, педагоги давно указывали на крайне низкое качество учебников, которые просто так переписывались чуть ли не каждый год. Однако команда бывшего министра полностью игнорировала эту проблему. В итоге создалась абсурдная ситуация – никто не отвечал за качество учебников: ни МОН, ни РНПЦ «Учебник», ни авторы, ни издательства.

НИШ – ШКОЛА ОСОБАЯ

Куляш Шамшидинова – это практикующий педагог, знающая сферу образования изнутри. Когда в Алматы открывали НИШ, председатель правления АО «Назарбаев Интеллектуальные школы» сама ходила в обычные школы, чтобы рассказать о новом учебном заведении, об условиях поступления. Она выступала перед родителями, легко переходя с русского языка на казахский, терпеливо отвечая на все вопросы; компетентна, демократична. Опыт НИШ показал, что средние учебные заведения в нашей стране можно сделать не хуже некоторых аналогов за рубежом.
Несмотря на небольшой срок, эти образовательные учреждения доказали свою жизнеспособность, и их выпускники имеют успех при поступлении в вузы. К примеру, Казахстанско-Британский технический университет зачисляет поступивших абитуриентов из НИШ сразу на II курс. Это признание высокого уровня интеллектуальной школы. Вслед за КБТУ такое решение могут принять и другие вузы – имеются отдельные предварительные соглашения. Немалое количество выпускников НИШ учится в престижных вузах страны, например, в Назарбаев Университете, а также за рубежом.
Конечно, идея распространения опыта НИШ на все общеобразовательные школы появилась до того, как Ерлан Сагадиев стал министром, но именно при нем она стала внедряться без подготовки и анализа. За основу программы обновленного содержания образования была взята модель Назарбаев Интеллектуальных школ: 12-летка, трехъязычное обучение, новые программы, учить детей мыслить нестандартно и критически, самим добывать и обрабатывать знания, развитие лидерских качеств, работать в команде и т. д.
Опыт НИШ нельзя переносить в обычные школы – это разные системы образования, разные школьные программы, разные условия учебы. НИШ имеют интегрированную образовательную программу, в ее разработке принимали участие педагоги и партнеры из международного экспертного совета Кембриджского университета. Учеба начинается в 8.15 и заканчивается в 17.30, с дополнительными занятиями, кружками, секциями, подготовками к олимпиадам и т. д. НИШевцы обеспечиваются бесплатной школьной формой, бесплатным трехразовым питанием, учатся в новых просторных зданиях, где имеется интернат для приезжих. Некоторые предметы ведут два преподавателя. К тому же в эти школы поступают на основе большого конкурса лучшие ученики страны, работают лучшие учителя, в том числе из-за рубежа.
Основное отличие НИШ от обычных школ в том, что там выпускники не сдают Единое национальное тестирование (ЕНТ), а сдают экзамены, подготовленные Международным экзаменационным советом Университета Кембридж (МЭСК), приравненные к ЕНТ.
Другое отличие – полное отсутствие коррупции, сбора денег с родителей, лишних учебных предметов; есть справедливая оценка успеваемости, раскрытие лидерских способностей, таланта каждого. Если при сдаче ЕНТ большинство выпускников списывает, можно купить ответы, даже сертификат, то при поступлении в НИШ, при сдаче выпускных экзаменов, экзаменов МЭСК возможность списать – нулевая. Странно, что МОН до сих пор не переняло этот опыт НИШ при проведении ЕНТ; при желании можно искоренить списывание при сдаче ЕНТ.

ЕНТ – ФАКТОР КОРРУПЦИИ И СНИЖЕНИЯ ЗНАНИЙ?

Иными словами, идея распространения опыта НИШ на все общеобразовательные школы должна начинаться с ЕНТ. Коррумпированное и дающее поверхностные, обрывочные знания ЕНТ – это та самая «преемственность», которую поддерживали министры образования и науки в последние годы. Если Куляш Шамшидинова привнесет опыт НИШ в обычные школы в плане вытеснения или даже ликвидации ЕНТ, то новый министр сможет прервать эту порочную преемственность. Это будет восстановление нормальной системы, желательно с опорой не только на западные модели, но и советскую модель образования.
Будет огромная польза для образования, если хотя бы искоренить возможность списывания ответов при сдаче ЕНТ – меньше будет студентов с фиктивными знаниями и будущих фиктивных специалистов. Ведь практика списывания распространена и в вузах при сдаче тестов, курсовых, дипломных работ. Например, в КазНМУ имени С. Д. Асфендиярова сравнительно недавно отчислили студентов, принимавших активное участие в сборе средств, чтобы получить правильные ответы на тестовые задания. Ответы на вопросы в вузовских тестах, которые проводятся на компьютере, можно получить за определенную плату, для этого достаточно иметь один аккаунт для сдающего и его «учителя».
Для сравнения. В Назарбаев Университете невозможно списать и во время экзаменов при поступлении, и при сдаче тестов и экзаменов во время учебы: отсутствие коррупции – основа высоких знаний. Здесь у каждого студента имеется своя идентификационная карта или ID-карта, с помощью которой сдается письменный тест или экзамен, и никто не сможет со стороны помочь, а преподавателя уволят при первой же такой попытке. В итоге у студентов даже не бывает мыслей о том, чтобы как-то списать или купить ответы, потому что это сделать невозможно.
А студенты, проходившие Единое национальное тестирование, поражают незнанием многих элементарных фактов и своей безграмотностью. ЕНТ не проверяет его устную речь, умение излагать свои мысли, логически мыслить, а также его способность грамотно писать сочинение, эссе, исследование, заметку. Например, в школе, по их словам, они лишь изучают биографию автора, но сами романы и повести не читают. Видимо, так готовят к ЕНТ. Неумение логически мыслить, отсутствие критического мышления, незнание фактологии по многим предметам – вот портрет студента после ЕНТ. ЕНТ противоречит новой программе учить детей мыслить нестандартно и критически, самим добывать и обрабатывать знания и т. д.
Желая как бы изменить ситуацию с ЕНТ, Министерство образования и науки отменило его в школе как итоговые экзамены, но оставило как вступительные экзамены при поступлении в вуз, т. е. для большинства выпускников-абитуриентов. К тому же Ерлан Сагадиев официально заявил, что в школе не должны готовить учащихся к ЕНТ: вроде тестирование не основано на школьной программе, оно «автономно», его можно пройти без подготовки (?!). Мол, изменился и формат заданий в ЕНТ, в которых оценивается функциональная грамотность, а не зубрежка фактов.
И образовательный раскол начался с тех пор, как предметы «Казахский язык» и «Русский язык» превратились в «Оқу сауаттылығы» и «Грамотность чтения», и вместо грамматики и языка классиков появились тексты «из жизни звезд» и социальных сетей (?!) с соответствующей лексикой. Уже сейчас учителя поднимают проблему обучения языкам по новой методике, которая приведет школьников к неграмотности и низкой языковой культуре.
Помните, как бывший министр раскрыл «философию» тестов, когда раскритиковали за Баян Есентаеву и Нуртаса Адамбая в пробном тестировании: «Сейчас мы готовим вопросы. Там будут Димаш Кудайберген и Геннадий Головкин». Это называется «критическое чтение»? В итоге появился низкий уровень нового формата ЕНТ с языком, культурой, интересами, «идеологией» бульварной прессы.
Дело в том, что под видом миграции ЕНТ в SAT в тесты вместо языка жырау, Абая, Ауэзова, Маргулана вводится язык желтой прессы и социальных сетей, вместо имен поэтов, писателей, ученых – имена телеведущих, сомнительных режиссеров, спортсменов, певцов и т. д. Вместо текстов из научных трудов, произведений великих писателей, поэтов, известных публицистов, казахского эпоса, пословиц, поговорок – тексты «из жизни звезд» и социальных сетей. Это явная профанация целей и идей школьного тестирования!
Во всем мире выпускники школ готовятся к вступительным экзаменам в вуз на базе среднего образования, а «реформатор» Ерлан Сагадиев чудесным образом отменил взаимосвязь школьного образования с экзаменами в вуз и высшим образованием. В вузах многих стран экзамены по гуманитарным специальностям начинаются не с тестирования, а с творческих заданий (сочинений, эссе), в которых проявляются индивидуальные способности абитуриента, а также проводятся собеседования, устные экзамены, которые основаны на школьной программе.
Любые виды школьного тестирования, в том числе и ЕНТ, как и учебники, должны быть в рамках школьной программы и определенных научных принципов как систематичность знаний, их преемственность и последовательность, в определенной логической системе, связь с практикой, межпредметные связи. Это – азбучные истины образования, которые опровергли «реформы» Сагадиева.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ,
аналитик

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ