СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОГРЕССА АПК КАЗАХСТАНА

0
216

Аманжол КОШАНОВ,
академик НАН РК

За годы независимости агропромышленный комплекс рес­публики (АПК) претерпел радикальные изменения. Это касается кардинальных структурных, организационно-институциональных и инновационных преобразований. Новое становление аграрного сектора экономики страны произошло на базе принципиально иных экономических и трудовых отношений на селе, со сменой абсолютно преобладавшей государственной формы собственности на частную. И на сегодня на АПК возложена задача – стать одной из основных сфер диверсификации и драйверов экономического роста.

Объявленная в 90-е годы земельная реформа предполагала изменение отношений собственности, преобразование крупных государственных хозяйств в различные организационно-правовые формы частного предпринимательства. На том этапе результаты оказались достаточно далеки от ожидаемых: спад производства, отток капитала, а главное – снижение уровня жизни населения. К примеру, доля капиталовложений в сельское хозяйство страны в 1997 году составляла всего 1,5 процента от общего объема инвестиций в экономику. Доля убыточных хозяйств составила 72,4 процента. В 2000-е годы благодаря реформам в финансово-кредитной и ценовой политике удалось улучшить финансовое состояние агроформирований.
Но из-за недостатка капитала происходит износ сельхозтехники и оборудования, снижение плодородия поч­вы, продуктивности пашни и сферы животноводства, потеря доходности и конкурентоспособности достаточно неустойчивых аграрных формирований и раздробленных псевдофермерских хозяйств. И это все в условиях сложившейся экстенсивной системы сельского хозяйства страны. Эти негативы предстояло устранить с формированием рациональной структуры агробизнеса, повышения уровня его технической оснащенности и переходом к маркетинговой стратегии сельскохозяйственного производства1.
В новых условиях аграрный сектор получает ежегодное солидное, льготное кредитование, щадящее налогообложение. Только в 2017 году объем помощи отрасли составил почти 260 млрд. тенге, увеличиваются вложения в основной капитал. По Государственной программе развития АПК на 2017–2021 годы, как одной из приоритетных отраслей, поставлена задача увеличения производительности труда в 2,5 раза, в т. ч. на базе экспорта переработанной продукции. На республиканском форуме Астаны (Agro Forum, октябрь 2018 г.) было отмечено, что Казахстан является одним из крупных производителей зерна в мире. Будут созданы условия для вовлечения современных технологий, повышения производительности труда и достижений глобальной конкурентоспособности отрасли. В результате упорного труда в 2018 году собрано свыше 22 млн. тонн злаковых и зернобобовых культур.
Казахстан – один из крупных производителей зерна в мире. Системные реформы, инвестиционная привлекательность отрасли, имеющей большое стратегическое значение, обусловлены прежде всего общей площадью земель сельскохозяйственного назначения в 226,6 млн. га, под пашней 24, млн. га (10,8 процента), сенокосами – 5 млн. га (2,2 процента), пастбищами – 189 млн. га2. Последнее сравнимо с лучшими мировыми аналогами. Естественно увеличиваются ежегодные объемы господдержки АПК из бюджета и кредитования. В 2018 году в общей сумме выделено 600 млрд. тенге, возобновлено субсидирование ставок вознаграждения по кредитам на основные средства, а также на лизинг сельскохозяйственной техники и животных.
Перед сельским хозяйством поставлена задача (по госпрограмме развития АПК) в предстоящие пять лет увеличить производительность труда и экспорт переработанной сельскохозяйственной продукции в 2,5 раза (на 2018–2023 годы). Со второй половины 2018 года началась масштабная реализация долгосрочной отраслевой программы по развитию мясного животноводства, которая должна базироваться в средних и крупных фермерских хозяйствах. Молочная программа предусматривает прирост объемов производства за 10 лет на 1 млн. тонн. Планируется открыть 527 семейных и 139 промышленных молочно-товарных ферм. Именно организованные хозяйства дают основной прирост молочной продукции. За предстоящие 10 лет уровень производства мяса птицы будет наращен в три раза и тем самым обеспечит замещение импорта. В орошаемом земледелии до 2021 года предстоит вовлечь 610 тыс. га, а в садоводстве заложить интенсивные сады на площади 47 тыс. га, в основном на юге страны.
Намечаемые рубежи в структурном и институциональном преобразовании сельского хозяйства усугубляются рядом сложных нерешенных проблем в социально-экономических и институционально-правовых отношениях. Притом на долю аграрного сектора из-за низкой его продуктивности в разные годы приходится 6-8 процентов ВВП страны. Потому на сегодня АПК далеко не ведущая отрасль экономики. Значителен импорт продовольственных товаров, особенно по основным продуктам: мяса, молочных и кондитерских изделий, рыбы и др.
На селе проживает 43–44 процента населения. Можно сказать у бедности в стране сельское лицо. Треть населения живет натуральным личным подсобным хозяйством (ЛПХ). Инфраструктурное обустройство села далеко от мажорных реалий в СМИ. Нехватка специалистов, ветеринарной защиты, повсеместное нарушение и забвение основ агрокультуры характерно для большинства сфер жизнедеятельности на селе. И, наконец, хроническая нехватка финансов всех уровней бюджетов обрекают село на минимальный уровень выживания. В этих условиях экономическая политика в аграрном секторе не обеспечивает намечаемые темпы роста производительности труда и из 2,7 млн. самозанятых по стране основная часть выпадает на долю сельских регионов. Сложившееся положение провоцирует массовую миграцию самозанятых в города и пригородные поселковые образования в поисках элементарного заработка и трудоустройства. Официальная статистика безработицы с 4,9–5,0 процента трудоспособного населения по республике, по расчетам ряда агентств и отдельных исследователей, реально зашкаливает до 17–20 процентов.
По данным официальной статистики, на селе в Казахстане проживает 7,5 млн. человек. Это примерно меньше половины населения страны, или 43 процента. Из 9 млн. экономически активного населения треть (>3 млн.) проживает вне городов. Доля села в ВВП Казахстана по итогам 2018 года составила 7,8 процента. Заработная плата сельчан в значительной мере подвержена сезонным колебаниям (посевная, уборочная кампания) и в среднем самая низкая (68,1 тыс. тенге) в сравнении с другими отраслями (в строительстве – 160, на транспорте – 172, в добывающей промышленности – 322, в банках – 272 тыс. тенге). Разница средних уровней более чем показательна3.
Социальное неравенство между городом и деревней наглядно по расходам на общее и медицинское образование: в 2017 году средний горожанин потратил на образование 4 тыс. тенге, селянин – 1,8. На свое здоровье: горожанин израсходовал 2,5 тыс. тенге, селянин – 1 тыс. тенге. В первом случае разница в 2 раза, а во втором – в 2,4 раза4. Здесь приведены средние данные душевых затрат по городам и сельским бюджетам. Причем они достаточно дифференцированы по городам и городским поселениям. Особенно тянут вниз показатели по отдельным аулам и бывшим монофункциональным малым городам. На сегодня еще действуют 120 сельских трехсменных школ. И это несмотря на обязательства недавнего прошлого о 100 новых школах и 100 больницах, которые так и не были реализованы в полном объеме. Насколько допустимо такое положение по стране, ставящей себе целью достижение нормативов стран ОЭСР не только в экономике, но и в социальной сфере.
Большинство сельских жителей не имеют стационарной работы и пополняют ряды так называемых самозанятых, составляющих почти 1/3 трудоспособного населения страны. Самозанятые у нас в отличие от своих зарубежных аналогов – это трудоспособные граждане, находящиеся вне легального поля регулируемых государством трудовых и общественных отношений. Их само­обеспечение и самореализация остаются вне поля рыночных отношений. Связь с рынком является спорадической, не обеспечивает сколь-нибудь устойчивого дохода, ибо отсутствует связь с рынком труда. Потому самозанятые сельских территорий в своем большинстве социально уязвимые слои населения с низким уровнем доходов. ЛПХ (личные подсобные хозяйства) на селе фактически самоедские хозяйства, еле сводящие концы с концами при сезонной связи с рынком по реализации части произведенной продукции для удовлетворения лишь элементарных семейных потребностей.
В республике нет целенаправленной социально ориентированной экономической политики на сохранение села, сельского уклада жизни, как одной из базовых сфер, обеспечивающей стабильное продовольственное снабжение, сохранение территориальной целостности и безопасности страны. Потому, не поддаваясь общему лозунгу урбанизации и его преимуществ в экономическом росте развитых рыночных систем (стран), где АПК переживает стадию постиндустриализации, нельзя соотносить состояние и уровень АПК страны с вышеуказанными аналогами развитых рыночных систем. Нашей реальности предстоит самая серьезная структурная, институциональная, коренная технологическая и организационная перестройка аграрной сферы. При этом в условиях большой территориальной разобщенности и редкой заселенности страны не менее актуальна проблема рациональной территориальной организации и размещения, обустройства сельских поселений, оптимизации их размеров. И в целом предстоит решать вопросы институциональной организации сельских населенных пунктов, формирования их как рациональных центров проживания, образования населения. По каждой области предстоит разработать и реализовать рациональную схему развития и размещения всех видов поселений, особенно сельских с оптимально допустимыми и доступными расстояниями и средствами сообщений. Это особенно важно для республики с хаотичным формированием сельских поселений как следствия еще дореволюционной аграрной политики и советского периода.
Исходя из вышеизложенного, нам важно сохранить село. Нужно сохранить и рационализировать специализацию сельских регионов и населения с последовательным повышением научных, инновационных основ аграрного производства, в процессе которого будут последовательно меняться сфера и уровень занятости, квалификация сельских тружеников с повышением интеграции их труда в индустриальную сферу, а их образ жизни будет обретать в значительной мере черты индустриально-аграрного труда. Но этот процесс итеративный, последовательный, требующий бережного отношения к основополагающим началам труда в аграрной сфере с широким внедрением передовых научных начал агробиологической науки и индустриального труда. В этих условиях труженики села будет естественно преобразовываться в участников новой стадии постиндустриального процесса.
«Сохранить село» не просто лозунг. Сельский уклад жизни определяется не словами (вербально), а реальным отношением к труженикам села, где пока проживает 43 процента населения страны, тружеников малого крестьянского хозяйства (ЛПХ), то бишь мелкотоварного, которое во веки веков испытывало неимоверные трудности. Как показывает мировая практика, с ростом эффективности хозяйствования на селе, должного субсидирования и преобразования крестьянского труда на научно-индустриальной основе многочисленное фермерство последовательно интегрируется в общую постиндустриальную сферу. Такова практика эволюции крестьянского труда в современных развитых рыночных системах в наши дни. Концепция «устойчивое развитие сельских территорий» для многих регионов Казахстана не имеет альтернативы. Исходя из специализации регионов выгодно, например, поливное земледелие на юге со специализацией на выращивании овощей, фруктов, технических культур; прочно вошли в ранг мировых производителей зерносеющие реги­оны севера и северо-востока республики (при одновременном прибыльном развитии стойлового содержания крупного рогатого скота мясного направления). Традиционно выгодны чисто овцеводство и верблюдоводство в степных и полупустынных регионах республики. Все сложившиеся направления специализации республики еще находятся на стадии производства сырьевых продуктов. Достижение современного уровня их переработки обещает высокую эффективность этих сфер. В этих условиях обеспечение устойчивости сельских территорий с последовательной оптимизацией их территориального размещения и размерности, как своеобразно специализированных сфер управления и обслуживания в данном сегменте аграрного сектора сельского региона, объективная необходимость.
В республике сложился снисходительный взгляд на личные подсобные хозяйства, как на достаточно консервативное мелкотоварное производство с его низкой производительностью. Последовательно формируется мнение о преимуществе и эффективности крупных, агролатифундистских образований и неэффективности личного подворья – массовых крестьянских хозяйств. Исходя из сложившегося стереотипа на категории крестьянских подворий и средних, крупных фермерских формирований, у нас определились и основные потоки и размеры субсидий и кредитов в сельском хозяйстве. Мелкие подворья, где трудится основная масса крестьян, остаются обделенными финансовой поддержкой. Для ЛПХ кредиты в основном из-за их дороговизны недоступны. В республике не получила развитие система кредитных товариществ (КТ). Сегодня они фондируются из одного источника – бюджета, отсутствует возможность внебюджетных источников для решения задач: внедрения современных технологий, обновления сельскохозяйственных технологий, повышения доступности финансирования субъектов ЛПХ, в том числе за счет инвестиционного субсидирования, удешевления и расширения доступности банковских кредитов, как на оборотные, так и инвестиционные цели.
В 2018 году принята долгосрочная отраслевая программа развития мясного животноводства. Задача Минсельхоза довести число фермерских хозяйств в мясном скотоводстве до ста тысяч. Цель: организовать якорные откормочные площадки с поголовьем от трех тысяч и выше в каждом районе. Они должны охватывать все фермерские хозяйства в радиусе 100 км. Речь идет о курсе на организацию крупных фермерских хозяйств в мясном животноводстве.
В то же время в республике недостаточно производство молока, не хватает профессиональных агрофирм. Республика еще сильно зависит от импорта молока, молочной продукции, масла. Сейчас ежегодно импортируется в среднем 450 тыс. тонн молочной продукции. Для сравнения, в Израиле в условиях пустынного климата молочные фермы в кибуцах показывают рекордные возможности. При стойловом содержании и соблюдении требований зоотехнии и агронауки с соблюдением рациона кормления и санитарных условий содержания коровы в день дают 66–67 литров молока. При этом маточное поголовье и молодняк два раза в день получают душ Шарко от перегрева организма, дабы молочные железы функционировали в нормальном режиме и не «пережигалось» молоко в организме. Маточное поголовье для ферм-кибуцев завозится (закупается) из Ливана и других стран Ближнего Востока.
Мелкотоварные крестьянские фермерские хозяйства (ЛПХ) составляют почти 90 процентов всех собственников аграрного сектора. На сегодня они производят 77–85 процентов объемов товарной продукции: их доля в животноводстве – 87 процентов. Только примерно 1/3 сельхозпроизводителей (С/Х ТП) занимаются переработкой мяса, молока, плодов и овощей. Сохранение преимущественно мелкотоварной структуры на селе обусловливает низкую его эффективность. Как показывает мировой опыт, в 3–5 раз ниже средне- и крупнотоварного.
Для Казахстана сверхактуальным является формирование многоукладного сельского хозяйства страны с преимущественным развитием средне- и крупнотоварных сельскохозяйственных объединений на основе рыночной модели интенсивного развития АПК. В настоящее время из-за структурной неразвитости отраслей и сфер аграрного сектора импорт продовольственных товаров в республику (сахара, сливочного и растительного масел, плодоовощных консервов, колбасных изделий, мяса и птицы) составляет 40-90 процентов, хотя все эти дефициты возможно производить в Казахстане, и даже экспортировать их на базе кооперативных производственно-инфраструктурных агрокластеров при государственно-частном партнерстве5.
При формировании многоукладной структуры субъектов АПК в программах фондирования и кредитования, по данным НБ РК, на агросектор в общем объеме кредитования приходится 3-5 процентов, а одна сфера торговли забирает 20 процентов. Мелкие крестьянские хозяйства (ЕФК) из вышеуказанной доли 3-5 процентов общего объема кредитования АПК довольствуются 2-3 процента. При этом личные подсобные хозяйства (ЛПХ) практически не получают субсидий и не имеют никаких льгот и привилегий. ЛПХ в этом положении обречены на вымирание
По факту (за 2015–2016 гг.) 95 процентов субсидий получают 10–12 крупных агрохолдингов и аффилированных с ними предприятий. О какой государственной поддержке мелкого и среднего крестьянского хозяйства в сложившихся условиях может идти речь? По стране (2016 г.) 170 тысяч работающих фермеров. Именно малые хозяйства способны обеспечить экологическую чистоту продукции, проявить гибкость в поисках ниши для сбыта, а в перспективе выйти и на экспорт продукции при условии создания крупных кооперативных хозяйств и сообщество по производству и сбыту сельскохозяйственной продукции. Сегодня в казахстанских селах в 4 раза больше людей, получающих доход меньше прожиточного минимума, чем в городах. Это примерно 1,7 долл. в день6. Согласно международной классификации, это граничит с нижним пределом дохода социально-уязвимых граждан.
На селе проблема обнищания населения стоит более остро, чем в городах. По данным ВБ, в мире 78 процентов нищих проживает именно в сельской местности. В Казахстане это подтверждается тем фактом, что, например, в Туркестанской и Северо-Казахстанской областях самый большой процент населения среди регионов, расходы которых ниже прожиточного минимума. Именно в этих областях самый высокий процент сельского населения и самые высокие показатели миграции и обезлюдения населенных пунктов. В СКО как минимум насчитывается 38 сел, в которых проживают менее 10 человек. Начат процесс их ликвидации и рациональной территориальной организации сел7. Сегодня в аулах и селах только 20 процентов населения обеспечено водопроводом, 0,6 процента – горячим водоснабжением, 16 процентов – канализацией, менее 8 процентов – душем, только 22 процентов – сетевым газом. Около 70 процентов сельских населенных пунктов, по последним данным, лишено постоянного транспортного сообщения8.
Да, во всем мире наблюдается процесс урбанизации, люди едут в города, однако проблему обнищания населения можно и нужно решать через решение проблем села. Низкая производительность, недоступность финансов, коррупция на местах, бюрократия, отсутствие приемлемого транспортного сообщения и другие проблемы могут решить мобилизация сельского населения и системная государственная поддержка. Государственные программы социальной поддержки необходимо привязывать к селу, которые должны вернуться в бюджет в размере сам – 2, сам – 3. Если не решим проблему эффективности ЛПХ, семейных ферм Казахстану не решить вопрос импортозамещения и экспорта продукции. Современная политика поддержки крупных ферм и зерновых компаний оставляет за бортом более 500 тыс. мелких крестьянских хозяйств.
Так, из-за отсутствия должной организации доставки молока из личных подворий крестьян 70 процентов молока для производства молочных продуктов поступает из-за пределов республики. Естественно, молока в республике немало, но молочные коровы из личного подворья недоступны для рынка. Сбор молока в условиях отдаленности населенных пунктов и его доставка обходятся дорого. В Европе расстояние между производителями и приемными пунктами не превышает 50 км. У нас же расстояние до молокозаводов в некоторых регионах доходов до 600 км. Поэтому проблема доставки свежего молока предстает одной из ключевых. В Казахстане отечественное молоко покрывает только 30 процентов потребности в молочных продуктах. В зимние периоды доставка молока из-за бездорожья и непогоды сокращается в восемь раз. Качество казахстанского молока (по показателю молозива) одно из высоких в мире, но по выдержке технических нормативов, установленных для свежего молока и молочных продуктов, не выдерживает международных стандартов даже в рамках ЕАЭС. Каков выход из создавшегося положения? Нужно строить выверенные по доступности приемные пункты молока для ЛПХ и частных ферм и объединять хозяев ЛПХ в молочные кооперативы.
Настоятельно необходимо оказывать государственную поддержку неконкурентоспособным по себестоимости продукции ЛПХ. Это архиважно при падающей покупательной способности нашего населения. Выход из создавшегося положения с продовольственным снабжением и производительностью труда в ЛПХ, уступающей в 10-12 раз передовым зарубежным аналогам – в организации производственных и потребительских кооперативов, преодолении мелкотоварности и формировании ассоциации фермерских хозяйств, повышении производительности и конкурентоспособности продукции, развитии местных рынков, в производстве органически чистой продукции, спрос на которую растет из года в год. Организация на базе мелких хозяйств кооперативов залог успеха. Имея огромный потенциал, мы продолжаем завозить импортные продукты и товары. Так мы продолжаем поддерживать производительность труда других стран, в том числе Бразилии, Аргентины, Парагвая, США, Швеции, стран ЕС и др.
Вопрос кооперирования – это вопрос выживания казахстанского АПК. Кооперативы фермеров будут иметь больше шансов на финансирование, на расширение рынка сбыта продукции, иметь более выгодные условия закупа техники, оборудования, химикатов, на правовую защиту. Нужна поддержка государственных органов, НПП РК. Проблема в создании сельских производственных кооперативов новой формации означает переход на новый, более прогрессивный уклад на селе, в который давно перешли развитые страны и успешно реализуют его преимущества последние два века. Кооперация выгодна всем: и крестьянам, и финансовым институтам, и государству. Проблема села – это проблема всего государства. Потому что село кормит нашу страну. Село – труженик на нашей общей земле без счетов в иностранных банках. Проблема кооперирования на селе получила законодательную базу принятием в 2015 году Закона «О сельскохозяйственных кооперативах», где определенно выделялись два направления: горизонтальная и вертикальная кооперация. Они предусматривали партнерство мелких и средних хозяйств и созданных ими кооперативов с предприятиями переработки.
Проблема кооперирования на селе – важная социально-экономическая проблема по обобществлению труда и производства, особенно в сфере производственного кооперирования на селе. Учитывая, что 43-45 процентов населения республики проживает на селе, плановая организация кооперативов с объединением земельных собственников с их паями – реальный путь организации укрупненных кооперативов – будь то производственные, командитные товарищества, акционерные общества, другие крупные фермерские образования. В этом жизнь и решение проблемы многоукладности в сельском хозяйстве, базирующейся на общественной и частной формах собственности.
Разумеется, проблема организационно-институционального обустройства кооперативов на селе (а иже с ними и потребительской кооперации по переработке и сбыту произведенной продукции) требует разработки типовых уставов и положений указанных организационных форм применительно к региональным условиям и особенностям каждого региона республики. Эти разработки требуют использования векового опыта зарубежных стран, особенно ЕС, имеющих показательные результаты успешной реализации кооперативных начал. В целом, организация и управление социальными процессами на селе в республике, где проживает свыше 7 млн. населения, объективно требует последовательно научного подхода с организацией социологических центров, наподобие российского ВЦИОМ и «Левада центра». Настало время на базе специальных социологических программ выявить профессиональную структуру занятых на селе (на постоянной, временно-сезонной основе); источники и размер доходов; профессиональную ориентацию и намерение возрастного состава трудоспособного сельского населения; время реальной занятости по видам деятельности и возрастного состава населения; ежегодный межрегиональный отток населения в города и другие регионы страны; занятия по видам собственности, сферам и отраслям; в силу каких причин лишился земельного надела? Если безработный (при желании включается в общественно-полезный труд) регистрируется ли и как регулярно получает пособие по безработице? Относит ли себя к самозанятым, к каким формам самозанятости себя относит и каковы запросы по оптимизации своего социального положения? Важно выявить мнение реципиента по организации трудоустройства сельского населения, какие формы организации труда и производства по регионам республики в растениеводстве, животноводстве, сфере услуг более приемлемы и рациональны. Притом, 43-45 процентов сельского населения республики не моно-, а полиэтнично. Их трудоустройство, рациональная занятость, организация и обустройство их быта не только экономическая, но и неотложно социально-политическая проблема, с угрозой неуправляемого социального протеста. Образованная молодежь до 20-25 лет, неустроенная социально, профессионально, с достаточно обоснованными запросами в труде, быту, но будучи социально невостребованной в своем обществе, становится стихийно миграционно-неуправляемой, заполняет города и пригороды и пополняют ряда безработных. Такая картина характерна для современных формирующихся агломераций. Социально-противоречивые процессы характерны вообще для пространственной организации экономики и жизнедеятельности современных городов и сельских территорий.
В целом кооперирование в институционально-организационном аспекте процесс сложный и требующий времени. Как доказывает мировая практика, кооперирование единственная возможность поднять эффективность фермерских хозяйств и соответственно уровень доходов занятого в них населения. Необходимо грамотно и с учетом местных особенностей использовать богатый опыт, накопленный в других странах. Программа сельскохозяйственных кооперативов была составной частью и приоритетом госпрограммы развития АПК на 2017–2021 годы. При этом намечалось добиться роста объема экспорта продовольственных товаров на 600 млн. долл., снижение объемов импорта на 400 млн. долл. Сейчас более 80 процентов продовольственных товаров производится в ЛПХ на селе, а до перерабатывающих предприятий не доходит. Создание сельскохозяйственных кооперативов должно было обес­печить эту связь. В последний период в действиях Министерства сельского хозяйства республики наметился отход от прямого кооперирования. Речь идет о смене позиции с производственного кооперирования, с объединения фермеров для взаимопомощи и субсидирования в сфере производства к государственной поддержке крупных и средних фермерских хозяйств, с которых получение налогов и возврат субсидий гарантированы. А интересы мелких производителей практически остаются вне зоны господдержки и их судьба определяется стихийным рынком, рыночной конъюнктурой, где выживают сильные, а основная масса мелких фермеров разоряется, пополняет ряды безработных и подвержены неупорядоченной миграции.
Правительственная программа 2016 года по созданию системы сельхозкооперации предполагала, что ее развитие позволит вовлечь в товарное производство более 500 тысяч мелких производителей. В итоге производительность труда в сельском хозяйстве возросла бы к 2021 году на 38–40 процентов, рост валовой продукции – на 30 процентов в реальном выражении к уровню 2015 года. Планировались дополнительный ежегодный доход сельских жителей в объеме 300 млрд. тенге и снижение торговой наценки на 15-20 процентов за счет сокращения мелких посреднических звеньев. К 2021 году более 500 тысяч ЛПХ и малых крестьянских хозяйств (КФХ) должны были быть объединены в более 15 000 сельхозкооперативов. Разумеется, эти планы-«громадье» по кооперированию были бы равносильны «второй революции» после разгосударствления и приватизации. Ибо кооперирование мелких товаропроизводителей в фермерские на базе их естественного взаимодействия и взаимопомощи – это естественный путь становления крестьянских общин, их функционирования в условиях современной рыночной экономики. Тому свидетельство позитивный опыт стран мира. Естественное сочетание частной собственности и общинной взаимопомощи в организации сельскохозяйственного производства – это путь цивилизованного развития современного агропромышленного комплекса. Притом целостного, комплексного преобразования всей системы, а не только его крупных блоков и частей. В кооперации заинтересован прежде всего мелкий фермер, который ищет в ней защиту, надежду на справедливые цены и возможность сбыта своей продукции, и, что особенно важно, встраивания в систему госсубсидий. В этих факторах и механизмах взаимодействия и поддержки фермер видит органичность и естественность кооперации и потому форма его организации и управления отвечает его жизненным установкам9.
По Конституции РК в государстве функционирует двухсекторная модель экономики (государственная и частная). Кооперативная собственность как коллективная собственность отдельных кооперативов, их объединений в Основном законе республики отсутствует. Для развитых стран характерна многосекторная, смешанная экономика. Наряду с частной и государственной формами там получили широкое развитие муниципальные, кооперативные, коллективные, арендные формы собственности и соответствующие хозяйства. Развитие этих форм важно при учете региональных, национальных, местных условий, интересов и возможностей различных социальных слоев населения. Такой подход к решению проблемы многосекторной экономики более соответствовал бы специфическим условиям и традициям Казахстана. Разнообразие форм собственности хозяйства только обогащает рыночную экономику, делает ее маневренной. Кто станет отрицать, как важны кооперативные предприятия в развитии малого и среднего бизнеса в Казахстане. Однако в Конституции Казахстана даже нет статьи о кооперативной собственности. Сегодня в США на малый бизнес приходится до 1/3 прироста рабочих мест. Нам следует преодолеть идеологизированный подход и дать возможность развиваться всем формам собственности рыночной экономики. Национальная палата предпринимателей РК (НПП РК) в интересах их лучшего применения постоянно говорит о засилье государственной собственности в экономике страны, как источнике неэффективности последней, и необходимости доведения ее доли до минимума (15 процентов). Нужен вдумчивый подход к роли различных форм собственности как драйверов экономического роста. Как можно отрицать возможности ГЧП (государственно-частного предпринимательства) в решении судьбоносных задач 4-й индустриальной революции, важную роль программ «Нұрлы жол» и «Нұрлы жер», занятых решением крупных народнохозяйственных проблем? Можно ли при этом сколь-нибудь серьезно положиться на инициативу крупного частного бизнеса? Частный сектор, частный капитал естественно стремится в сырьевые отрасли и сферы услуг, где цели достижения ускоренной прибыли более реальны.

Крупнейшие кооперативные общества и отношения членства

Существование разных форм собственности есть способ адекватного отражения уровня зрелости общества. Элемент состязательности, который объективно существует между различными формами собственности, представляет собой необходимое условие успешного развития и совершенствования рыночных отношений. Тем самым, в конечном счете, полнее раскрываются преимущества рыночной экономики во всем богатстве и разнообразии форм.
В современном мире кооперация трансформируется в широкую сеть различных кооперативных форм и объединений. По своей природе кооперативные предприятия не должны были приватизироваться, так как они уже принадлежали членам и пайщикам кооперативов. Вся система была построена несколькими поколениями кооператоров, которые вложили немало сил и средств для ее развития и укрепления. Однако процессы приватизации в республике имели неоднозначные последствия. Под общим лозунгом и бумом разгосударствления и приватизации «под нож» были пущены крупные объекты недвижимости и движимого имущества потребительской и промысловой кооперации. Население было фактически отчуждено от участия в прибылях и иных видах деятельности этих форм собственности.
В мировом масштабе кооперация трансформируется в широкую сеть различных кооперативных форм и объединений. Свыше 700 тысяч кооперативов, включающих 120 видов и разновидностей, объединяет свыше 40 процентов взрослого населения планеты и представляет свыше 100 млн. рабочих мест.
Особая роль сельскохозяйственной кооперации в условиях рыночной экономики заключается в активном содействии на создание многоукладной экономики, развитию здоровой конкуренции между разными категориями хозяйств, основанных на индивидуальной частной собственности при коллективных формах ее использования. При этом эффективность социально-экономического развития сельского хозяйства зависит от государственного регулирования социальных и экономических процессов, от сочетания рыночного и административного управления, поддержки предпринимательства, от социальной защиты тружеников села. При этом следует признать, что одной из причин несбалансированности аграрного сектора является недостаточное финансирование и кредитование сельских товаропроизводителей.
Формой кооперации, обладающей жизнеспособностью и перспективой для обеспечения устойчивой мотивации эффективности труда является производственная кооперация. В нынешних условиях это наиболее предпочтительная форма хозяйствования, где особенности управления, формирование имущества позволяют сочетать в одном лице интересы работника и собственника, личности и коллектива. Кооперация дает возможность каждому работнику оставаться собственником своего имущества и в то же время коллективно вести крупное товарное или среднее, даже мелкое производство. Следует отметить, что кооперативная форма хозяйствования является формой коллективного предпринимательства с социальной направленностью. Результаты ее хозяйствования принадлежат членам кооперативов и распределяются между ними.
На сегодняшний день внимание руководства АПК республики обращено на создание своеобразных профессиональных крупных животноводческих фермерских хозяйств, ориентированных на мясное животноводство. Это своеобразные кластеры с откормплощадками на 3-5 тыс., а то и 10 тыс. голов КРС и мясоперерабатывающих заводов, вокруг которых должны группироваться десятки и сотни профессиональных фермерских хозяйств с поголовьем от 100 до 300 голов. В Казахстане в 2018 году уже было организовано 30 подобных откормплощадок. Это начало новой формы организации крупных фермерских хозяйств со специализацией на мясном кластере и ориентацией на экспорт продукции одной подотрасли АПК.
Что касается мелких крестьянских хозяйств на селе (в основном ЛПХ), численность которых на сегодня, по статданным, достигает 500 тысяч, то вопрос объединения их в кооперативы отодвинут на второй план (если и вовсе не задвинут). Взамен ко всему предлагается организовывать т. н. заготовительные кооперативы по сдаче излишков молока и масла с личных подворий. Судьба так называемого «фермерства на выживание» на селе в основной массе на сегодня остается весьма неопределенной. Те 7,5 млн. сельского населения в основном из «мелкого подворья», неконкурентоспособные по своему социальному положению, подвержены законам рыночной стихии и их будущее весьма неопределенно. Предложения о том, что в будущем сельское хозяйство должно быть профессиональным, а люди будут жить в городских агломерациях и выезжать на работу в фермерские хозяйства вахтовым методом применительно к казахстанским реалиям11 воспринимается как одна из версий «жюльверновских» фантазий».
В аграрной политике республики поддержка крупных, числом не многих, в основном командитных хозяйств на базе прежних успешных совхозов, продолжается, особенно в животноводстве. Этот курс реанимирован в новой весьма амбициозной программе развития мясного животноводства в стране на ближайшие 9 лет. Организация крупных, элитных хозяйств в животноводстве с созданием и поддержкой «нового класса фермеров» – это политика поддержки крупных зажиточных хозяев при игнорировании сотен тысяч членов ЛПХ, безработных на селе, неопределенно чем «самозанятых». Потому проблема организации, планового начала в последовательном преобразовании мелкотоварного, а в наших условиях в значительной мере натуральных, «самоедских» крестьянских хозяйств в кооперативные начала – проблема приоритетная в социально-экономическом преобразовании села. Эта проблема жизненного начала в организации многомиллионного населения страны. Мы не должны отдавать эту недостаточно организованную массу стихии, на самотек неорганизованному рыночному началу. История европейского, да и мирового фермерства проходила стадии стихийного формирования современного фермерства. Она созвучна и исторически неотделима от теории развития самого капитализма с его стихийностью и естественным отбором на выживание. В XXI веке – в век 4-й индустриальной революции нельзя допустить «чтобы овцы поедали людей» или допустить «восстания «мудитов» из истории классического английского капитализма.
В практике рыночной экономики сложилась практика поддержки крупных латифундий, фермерских хозяйств в животноводстве, где все направлено на получение прибыли через приоритетное субсидирование и льготы в приобретении новой техники, агро- и зоообслуживании их хозяйств. А миллионы мелких аграриев на земле, ЛПХ в животноводстве фактически оказались в позиции «выживания» как социального слоя в современном товарном хозяйстве. На рост доли агросектора не сильно повлияет то, насколько у нас станет больше поголовья скота, количество птицы и тоннаж собираемой растительной продукции. Все эти сферы относятся к сырьевым отраслям. Увеличение валового сбора в денежном выражении зависит от цены сельскохозяйственной продукции, от уровня ее переработки. В свое время у нас зациклились на концепции вывоза за рубеж 63 тыс. тонн мяса. При этом следует иметь в виду, что откорм элитного стада на вывоз – это «первичная стадия» производства мясной продукции, также требующая на сегодня значительных государственных инвестиций. В этих условиях мы позиционируем себя в качестве поставщиков сырья. Нам предстоит еще повернуться в сторону производства полуфабрикатов и готовой продукции как части пищевой индустрии республики в целом. Этот процесс потребует более значительных инвестиций, притом эшелонированных по сферам и подотраслям переработки сырья с использованием каналов государственно-частного предпринимательства (ГЧП). Речь идет о необходимости увеличения спектра выпускаемой продукции на базе углубления переработки и усложнения экономики на основе исходной базисной отрасли. Необходимо повернуться в сторону производства полуфабрикатов и готовой продукции, как части пищевой индустрии республики. Так современный внешний рынок при соответствующей технологии заполняется охлажденным, мраморным мясом с переходом частью на консервную и другие виды мясной продукции, что потребует в свою очередь значительных новых инвестиций12. Зависимость цены сельхозпродукции от качества и глубины ее переработки в полной мере относится и к производству зерна. По оценкам форсайтинговой компании «Eximar»: «Даже не увеличивая поголовье и валовую собираемость основных культур с значительным расширением объемов переработки, мы в денежном выражении шестикратно нарастим валовое производство в сельском хозяйстве и, соответственно, – долю в ВВП страны»13.
Курс на поддержку крупных хозяйств, особенно в животноводстве, с ориентацией на ускоренное получение эффекта инвестиций в одной подотрасли (при вывозе мяса-сырья) весьма проблематичен. А потребности внутреннего рынка в этих условиях обеспечиваются за счет ЛПХ мелких крестьянских хозяйств и индивидуальных фермеров на уровне малого бизнеса, которые ограничены в субсидиях и кредитах. За рубежом, в частности в Германии, кооперативы фермеров объединены в крупные коммерческие союзы, которые контролируют: на какие рынки, по какой цене, с какой продукцией выходить. При этом эти коммерческие союзы лоббируют свои интересы в правительствах местных земель (ландтагах). В равной мере профессия фермера ценится высоко и в США. Государство оказывает им всемерную поддержку, особенно в производстве «чистой продукции», а не «фастфудов» с ингредиентами. Руководство страны заинтересовано открывать и готовить новые профессии и вакансии по защите экологии, био- и нанотехнологиям. Они всемерно рекламируют профессию труженика на земле, когда «один фермер» кормит 75 человек. Практика возрождения коллективных хозяйств, создания народных предприятий активно развивается при поддержке государства в таких странах, как Китай, 40 процентов ВВП которого производится именно такими предприятиями (это могут коммуны, кооперативы, колхозы, совхозы, фермерские хозяйства). Около 75 процентов сельскохозяйственной продукции в ЕС дают народные предприятия. Благодаря отношению к земле и фермерам в этих странах каждый квадратный метр земли рачительно используется. Так, если урожайность по зерновым и зернобобовым культурам в среднем по Казахстану составляет 12-16 центнеров с гектара, в РФ – 26,2, Китае – 57,6, во Франции – 57,8, а в США – 75,2 центнера с гектара земельной площади, то первое место по показателю урожайности принадлежит маленькой Бельгии – 95 центнеров с гектара. Складывается парадоксальная ситуация: Россия производит 18 млн. тонн минеральных удобрений в год, а использует в своем сельском хозяйстве лишь 10 процента из этого объема, остальное уходит на экспорт. Сходное положение и в Казахстане. Что касается мелиорации, главного спасителя от засушливой погоды, то в США площадь мелиоративных земель достигает 40 процентов, в Китае – 54,4 процента, в Великобритании – 83,3 процента. В России же – 7,8 процента. В Казахстане на мелиорации держатся овощно-бахчевые, технические культуры на юге страны, а миллионы гектаров под зерновые и зернобобовые культуры эксплуатируются на истощение.
Социальное развитие деревни, газификация, дороги, соцкультбыт, аграрная наука – это забота государства. Ведь на селе один крестьянин дает 7 рабочих мест в городе. Это посев, уборка, переработка, доставка, торговля. Для этого нужно соответствующее финансирование за счет консолидированного, местного бюджетов, ПИИ, чего в наших условиях явно недостаточно, а массовое мелкокрестьянское (мелкотоварное) хозяйство, ЛПХ практически и вовсе отделены. А вот Швейцария выделяет 6 млрд. долл. на свои 6 млн. га, Китай – 154 млрд., погектарная поддержка в ЕС – 250 долл. Если бы нашему крестьянину последовательно обеспечить такие условия, большинство секторов продовольственного рынка обеспечили бы не только текущие внутренние потребности, но и уверенно заняли бы прочные позиции на мировом рынке.
В решении неотложных проблем эффективности АПК ключевое значение приобрело создание на селе высокоразвитой инфраструктуры и обеспечение населения высокими социальными стандартами. В этом одно из важнейших условий комплексного решения проблем села, превращения глубинки в драйвера экономического роста. Из 6672 казахстанских населенных пунктов меньше 1/3 (1229) имеют высокий потенциал развития. Остальное большинство является малочисленным, в них проживает 8,9 процента сельских жителей. Эти села бесперспективны. По оценкам, они в течение одного поколения исчезнут, выход из положения – поддержка достаточно эффективно функционирующих поселений с созданием соответствующей инфраструктуры, достаточной для образования, обес­печения детскими садами, другими социальными учреждениями (лечебными, досуговыми) и т. д. И соответственно новые поселения (типа агрогородков) должны быть обеспечены соответствующими землями и угодьями в распоряжении кооперативов, командитных товариществ, других общинных, народных предприятий. Здесь важно присмотреться к опыту стран Европы. Разумеется, в основе агрогородков должны быть заложены кооперативные либо частнособственнические отношения в форме командитных товариществ, крупных частных ферм и др. Агрогородки, крупные фермерские хозяйства с поселениями, безусловно, в определенной мере будут суживать поселенческое пространство при одновременном разреживании поселенческих территориальных управлений. Сами центры поселений должны формироваться как качественного новый тип поселений со специализацией на производстве определенного вида или комбинации сельскохозяйственного производства: растениеводческой или животноводческой продукции с доведением их до уровня экологически чистого конечного продукта (в аспекте переработки и готовности к потреблению). Жители новых укрупненных поселков должны быть обеспечены развитой социальной и инженерной инфраструктурой как условия достаточно высокого уровня жизнедеятельности с активной производственной связью по переработке и сбыту произведенной продукции. Новые поселения также должны располагать развитыми транспортными артериями для обеспечения мобильности населения и расширения производственных возможностей села.
В целом проблема пространственной разреженности населенных пунктов, оптимизации расселения населения и рационального расположения развитых поселений по территории отдельных районов областей республики, имеющих существенные межрегиональные различия, в целом обретает важное народнохозяйственное, социально-экономическое и политическое значение. Это особенно важно в условиях суверенного рыночного развития РК. Недостаточно еще изучен опыт формирования и функционирования фермерских хозяйств и форм хозяйствования в европейских странах. Особенно важен опыт организации общинных форм хозяйствования, комбинации форм собственности, организации оплаты и стимулирования труда, становления агропромышленного комплекса в молодых независимых государствах СНГ.
Согласно закону РК «Об административно-территориальном устройстве» в качестве нижнего предела устойчивого поселения в отдельном селе должны проживать не менее 50 человек. В Павлодарской области до этого показателя не дотягивают 52 деревни. Они называются «неукомплектованными» и подлежат приписке к другим соседним селам. В них нет социальных объектов, село считается бесперспективным. Естественно, школы закрыты, нет учеников. Всего в Павлодарской области более 400 населенных пунктов. В 52 из них проживает менее 50 человек. Это, к сожалению, результат стихийной миграции и урбанизации последних лет. Такое же положение характерно и по ряду других областей Казахстана, в частности Северо-Казахстанской, Западно-Казахстанской и Костанайской, что нами было отмечено в ряде предшествующих публикаций. Примерно эти негативные процессы происходят и в Российской Федерации. В период 2002–2010 гг. с карты России исчезли 8,5 тыс. малых населенных пунктов, а число необитаемых сел возросла с 13,1 тыс. до 19,4 тыс. В настоящее время каждое третье село насчитывает менее 10 жителей. Реально за постсоветский период РФ потеряла 3,6 млн. сельских жителей. Следствием такого положения является тот демографический кризис, «демографическая яма», в которой оказалась Россия в последнее десятилетие14. По данным за 2018 год, население РФ даже уменьшилось.
В аграрном секторе Казахстана велика доля живого труда, потому роль социально-демографического потенциала в развитии сельских территорий и производстве сельскохозяйственной продукции остается значимой и в ближайшей перспективе. Не менее актуальна проблема низкого качества человеческого капитала, дефицит особенно квалифицированных рабочих и служащих, специалистов среднего звена. Предстоящая инновационная модернизация научных основ аграрного труда потребует новых радикальных подходов к обновлению кадрового потенциала на селе. Предстоящее преобразование научных основ аграрного труда, его новая социальная организация на кооперативных началах – реальная основа достижения новой социальной эффективности аграрной сферы, решения одной из базовых задач благосостояния и процветания страны.

ЛИТЕРАТУРА

1. «Казахстанская правда». 14.12.2018.
2. Комитет по статистике МНЭ РК.
3. Комитет по статистике МНЭ РК.
4. Комитет по статистике МНЭ РК.
5. Агропром: возможности безграничны. «Казахстанская правда». 19.09.2018.
6. www.vmeste.com.kz 9.03.2016 г.
7. Из выступления министра труда и социальной защиты РК Л. Абылкасимовой (декабрь 2018 г.)
8. Комитет по статистике МНЭ РК.
9. Почему Минсельхоз меняет подход к кооперации? «Капитал». Центр деловой информации. 21.03.2018 г.
10. Кошанов А. Собр. соч. Т. 8. Алматы, 2014, с. 321.
11. Почему МСХ решили больше не делать ставку на личное подворье? «Капитал». 12.04.2018.
12. Крупным центром производства и экспортером мясной продукции является Польша с ежегодным показателем 560 тыс. т мяса, из них 85 процентов отправляется на экспорт.
13. Курс на поддержку крупных хозяйств, особенно в животноводстве. «Курсивъ». 8.11.2018.
14. Алексеев А., С. Сафонов. Изменение сельского расселения России в конце ХХ – начале ХХI вв. Вестник МГУ. Серия 5: География. № 2, 2015.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ