ПАМЯТЬ СЛОВА

0
85

Юрий ТАРАКОВ,
публицист

Не очень-то по-русски звучат имена Анахарсис, Замолксис, да и Ахилл. А ведь все древние писатели относят их к скифам, таврам, тавроскифам, росам. Об Анахарсисе рассказал Геродот. Это был выдающийся философ, идеализировавший «варварское» первобытное общество, для которого были характерны будто бы прямота, честность и чуждо коварство. В Византии вновь вспомнили о нем, когда мир увидел «непосредственность росов» в лице Святослава и его окружения. Замолксис – ученик Пифагора, распространял среди славян его учение. Почитался впоследствии богом, был врагом вина и роскоши. Почти во всех источниках Замолксиса называют гетом, а геты – северо-восточные фракийские племена, родственные дакам. К I веку до н. э. геты заселяли территорию по обе стороны нижнего Дуная, от реки Осым на западе до побережья Черного моря на востоке. Объединившись затем с даками, они создали мощный военно-племенной союз во главе с Беребистой (снова, как видим, по-русски звучит).
У фракийцев, предков славян, видимо, и следует искать истоки таких имен, как Дир (Диардунас, Дюрданус, Дюрдано, Дюрд). В румынском языке, унаследовавшем лексику фракийцев, «дир» – смелый, отважный, храбрый. И об этом мы еще поговорим.
В древнерусской литературе не было попыток возвести происхождение русских от Ахилла, но Иоанн экзарх Болгарский предполагает такую генеалогию для болгар. Версия о том, что Ахилл был скифского происхождения, восходит к эллинскому времени. Культ его установился на северо-западном побережье Черного моря в результате микенской колонизации.
А Рогвольд? Разве русские в нем звуки? Но, увы, в древнеславянском языке «рог» передает понятия: сила, слава (почет) и гордость. Таким образом, Рогвольд – богатырь, а Рогнеда – наипрекраснейшая.
Да, не по-русски все это. Но и не по-германски.
«С походов норманнских судов на юг начинается русская история», написал в статье «Немцы и русские», опубликованной в журнале «Штерн» Лео Сиверс. Нет, господин Сиверс, она начиналась значительно раньше, еще тогда, когда в языках европейских народов даже не было слова «немцы».
Убедительно это подтверждает на примерах по выбору имен и Р. Б. Пандей в «Древнеиндийских домашних обрядах (обычаях)» (Москва, «Высшая школа», 1982 г.): «Определенным фактором при выборе имени был также словесно-кастовый статус человека. Ману говорит: «именем брахману пусть будет слово, благоприятствующее, каштрию – исполненное силы, вайше – соединенное с богатством, а у шудры – презренное».
В основу имени для шудры вкладывалось также понятие, связанное с услужением. У некоторых племен и каст (особенно низших) Индии было принято давать детям отталкивающие имена или имена, обозначающие что-либо ничтожное, с целью отвратить демонов и избежать преждевременной смерти ребенка. У гондов, например, детям давали имена типа: «лентяй», «дурак», «муха», «камень». У бхилов детей называли «собака», «крыса», «навоз». Со временем правило это (в отношении каст) не стало соблюдаться строго, и признаки родовой принадлежности начали стираться. Так, знаменитый драматург Калидаса не был шудрой (низшая каста), а окончание «даса» (раб, слуга) – компонент имени, даваемого «шудре». Видимо, этот древнеиндийский (а вернее, арийский) обычай и явился основной причиной широкого распространения у украинцев и русских таких имен, а затем и фамилий, как Могила, Гнида, Пацюк, Цыба (тонконогий), Борщ, Суторма (суета, беспорядок), Булгак (склока), Некрас, Слизень, Жаба, Паршук, Мордас и т. д. Многие объясняют это Запорожской сечей и образованием имен и фамилий от прозвищ. Но ведь в Новгородских грамотах на бересте мы также встречаем Блоду, Борана, Козла, Репеха, Скудлу, Слинько… А кроме того, там есть и Жирослав (богатый) – народное (вайша) имя, Вячко (сила) – военное (кшатрии) и многие подобные им.
Все мы хорошо помним Святослава, Святополка, Святозара. Это, разумеется, высшая иерархия, имена в которой, по древнеиндийским (арийским) законам, должны быть благозвучными и состоять не менее чем из трех-четырех слогов.
…И, наконец, несколько слов о русских фамилиях. Не задумывались ли вы об их происхождении? А если задумывались, то разобрались ли в их структуре? А ведь она такова: прозвище плюс сын или дочь: Иванов – сын Ивана, Пет­рова – дочь Петра, Грибов – сын Гриба, Бобин – сын Боба, Малина – дочь Мала, Турин – сын Тура. А начиналось все это в далекие арийские времена. Вот что пишет А. А. Вигасин в предисловии к «Древнеиндийским домашним обрядам (обычаям)»: «В древнейших текстах упоминается каста айогава (см., например, Ману, X, 12), которая будто бы происходит от смешанных браков шудр с женщинами-вайшийками. Слово «айогава» бук. значит «сын (или потомок) айогу». Да, «ва» – рожать, сын, дочь, потомок. Отсюда: Васава – потомок Васу; Курава – потомок Куру; Кешава – потомок Солнца, «лучистый», «кудрявый», эпитет Вишну-Кришны, сохранившийся с того времени, когда Вишну представлялся как олицетворение Солнца; Мадхава – потомок Мадху; Пандава – сын, потомок Панду; Ядава – потомок Яду. И Дева – видимо, сын Солнца, света, небесный, а отсюда и бог, владыка, царь. Те же функции выполняют у нас в конце фамилий «н», «на». Порукой всему этому санскрит: «ванча» – род, семья, «ватса» – ребенок; «вадху» – невеста, суп­руга, женщина (рожающий человек); «ваша» – самка; «на» – рожать; «нана» – мама; «нанандур» – золовка; «нанада» – сын; «напти» – дочь, внучка.
Не говорит ли все это о том, что именно славяне – прямые потомки древних ариев, как и индусы?

СЕЛИ СУТЬ СЛОВЕНЫ

Читаю Александра Блока. Сколько поэзии и сколько мысли в каждой строке!
«Зуб истории, – пишет он Маяковскому, – гораздо ядовитее, чем вы думаете, проклятия времени не избежать».
…Историей можно унизить, историей можно наказать, историей можно оклеветать. И дай Бог, чтобы эта самая история нас не заклеймила как варваров двадцатого столетия.
«Происходит совершенно необыкновенная вещь (как и все): «интеллигенты», люди, проповедовавшие революцию, «пророки революции», оказались ее предателями. Трусы, натравители, прихлебатели буржуазной сволочи».
Это про нас. Это мы, «демократы» и борцы за счастье народа, отобрали у него все, что было накоплено за долгие годы, а потом месяцами не стали платить заработную плату. Это мы лишили его бесплатной медицинской помощи и вымогаем за образование даже в общеобразовательных школах сумасшедшие деньги. Это у нас и при нас народы встали из-за общего стола и пошли друг на друга врукопашную. Это мы создали такую свободу слова, что средства массовой пропаганды затравят любого, кто поднимет свой голос в защиту бесправного и обездоленного. Это наш современник-интеллигент, взяв за идеал самый подлый и самый пошлый в мире «штатовский» образ мыслей, с презрением говорит о своей стране и о своем народе, вкладывая противоположный смысл в блоковские стихи:
– Да, скифы мы! Да, азиаты мы,
С раскосыми и жадными очами!
Не зная при этом ничего определенного ни о Скифии, ни о Фракии, ни о первоначальной Руси. А на общечеловеческом пахотном поле пышным цветом зацвели гирлянды славянофобии. Начали, разумеется, с лингвистики: славянин – это раб, а сами славнее – навоз, которым следует удобрять высокопродуктивную европейскую ниву: «Не славяне строили Киев и Киевскую Русь, роль славян в истории Европы была совершенно иной – не созидающей, не консолидирующей, а разрушающей общеевропейский дом». Это, видимо потому, что созидателями теперь «объективные философы» называют Батыя, Карла XII, Наполеона да Гитлера…
Нам это трудно понять. И прошлое нас интересует совсем по другой причине. Оно нам говорит, что будущее у нас вопреки всему будет. Заглянем же еще раз в свое прошлое.
Итак, куда все-таки посылал Гостомысл за новым князем? Точный адрес не установлен, но ясно, что к славянам.
Первые крайне скудные сведения о них восходят к V веку до н. э. Рассказывая о жизни древних греков, Геродот, например, упоминает о том, что на его родине любили украшения из янтаря, а привозили его купцы из далекой страны, лежавшей на севере, у холодного бурного моря, которую населяли племена «инидов», или, исходя из последующих сообщений, «венедов». Римские и древнегреческие писатели Плиний Старший, Тацит и Птолемей Клавдий уже в начале первого тысячелетия новой эры неоднократно подчеркивали, что славяне были «великим народом» и заселяли территорию на север от Карпат вплоть до Балтийского моря.
А вот что сказано обо всем этом в «Повести временных лет»: «Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где ныне земли Венгерская и Болгарская. И от тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Так, одни, придя, сели на реке имени Морава и назвалися морава, а другие назвались чехи. А вот еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян на дунайских и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи – лутичи, иные – мазовшане, иные – поморяне.
Также эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие древлянами, потому что сели в лесах, а еще другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели на Двине и назвались полочанами, по речке, которая впадает в Двину и именуется Полота. Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, прозвались своим именем – славянами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели на Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами. И так разошелся славянский народ, и по его имени и грамота назвалась славянской».
И еще одно дополнение: «Бе един язык словенск: словени, иже седяху по Дунаеве, их же прияша угри, и мордва, и чеси, и ляхове, и поляне, яже ныне зовомая Русь».
Какие из этого можно сделать выводы? Славяне занимали в Европе огромную территорию, они говорили на одном языке, знали грамоту; восточных славян называли Русью. Между словами «венеды» и «славяне» стоит знак равенства. Нужно добавить сюда еще и вятичей, которые, как известно, первыми пришли на Москву-реку.
Что же в переводе на современный русский язык обозначают все эти слова?
Историкам известна Венедская держава, раннефеодальное государство полабских славян-бодричей, мотичей и поморян, существовавшая с 40-х годов II века до первой трети XII века на побережье Балтийского моря, между устьями рек Лаба и Одра.
Рассказывая о землях, которые остались у князей польских после того, как был избран королем Пяст, автор «Хроники Великой Польши» пишет: «… Остальные (князья) постоянно владели прочими землями и дистриктами в Словении и Каринтии, расположенными вокруг рек Лабы, Одры, Пианы, Доложи, Виры, Рекницы, Варны, Гоболи, Спревы, Гыли, Суды, Меци, Травны и вокруг других рек». Как тут не скажешь, что Словения не что иное, как многоречье? И что еще интересно, в характеристике других земель реки не упоминаются.
В Хронике сообщается и о Солаве, текущей к Тюрингии и Северному морю. Правда, в комментарии к Хронике ее издатели подозревают в Солаве приток Эльбы Зоале. Но только подозревают.
А, кроме того, разве немецкое Зоале не могло быть испорченным славянским топонимом Солава? Вот и получится: «со», «су» – слишком большой, слишком много, а «ла», «ло» – вода, и не только по-русски.
В прусском языке «ланте» – река, «лава» – река. В северном Мазовше поэтому текут Лавс, Лавско, Лавско Мале. В литовском «ловис» – русло реки. А на территории России всем известны реки Лова, Ловать, Ловатина. Но заменим «ло» на «лу» и получим «лужу», а в прусском языке «лубен» – озеро, «лубано» – река.
Корень этот был и остается общим для обозначения водных источников на всей территории южного берега Балтийского моря. Он не прусского и не литовского происхождения. Он родился задолго до того, как появились на карте мира славяне, пруссы, литовцы и другие народы.
Так что славяне или словены – жители многоречья, больших рек. А теперь перейдем к венедам. Справимся сначала у истории с географией. Венеру древние называли богиней весны. И не без основания: «ве» – 1) солнце, свет, тепло, 2) вода. «Не» – течь, струиться, идти, приходить; «ра» – человек, бог женского рода. Тот же перевод дает и Афродита: «аф» – вода, а «ро» – рожать, двигаться.
Латинско-русский словарь продолжает эту же линию: «венеды» – славянская народность, обитавшая в бассейне Вислы до Балтийского моря; «венеты» – 1) галльское племя в нынешней Бретани, 2) племя на северо-западном побережье Адриатического моря; «венетус» – цвета морской воды, голубой; «венилия» – волна, набегающая на берег; Венус – родившаяся из морской пены.
От Венеры всего один шаг до Венеции – города на воде, который построили на 118 островах в Венецианской лагуне.
Что нам известно еще? В санскрите «вена» – река. Есть Вена-река и на юге Индостана. Столица Австрии – Вена. Она на Дунае – «большой реке». Балтийское море когда-то называли Венедским.
А теперь заглянем в словарь: в ведре носят воду; веслом загребают воду; вянуть – испаряться, терять воду («ну» – исчезать, выходить; отсюда «нуль» – ничего, пустота).
Все правильно: венеды – народ, живший на берегу моря. Именно так их называли греки и римляне.
Однако не совсем понятны эстонское «венемаа» и финское «венеляйнен». Вода у них также «веси». Только они сами-то тоже «живут на воде», в болотах и при море. И называть русских «морскими», «приморскими жителями» было бы крайне странно. Но вода ассоциируется с рекой, а река течет, бежит, двигается. Отсюда, видимо, и венгры – кочевники, пришельцы. Русские тоже «пришли». Только финское слово «веняя» (русский язык) стоит в словаре рядом со словом «веняхдыс» – растяжение. В эстонском «венима» – тянуться. В венгерском… В венгерском дело обстоит совсем по-другому: «орош», «орож» – русский, а к России еще добавляется «орштаг» – страна, земля. «Ориас» – великий, гигант; «ормотлан» – громоздкий; «оршлан» – лев (большая кошка).
Значит, Россия – большая земля, большая страна, большой народ. То же в казахском языке: «арыстан» – лев, а «орыс» – русский, «орыстар» – русские.
У финнов и эстонцев: «ве» – это еще и большой (как и в русском языке), огромный. И поэтому «венемаа» – большая земля. С ними заодно и их соседи. «Эпос выводит прародителя скандинавов Одина, – пишут В. Кандыба и П. Золин в «Реальной истории России», – из Асгарда – южнее Гардарики (Руси), земли которой скандинавы называли Великой Швецией, Жилищем Богов».
Все это необычно и неожиданно. Но убедительно. И выходит, что наши предки в далеком прошлом жили у моря, на больших реках. Это, во-первых. А, во-вторых, нашу родину называли Большой землей.
А в-третьих… мы незаслуженно обошли молчанием замечание Геродота. Великий историк древности назвал наших предков инидами, жителями далекой северной земли. И в этом замечании дважды указано на … холод. «Ини» в переводе на русский язык – стужа, мороз, снег. У нас этот корень произвел всем хорошо известное слово «иней», что значит изморозь. Греческое и русское «ини» – укороченное древнеиндийское «хини». И все связанное с ним мы уже рассмотрели в той части очерка, где шла речь о Неве и Ладожском озере.
К этому можно добавить албанское «вери» – север, венгерское «вегетал» – прозябать и немецкое «винтер» – зима. Им соответствует румынское «слой» – льдина и сербскохорватское «слана» – иней, изморозь.
Стало быть и иниды, венеды, и славяне, словены – люди холода, жители севера.
Само слово «словены» – модификация нашего «холода»: древнеарийские корни «хи», «хо» перешли в «си», «со». «Холод» стал «солодом», а «холовены» – «соловенами», словенами или славянами. В ряде языков «х» трансформировалось в «к» или «г»: «колеа» (финский язык), «коулд» (английский), «глечер» (сербскохорватский) – холодный, холод, ледник. В литовском «с» перешло в «ш»: «шалтис» – холод.
В русских летописях славян называют и нарцами: «Нарцы суть словены». Отсюда, видимо, и Нарва – холодная река, и невры – скифский народ, живший в верховьях Днестра. В греческом языке «наркэ» – оцепенение, онемение, окоченелость. Нево. От «на», «не» легко перейти и к «но» – норду и Норвегии – северной стране.
И еще один вопрос.
Откуда все-таки пришел Рюрик с братией (если он действительно приходил)? Н. М. Карамзин дает два адреса.
Первый: «Историки находят основательные причины думать, что Нестеровы варяги-русь обитали в королевстве Шведском, где одна приморская область издавна именуется Росскою, Рослаген. Финны, имея некогда с Рослагеном более сношения, нежели с прочими странами Швеции, доныне именуют всех ее жителей россами, ротсами, руотсами».
Похоже на правду? Похоже. Если «ро» – вода, то «Рослаген» – «водяная земля», «земля при воде» или побережье. Но корень «ро» или «рос» – не шведский, а славянский. Вполне возможно, что название этой шведской области в давние времена дали славяне. Тем более, что и другой адрес Н. М. Карамзина связан с тем же корнем, но уже более близким к русскому языку: «В Степной книге 16 века и некоторых новейших летописях сказано, что Рюрик с братьями вышел из Пруссии, где издавна назывались Курский залив Русною, северный рукав Немана или Мемеля Руссою, окрестности же их Порусьем».
Итак, Русса – большое течение, большая река, потому что «ру» – вода, течение, а «сса» – очень много (отсюда: масса, месса, пассат, где «сса» в любом случае – «много»), Пруссия же, или Порусье – морское побережье. Как видим, во всех этих словах – в полном наличии русское, а точнее славянское «ру» – вода, течение. Пруссами славяне называли и группу племен, издревле населявших южное побережье Балтийского моря между нижним течением рек Висла и Неман. В несколько другом варианте, но очень близком к славянскому, звучало слово вода и у пруссов: «друд» – ручей, «друс» – озеро. Пришло же оно в славянские и балтийские языки (не в немецкий и не в норманнские) из санскрита, в котором: «дру» – деревянная посуда, «дру» – жидкий, текучий, «паруа» – на дальнем берегу. Все это ведет ко второму прочтению слова «Русь».
И еще один аргумент. На самых различных предметах Киевской Руси археологи находят знаки, напоминающие трезубец и ухват. К. Богуславский, осуществлявший раскопки в Киеве, воспринял их как монограмму. Затем эти таинственные эмблемы стали называть «знаками Рюриковичей», так как они указывали принадлежность находок княжескому роду. На лицевой стороне монет 10-11 веков, как правило, давалось изображение князя, а обратную украшал трезубец.
Не трезубец ли это бога морей Посейдона и не свидетельство ли того, что наши первые князья были детьми мореплавателей?
Если это так, то и русы были варягами славянского происхождения, потому что «знаки Рюриковичей» находят и в Северном Причерноморье в кладах, относящихся к 6 веку нашей эры. Один из них обнаружен в селе Мартыновка Каневского района Киевской области. Исследовав его, академик Б. А. Рыбаков пришел к выводу, что эмблемы на бляшках со знаками от серебряных поясных наборов принадлежат русам, а в районах реки Припяти, где жили древние славяне, найдено много трапециевидных подвесок с эмблемами двузубца.
Морское происхождение Руси подтверждает С. М. Соловьев в «Истории России с древнейших времен». «Сличив различные толкования ученых, можно вывести верное заключение, что под именем варягов разумелись дружины, составленные из людей, волею или неволею покинувших свое отечество и принужденных искать счастья на морях или странах чуждых; это название, как видимо, образовалось на западе, у племен германских; на востоке у племен славянских, финских, греков и арабов таким же общим названием для подобных дружин было русь (Рос), означая, как видно, людей-мореплавателей».
И далее: «Прибавим сюда, что название «русь» было гораздо более распространено на юге, чем на севере, и что, по всей вероятности, русь на берегах Черного моря была известна прежде половины 9 века, прежде прибытия Рюрика с братьями».
Вместе с тем, у того же С. М. Соловьева есть и еще одно очень важное замечание: Warg, иначе Wrag, в Западной Европе средних веков означал изгнанника, изверженного из известного округа».
И с этого замечания следовало бы, видимо, и начать рассмотрение вопроса о варягах вообще и о варягах-руси в частности.
«Варяг» – не только скандинав как таковой, но и, прежде всего, слово, в основе которого заложены следующие понятия: 1) ходить, приходить, ехать, течь («вар» в санскрите – движение, Варуна – один из величайших богов ведийского пантеона, связанный с космическими водами, «штурмующий воды», «кочующий по водам); 2) рожать, род, любить, брать в жены («варай» в санскрите – брать в жены, любить, «варна» – род, социальный институт в сословной структуре древнеиндийского общества; «вар», «вэр» в румынском языке – двоюродный брат, «вере» – браток, дружок; «варасот» в дари – наследство, «варес» – наследник).
Отсюда «варяг» – 1) пришелец, 2) родственник, а «русь» – народ, люди, род. В греческом языке «арура» – земля, пашня, поле, а «ароро» («ароси», «аруси») – не только пахать, но и сеять, оплодотворять и рожать.
Так что Гостомысл посылал за князем не к враждующим с нами варягами, а к племенам, родным и по крови, и по языку.

ОТ СКОЛОТОВ К РУСИЧАМ

А теперь закроем на время «морскую» страницу нашей истории и выйдем на берег. Погреемся вновь у клюевского костра. Тем более что первая искра в него была брошена… Геродотом: «У него (Таргитая, сына Зевса и дочери Борисфена) родились три сына: Липоксаис и Арпоксаис и самый младший Колоксаис. Во время их правления на скифскую землю упали сброшенные с неба золотые предметы: плуг с ярмом, обоюдоострая секира и чаша.
Старший, увидев первым, подошел, желая их взять, но при его приближении золото загорелось. После того, как он удалился, подошел второй, и с золотом снова произошло то же самое. Этих (старших братьев) золото отвергло, при приближении же третьего, самого младшего, оно погасло, и он унес его к себе. И старшие братья после этого, по взаимному соглашению, передали всю царскую власть младшему».
От сыновей Таргитая и произошли сколоты, которых греки называли скифами, или кочевниками, потому что «ф» в скифах – среднее между «ф» и «т», и по-славянски «скифы» звучат как «скиты», т. е. скитальцы. Однако после того как кочевники получили плуг и секиру, они в большей степени уже стали не скитальцами, а пахарями и воинами. Скифы, сколоты («царские племена») – люди севера, среди которых были и наши предки – славяне.
Против этого не возражает и объективная, не изнасилованная норманнофилами, монголофилами и угрофилами история: в далекие времена почти вся Европа и большая часть Азии была заселена ариями. Во 2 тысячелетии до нашей эры часть их ушла в Индию, а оставшиеся в Восточной Европе, Средней и Центральной Азии создали различные народные объединения. Это были скифы, персы, саки и другие.

(Продолжение следует)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ