КАМШАТ И ВАЛЕНТИНА

0
209

Аяган Сандыбай, 
главный редактор журнала «Мысль»

Накануне Дня благодарности директор костанайского «Издательского дома» Валентина Захарченко передала в дар Национальной библиотеке РК, которую в студенческие годы охотно посещала, великолепно изданную книгу «Кәмшат». А несколькими днями ранее была ее презентация, разительно отличавшаяся от подобных акций, где обычно родственники и друзья авторов составляют основную часть малочисленной аудитории.

В просторном зале областной филармонии в буквальном смысле яблоку негде было упасть. Люди стояли в проходах, в коридоре, холле, тем, кому не досталось места, слушали воспоминания о Камшат, находясь на лестничной площадке. Эта презентация стала поистине праздником духовного единения. Он был связан с именем Камшат Доненбаевой, знаменитой на всю страну первой казашки-трактористки, Героя Социалистического труда, заместителя Председателя Совета национальностей Верховного Совета СССР, кавалера многочисленных правительственных орденов и медалей, лауреата государственных премий и т. д. Не будем перечислять все ее регалии и звания. Ведь подлинное уважение общества, как часто напоминает нам жизнь, не всегда определяют статусы и награды. Слава Всевышнему, не перевелись в стране лица высокого ранга. Но людей, снискавших искреннюю всеобщую любовь, как Камшат Байгазиновна, единицы. И в этом, очевидно, суть истины: народ знает своих героев. На презентации прозвучало немало искренних слов благодарности, адресованных Камшат апай.
Многим запали в душу слова Валентины Захарченко, которая не только знала и дружила с Камшат Байгазиновной, но в течение девяти месяцев вместе с единомышленниками сначала вынашивала идею, затем работала над каждой строкой и страницей будущей книги. Работала с высочайшей ответственностью, вкладывая в нее всю свою душу, знания и опыт.
– Более тридцати лет назад, будучи специальным корреспондентом, поехала в совхоз «Харьковский». Я встречалась с Камшат Доненбаевой в разное время и при разных обстоятельствах. В ту памятную поездку расстроенной увидела ее впервые, – сказала Валентина, когда ей предоставили слово.
– Не знаю, – произнесла тогда Камшат Байгазиновна вслух, – как меня поняли? Но я поступила по совести.
Накануне к ним приезжала группа работников Центрального телевидения, снимали сюжет для программы «Сельский час». Оператору нужен был красивый кадр. Агроном, которого в глаза не видели с тех пор, как закончилась уборка, с утра давал рекомендации, замерял глубину снежного покрова. Не укрылась от Камшат Байгазиновны и горькая усмешка земледельцев, когда в поле привезли горячий обед. Обычно, если работали недалеко от поселка, ездили обедать домой на тракторах, а чаще обходились сухим пайком. И вот теперь столь трогательной о себе заботой они были обязаны столичным гостям, которые, ни о чем не помышляя, оживленно беседовали с механизаторами. И, конечно, не догадывались, какие страсти кипели в душе Камшат Байгазиновны. Как же после этого руководители собираются людям в глаза смотреть? Она уже сейчас боялась встретиться взглядом с Петром Алексеевичем Вишневским, с которым проработала рядом семнадцать лет. Училась у него принципиальности, житейской мудрости. И вот теперь обстоятельства столкнули их с проявлением показухи. Не сразу услышала, когда ее журналисты пригласили в контору побеседовать, а когда поняла, отказалась: «Только после работы». Оставшееся время не находила себе покоя. Причем люди, приехавшие за тысячу километров? Как они расценят ее поступок? Скорее всего, сочтут зазнайством? Но даже эта пугающая мысль не изменила ее решение, – вспоминая те дни, поведала Валентина о характере своей героини. (Государственный и общественный деятель Б. Х. Шендаулова в своих воспоминаниях также отмечает: «Помню, как я ездила с Камшат Байгазиновной во время предвыборной кампании по аулам. В идеологическом отделе ей заранее писали тексты. А Камшат говорит: «Нет, это не мое, я такими словами не пользуюсь. Я скажу то, что думаю». Она никогда не читала заготовленные выступления. И люди это чувствовали».)
Рассказывая о том, как шла работа над книгой, издатель всякий раз возвращалась к героине, вспоминая замечательные черты характера, особый склад ее ума. Проникновенная речь Валентины завораживала зал своей искренностью. Такое отношение к памяти Камшат апай свидетельствовало о настоящей дружбе. Дружбе двух личностей, сформированных на жизнеутверждающих принципах ушедшей и наступившей эпох. Благодаря этому за годы небывалого по масштабу разлома общественного сознания и Камшат, и Валентина не растеряли все лучшее из прошлого, при этом не отказывали в будущем и новому, что шло навстречу им с распадом большой страны. Их дружба пришлась на сложное время, которое на первых порах подкупало разве что благозвучием… Перестройка. Суверенитет. Глобализация. Транзитный коридор. Рыночный драйв.
Трудности были повсюду. Об этом пишет в своих воспоминаниях и алматинская подруга Камшат Валентина Ушакова: «Когда ее муж тяжело заболел, она привезла его в Алма-Ату. Тогда, в начале 1990-х годов, было трудно купить даже бутылку кефира. Камшат Байгазиновна вместе с детьми, выстаивая громадные очереди, покупала продукты, чтобы угостить человек пятнадцать больных, с которыми в одной палате лежал ее муж».
Тем временем менялся облик общества и его нравы. Именно в ту пору появилась крылатая фраза Михаила Жванецкого: «Читать газеты, смотреть телевизор стало интереснее, чем жить». Подзабыв строчки из «Морального кодекса строителя коммунизма» немало лиц из активных коммунистов подались в священники и муллы, примерный комсомолец становился известным рэкетиром. Нередко люди стеснялись говорить о высоком – о родине, патриотизме. И лишь сильные духом не теряли своего лица. Именно среди них были женщины с лидерскими качествами Камшат и Валентина.
Камшат Байгазиновна продолжала трудиться, жить заботами о родном поле, семье, друзьях и близких. Эта улыбчивая женщина, казалось, была мудрой всегда. На протяжении всей своей семидесятичетырехлетней жизни не уронила честь и достоинство. Неспроста в телеграмме соболезнования ее родным и близким от Президента Нурсултана Назарбаева есть такие искренние слова: «Уверен, что казахстанцы всегда будут помнить имя, заслуги и яркий образ Камшат Доненбаевой, в которой сочетались присущие казахской женщине мудрость и рассудительность, а также неиссякаемая энергия и трудолюбие».
Валентина жила в те трудные годы так же уверенно, как и говорила спустя годы со сцены филармонии на презентации своего детища «Кәмшат». Она искренне, с благодарностью и восхищением рассказывала о своей современнице. Простой сельской девочке, ставшей духовной матерью обширного края с миллионным населением.
Чуть позже, читая о жизни замечательной женщины, жившей на стыке двух эпох, чувствуешь в каждой убедительно изложенной изящной строчке, в хорошо продуманном подборе иллюстраций, безупречном полиграфическом оформлении глубокое уважение издателя-редактора к героине книги.
…Не будь многолетней дружбы между Камшат и Валентиной, появился бы такой добротный фолиант? Сомневаюсь. Ибо так много нынче рыночной макулатурной халтуры, что диву даешься. И поэтому особенно приятно накануне мартовских праздников поздравить, как говорят ныне, с успешным проектом свою однокурсницу – гордость КазГУ. Она первая и последняя из выпускников журфака в двадцать шесть лет стала Заслуженным деятелем культуры Казахской ССР. Старшее поколение знает и помнит, как надо было работать, чтобы удостоиться столь высокого звания. В свои неполные двадцать пять она уже была заместителем главного редактора «Костанайских новостей», газеты с 116000 тиражом. Словом, как написано в одном интервью, ее карьера стремительно развивалась. И вдруг… ушла из газеты, задумав создать впервые в истории региона частную телестудию «Интерстан».
– Воображение рисовало победоносное шествие по пути ярких открытий в СМИ, – с улыбкой вспоминает ту пору Валентина. – Но не случилось. Вторые-третьи роли были не для меня. Проект провалился, но и я уже стала другой, в какой-то момент поняв, что бизнес – это логическое развитие моего жизненного пути. То, что мне приходилось заполнять первые накладные буквально на коленях, не имея еще даже рабочего стола, не смущало.
Изучив возможности роста и потребительский спрос региона, она открыла в трудные девяностые годы ТОО. Нынче ее детище – широко известная многопрофильная фирма, активно участвующая в реализации серьезных инвестиционных проектов. О ней говорят – справедливый, но жесткий руководитель. Однако мы-то знаем: она может и прослезиться от избытка чувств, когда судьба дарит ей встречи с профессионалами, людьми, по-настоящему любящими избранное дело, как и жизнь. Я не стал бы утверждать, что она по ходу профессионального роста обрела эти качества. Валя и в студенческие годы была думающей, упорной, доброй душой, хохотуньей с хорошим чувством юмора. Она осталась прежней. Красивой, трудолюбивой, задорной, легко ранимой. Как и в юности не любит безразличных людей. Не будь у ней этих и не менее важных других качеств, очевидно, никогда не пересеклись пути-дороги Валентины с Камшат. И не было бы тогда книги «Кәмшат» о женщине с благородным сердцем и золотыми руками. Книги, также убедительно подтверждающей своим выходом в свет, что есть на земле женская дружба. Да, пусть скептики мужчины почитают эту книгу. И не только они…

Аяган Сандыбай,
главный редактор журнала «Мысль»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ