МИФ ОБ ОТСТАЛОСТИ ЮГА

0
65

Природа и климат на протяжении всего существования человека оказывали непосредственное влияние на формирование основных видов деятельности, создавая портрет ментальности и поведенческих норм. Суровый север заставлял быть более бережливым и предусмотрительным, в то время как юг, балуя изобилием теплых дней, развивал в людях нерасторопность и посредственное отношение к вещам. Возможно, именно климатические условия явились причиной самой масштабной промышленной революции в истории человечества XVIII–XIX веков.

Север часто называют индустриальным, наделяя южный регион эпитетом «аграрный». К тому же, современная теория миграции предусматривает переселения народов именно с юга на север, никак ни в обратном направлении. Результатом данной тенденции является шокирующая статистика, утверждающая, что среднедушевые доходы в 20-ти наиболее богатых странах мира в 37 раз превышают соответствующий показатель в 20-ти беднейших странах. Очевидно, что под богатыми подразумеваются развитые страны, преимущественно расположенные в северных регионах. Именно поэтому все больше начали говорить о некой «отсталости» юга.
Казалось бы, клише «отсталости» уже прочно закреплено за южными регионами стран, и первенство северных регионов неоспоримо. Но насколько справедливы будут наши суждения, подкрепленные только лишь финансовыми денежными объемами? Как же нам быть с другими немаловажными социальными демографическими показателями, за которыми, как известно, кроются немалый потенциал и перспективы?


Мы знаем, что ощущения и понятия «отсталости» не всегда воспринимаются нами объективно, и за ее неоднозначностью таится более сложная, неразгаданная сторона. Когда в Казахстане слышишь: «юг», «южане», то в голову приходит Шымкент, чуть реже Тараз либо Туркестан. Эти города в сознании наших соотечественников ассоциируются с изрядной предприимчивостью и большой преданностью к семейным ценностям. Бывает, что говорят: «Южане – везде: в медицине, образовании, на рынках и производстве». Их сплоченность и преданность своему делу иногда настораживает.
Суммарная численность населения самого южного региона (ныне Туркестанская область и город Шымкент) составляет около 3 млн. человек, то есть 16 процентов от населения страны (2-е место). По этому показателю он уступает только Алматинской агломерации, включающей в себя Алматинскую область и город Алматы, на которые приходится 21 процент. Исходя из статистических данных внутренней миграции, из бывшей Южно-Казахстанской области за последние 18 лет выбыло порядка 800 тыс. человек, что равняется 11,8 процента от общего числа по стране и первое место в списке.
Логичным будет сделать вывод, что большинство выбывших семей из ЮКО осело именно в больших городах, и за два десятилетия в период их экономического роста сумели адаптироваться во всех сферах жизни, привнося существенные изменения в местный быт и культуру.
Нам всем хорошо известен пример развитых западных государств, где нехватка рабочей силы компенсируется массовой миграцией извне. С обретением независимости значительно выросла концентрация капитала, увеличивая за собой стоимость рабочей силы. Возможно, еще рано сравнивать ситуацию в Казахстане с той, что происходит на Западе, но сценарий развития проблем, связанных с безработицей, может стать схожим. Большой поток уроженцев южного региона, переезжающих в крупные города, с надеждой не только на высокие доходы, ну и потому, что там они хотя бы имеются. Все это создает заметный ресурс дешевой рабочей силы, которая главным образом обеспечивает необходимый уровень рентабельности казахстанских предприятий.
За тот же рассматриваемый нами период, количество зарегистрированных браков в южном регионе увеличилось в 1,7 раз. И как 17 лет назад все еще составляет 13-15 процентов от общего числа браков, опережая средние темпы роста по стране. Рождаемость в Туркестанской области все еще самая высокая: на конец 2017 года число родившихся в три раза превысило средний показатель по стране.
Рост рождаемости и количества заключенных браков – это не что иное, как главный индикатор сохранности института семьи. Первенство южан здесь совсем не случайно. Дело в том, что на юге все еще сохранились традиционные, или как сейчас их модно называть «консервативные ценности общества». Большая часть населения все еще проживает в сельской местности, будучи менее подверженной негативным последствиям урбанизации.
Другой вопрос, вытекающий из первого, – это сохранение и развитие традиций и государственного языка.
Согласно последним заявлениям министра культуры, 80 процентов жителей нашей страны владеют казахским языком, это около 14,5 млн. человек. Можно позволить себе предположить, что около трети казахоговорящего населения проживает именно на юге.
Южные области всегда были и остаются регионами с самым низким подушевым доходом. С 2001 года по сей день доход на душу населения, использованный на потребление, вырос почти в 9 раз, но, несмотря на это, все еще остается самым низким показателем в стране. К примеру, средний житель Шымкента на протяжении последних 17-18 лет тратит денег на потребительские расходы меньше в два раза, чем средний алматинец, а получает и вовсе в три раза меньше.
Рост рынков продовольствия на фоне слабо развивающейся промышленности «перепрофилировал» южан. Они заметно на протяжении последних лет освоили тонкости торгового ремесла. Это лишь усилило принципы общности и взаимодействия среди них. Иными словами, так называемая доктрина «догоняющего развития», лежавшая в основе экономического чуда ряда стран Юго-Восточной Азии, отражает и особенности социально-экономического развития наших южных регионов за последние 15 лет.
На первое июля 2018 года в Туркестанской области и Шымкенте было более 32 тыс. зарегистрированных юридических лиц малого и среднего бизнеса. Это 8,5 процента из общей доли страны, примерно треть доли Алматы, и самая большая цифра среди остальных регионов (кроме Астаны).
По соотношению количества субъектов МСБ на 1000 Туркестан и Шымкент немного отстают от других областей. Но в данном случае мы бы хотели предпочесть количественный метод оценки концентрационному, который делает южный регион самой крупной базой субъектов МСБ в региональном разрезе.
Ныне более 70 процентов казахстанцев зарабатывают наемным трудом. На юге высока доля самозанятых в общем числе занятых граждан. Лидером является Жамбылская область, следом за ней Туркестанская область и город Шымкент. На протяжении 17-ти лет доля самозанятых в данном регионе не опускалась ниже 40 процентов.
Такая ситуация заставляет задуматься. Ведь сохранение высокой доли самозанятых грозит ростом уязвимой части населения, имеющей нестабильные доходы. Но, с другой стороны, именно она сулит перспективы развития отечественного МСБ.
Подытоживая преимущества южных регионов, нельзя пройти мимо традиционных особенностей. Среди большого разнообразия таковых, хотелось бы остановиться на широко распространенном на юге понятии «гап». «Гап» – в переводе с узбекского обозначает «разговор», «душевная беседа». Подобные сообщества зародились очень давно, представляя собой сбор крестьян, собиравшихся для обсуждения совместных действий по уборке урожая, строительства мечети и т. д. Ныне эта традиция популярна и среди казахов. Несколько семей, объединившись, проводят мероприятия и встречи, во время которых обсуждаются самые насущные вопросы. Это способствует единению людей, подчеркивая таким образом важность межличностных отношений.
Феномен юга зарождался в период масштабных экономических и социальных преобразований. Особенности адаптации и методы по устройству и управлению хозяйством и производством сделали данный регион своеобразным. Юг, бесспорно, и крупнейший центр создания семейных ценностей, и доступная площадка для становления отечественного бизнеса.
Досужие разговоры об отсталости казахстанского юга давно не соответствуют истине.

Канат АБДЫКАСЫМОВ,
социолог

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ