ПАМЯТЬ СЛОВА

1
129

Юрий ТАРАКОВ,
публицист

Для каждого селения Манко Капак назначил кураку – вождя, старшину, а по-нашему управляющего (почти во всей Европе «курировать» – управлять). Не от этого ли корня произошёл и Куру – знаменитый царский род, к которому принадлежали герои «Махабхараты»?
Одним из первых позволений со стороны верховной власти было разрешение мужчинам стричь волосы и бороду. А ведь чукачарья или церемония стрижки – древнейший обряд в Индии, потому что «срезание и приведение в порядок волос, бороды и ногтей дает силу, энергию, жизнь, чистоту и красоту» (древние ведийские трактаты). С этой же целью перед праздником Райми Солнца учредили строгий пост: перуанцы три дня не ели ничего, кроме небольшого количества белого маиса в сыром виде и «священной травы». От древних ариев в язык перуанцев вошли общеевропейские (да, можно сказать, и русские) корни таких слов как «вава» – рожать (дитя), «вака» – место, земля (Словакия), «вака» – плакать («вякать), «васи» – дом (веси), «кака» – брат матери (на севере России – кока), «муру» – пятнистый или полосатый (муругий), «няня» – сестра (нянчиться), «уму» – прорицатель, волшебник («ум», «уму» – говорить); «уну» – вода (ундина), «пари-вака» – птица (парить), «юнка» – жаркая зона (юг); «чури» – сын, племянник («шурин»); «вина» – наказывать. В санскритско-русском словаре вы найдете и другие, более отдаленные от привычного слуха слова: «мани» – рука, «пани» – сестра (у поляков «пани» – дама); «римай» – говорить, «сумак» – прекрасный.
И что же? Разве это не язык гиперборейцев? Разве это не прапрадед русского (как любого другого европейского) языка? И разве древним инкам нельзя верить?
Давайте же внимательно изучим книгу де ла Веги и посмотрим, нет ли там ответа и на наш главный вопрос.
Читаем начало седьмой главы «Истории»: «Инки-алмауты считали, что человек состоит из тела и души и что души были бессмертным духом, а тело было сделано из земли, ибо они видели, как оно превращалось в нее, и называли они его хальпа-камаска, что означает одухотворенная земля. И чтобы отличать от животных (брутос), они называли его руна, что значит человек понимающий, разумный, а животных вообще они называли льама, что значит «звери». И еще небольшое дополнение: «руна сими» – человеческий язык (кечва). Чтобы не было никаких сомнений в том, что все здесь поставлено на свои места, добавляю: слово «си» нам хорошо известно и означает не что иное, как говорить или петь. Вспомните: просить, Сирена. Так что приведенному автором книги выражению нельзя не верить… Тем более что оно дополняется еще более прямым и конкретным в 29 главе «Покоряется Чуки-Манаку. Господин четырех долин». Гарсия де ла Вега рассказывает о прекрасной долине и протекающей по ней реке Руна-ванак. «Название реки, – пишет он, – составлено из слова «руна», что значит «люди» и из глагола «вана», что значит «наказывать». Да, но ведь и у славян «руна» – тот же человек. Читайте в церковнославянском языке: «отруния» – отрочество, детство; «отруник» – наследник.
А теперь вспомним, какие еще милости оказали новые господа местному населению через непродолжительное время их активной созидательной деятельности. Гарсиласо де ла Вега пишет: «По прошествии нескольких месяцев и лет он (главный инка) оказал им новую еще более приятную, чем прошлые, милость, приказав им сделать отверстия в ушах, хотя здесь тоже имелись ограничения в частности в размере отверстий в ухе, ибо оно не могло достигать половины того, что имел инка». Вот так: инки имели длинные уши. И что же? Вы ничего не вспомните дополнительно к этому? – Да ведь на острове Пасха у каменных гигантов тоже уши такие, что удивляться приходится. Мало того, художник из окружения знаменитого Кука нарисовал встреченного им там «индейца» с ушами, которые ниспадали чуть ли не до плеч. Стало быть, и это были потомки гиперборейцев…
Очень много знал о длинноухих Тур Хейердал. В «Мальдивской загадке» он говорит: «Будда родился в IV веке до н. э. Но не он положил начало упомянутому обычаю. В некоторых областях Индии задолго до его рождения у знати было заведено растягивать мочки ушей. Будда – эпитет действительно жившего человека, индийского принца Сиддхаррти Гаутамы. Он принадлежал к аристократическому роду, в котором свято блюли давнюю традицию продыравливать мочки и удлинять их тяжелыми затычками. И традиция эта старше самой индийской аристократии: множество больших затычек вроде тех, какими пользовались знатные инки и «длинноухие» острова Пасхи, недавно раскопано в Лотхале – портовом городе древней цивилизации долины Инда». И это еще не все. Интересную историю он рассказывает в книге «Аку-аку. На острове в убежище Ана о Кеке в давние времена «обеливали» неру! Так называли избранных юных дев, которых заточали в глубокое подземелье, чтобы они там стали как можно белее – это требовалось для определенных религиозных праздников. Девушки неделями не видели дневного света и других людей. Они выходили оттуда, разумеется, выбеленными…
И что же теперь можно об этом сказать? В слове «неру» два знакомых слога. «Не» – вода, светлый, прозрачный (девушки очищались). «Ру» – рожать, девушка, женщина, человек. Так что «неру» – обыкновенная девушка, которая хочет быть светлой (чистой) и счастливой.
Дополним картину двумя существенными замечаниями Тура Хейердала о людях с острова Пасха: «Первым испанцам встретились рослые светлокожие мужчины… Испанцы заключили, что обитатели острова – вылитые европейцы»; «И англичане выяснили, что статуи не были кумирами в подлинном смысле слова, а служили памятниками арики – так звали знатных островитян из священного королевского рода».
Южную Америку поперек, Атлантический океан, Европу со Средиземным морем, Кавказ и десятки веков прошли эти простые слова, а, может быть, все это в обратном направлении, и не потеряли ни одного звука, полностью сохранили свой первоначальный смысл и образ.
Какая же сила заключена в них, какая жажда жизни, какой полет во времени и пространстве!
Вот еще несколько древнеиндийских, а вернее арийских сказаний: Гаруда – полуптица-получеловек, существо, у которого тело человека, а голова, крылья и нижняя часть ног – птичьи. «Га» в санскрите – все, что связано с птицей, полетом, а «ру» – утерянный в тысячелетиях человек, который сохранил себя в русском языке: болгары, венгры, негры, пионеры, татары, хазары – все это люди.
Рассказывают также, что когда Брима почувствовал бессилие в своей созидательной миссии, он обратился к духу: «Ты будешь Рудрой, местопребыванием твоим будет вся природа, иди и сотвори людей». Сказано немного, но в этих нескольких словах – точный и всеобъемлющий ответ на поставленный нами вопрос. «Ру» – это человек, рожденный, народ, природа. А что же такое «дра»? – Действовать, двигать, двигаться, течь, творить: выдра плавает по воде, гидра живет в воде… Драва, Одр, Одра – все это реки, «течения». Стало быть, Рудра – роженица, мать, родитель, отец. В мифологии дошумерского периода есть еще одна интересная богиня – Аруру, «богиня-мать, созидательница людей».
Мадеи, религиозная секта гностиков Ирака, потомки древних вавилонян историю зарождения жизни и Вселенной начинают с женщины-демона Рухи. От светлого сына смысла жизни Хибила она родила Ура. От Ура же и его матери возникли 12 планет и созвездия зодиака. Далее Руха принимала участие в превращении черной воды (ее обиталища) в твердь. Сыновья ее стали Солнцем, Луной и планетами.
Как видим, кругом человек, рождение и природа. И земля тоже, потому что ее называют матерью.
В санскрите «руп» – земля. И в иранских языках – тоже. Возьмем для примера таджикский: «русто» – 1) территориальная единица, 2) селение, 3) крестьянин; «русток» – 1) сельская местность, 2) область, провинция; «рукаба» – право собственности на землю.
Не без основания пишет в «Веках трояновых» и Владимир Щербаков: «Богиня Рима Минерва произошла от этрусской Менрвы. У римлян она покровительствовала искусствам и ремеслам, была богиней-целительницей, на нее возлагали надежду рыбаки и школьные учителя, легионеры и писцы…
Другое написание имени этой этрусской богини – Минерува… «рува» – это ребенок в точном переводе с этрусского. Хорошо известен малоазийский бог Мен. Это крестьянский бог, народный бог…
На одном из этрусских керамических сосудов… изображена Менрва-Менерува. Она отложила в сторону свой щит и шлем и помогает выйти из дымящей амфоры обнаженному мальчику. В правой его руке копье, в левой – щит, на голове шлем…»
Все правильно. Но можно посмотреть на проблему и проще: «ман», «мен» в большинстве европейских языков – человек, мужчина. Так что Минерва или Менерува («ми», кстати, – тоже человек) – родительница мужчин, людей. В этрусской мифологии, разъясняет энциклопедия «Мифы народов мира», Менрва – богиня материнства, покровительница рожениц. Покровительницей же ремесел и ремесленников она стала позже. Кроме того, «рва» в конце слова – «руа». «У» перешло в «в». И получается: «ру» – рожать. В этом убеждает нас и один из потомков фракийских наречий – румынский язык: «род» – плод, отпрыск; «роди» – приносить плоды, родить; «родитор» – плодородный; «рубедение» – родня, родство; «рудэ» – родственник, родня, род, порода; «рудение» – родство; «рудимент» – зачаток.
Заодно с фракийскими наречиями и иранские языки: в таджикском и язгулямском, например, «беруна» – чужой, неродной («бе» – не, без), а «деруна» – свой, родной («де» – в, внутри).
Добавим к этому также, что «ру» – как человек и рожать – перешло в древние времена и в тюркские языки: по-казахски, например, «ру» – род, а «рух» – дух. То же в китайском: «ру» – образованный (интеллигентный) человек, а также ребенок, дитя.
И окончательно убеждает нас в том, что выводы наши верны автор Полного церковно-славянского словаря (1900 г.) протоиерей Г. Дьяченко: «Русский дух – это выражение употребляется в наших сказках просто в смысле «человека», противополагаеиого нечистой силе. Те же слова произносят при встрече с сказочными героями и другие мифические лица: Баба-яга, Кощей. В немецких сказках подобные восклицания заменяются выражением: я чую – здесь пахнет человеческим мясом».
Итак, «русь» – люди, человечество, народ, страна. Именно поэтому русский дух – «человеческий дух», русью пахнет – «людьми пахнет», говорить русским языком – говорить на языке людей, а не животных, а нерусь – «неродной», «инородец», «не человек». И Руса – не только конь, но и плодородное начало, символ плодородия, а также все, связанное с человеком…
Русь – понятие конкретное и собирательное, объединяющее в себе все нации и народности. Кстати сказать, хорошо понимал это и В. И. Даль. В своем словаре он записал: «Русь» – мир, бел­свет». А ведь мир – опять-таки народ, люди. Именно поэтому «все вывести на русь» – распахнуть перед народом, людьми свою душу, все высказать, как есть. Чуть далее в Словаре представлено и слово «рупташ» – однодворец из духовного сословия. А М. Фасмер («Этимологический словарь русского языка») дает еще и «рупу» – тоску по родине, а также «русопета» – инородца, «не казака», иногороднего. Русалии же, как и у многих других исследователей, у него – праздник весны, возрождения…
Но давайте еще раз внимательно прислушаемся к Нестору: «Выступил в поход Игорь, взяв с собою много воинов: варягов, чудь, славян, мерю, весь, кривичей…» (882 г.). А где же русь? Ее нет, потому что это понятие общее и для варягов, и для славян, и для всех других?
«Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве, взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев» (907 г.). Снова нет руси. Но зато в третьем тексте есть: «И сел Олег, княжа, в Киеве и сказал Олег: «Да будет матерью городам русским». И были у него варяги, и славяне, и прочие, прозвавшиеся русью». Почему их так прозвали и почему все они с этим прозванием согласились? Да потому, что русь – понятие нейтральное: народ. Слово это не принесено из-за границы, а жило в славянском племени испокон веков. Это, кстати сказать, подтверждает и следующее разъяснение Нестора в главе под 907 годом «Русские у греков, в Царьграде». «…Олега с мужами его водили к клятве по закону русскому, и клялись те своим оружием, Перуном, их богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир». Причем же тут могут быть норвежская, шведская или немецкая русь? Все ясно и точно: тем более, что Перун и Волос никогда богами скандинавскими и германскими не были.
А, кроме того, у аборигенов западноукраинских земель – Галиции, Буковины, Закарпатской Украины – сохранилось самоназвание – русины. Только так их называли и поляки, и чехи.
Известно, что любой договор между государствами заключается от имени их народов. Так было и в древности. Читаем о договоре с греками в «Повести временных лет»: (911 г.) – от имени «всех иже суть под рукою его сущих руси»; (971 г.) – от имени «бояр и руси всей»; (944) – «от всех людий Русия земля», «людья вси рустии». То же и по отношению к греческой стороне – «со всем болярьством и со всеми людьми Гречьсскими» (а не воинами, не дружиной).
Не было другого подхода и в договорной грамоте Новгорода с Готским берегом (1189–1199 г.г.), которую князь Ярослав Владимирович заключил от имени всех новгородцев «со всеми немецкими сынами, с готами и всем латинским языком».
И не нужно при этом путать русь с росами. «Росами» большинство иностранцев называют «воинов», «дружинников», в том числе и хорошо известный историкам византийский император Константин Багрянородный, когда рассказывает о походах киевских архонтов со всеми росами (дружинниками) «в люди» за данью.
Спасибо же вам, Гомес Суарес де Фигероа, Тур Хейердал и Плутарх, вы помогли нам найти правильный ответ на интересующий нас вопрос и обратили наше внимание на далекую историю наших предков. Не норманны дали нам имя Русь, не они были создателями нашего государства. Корни уходят далеко, их надо искать в древнейшем мире, потому что еще не было ни могущественного Египта, ни покорившего чуть ли не всю Европу Рима, ни божественной Греции, а слово «ру» уже существовало. Оно жило в языке народа, имя которому позднее дали «венеды». Племена эти жили, видимо, рядом с арьями, а, может быть, были с ними братьями, и донесли древнейший свой язык до прямых своих потомков – русичей, которые составили, по-видимому, ядро великого народа, охватившего своим влиянием все континенты.
Что же касается языка кечва (в наши дни – кечуа), то уже несколько столетий тому назад было замечено, что он похож и на латынь, и на греческий, и на еврейский, и на многие другие языки древнего мира. Стало быть, созвучия, о которых здесь говорилось, не случайные, а аналоги не только допустимы, но и правомерны. И, видимо, самостоятельность, сила и красота нашего языка, о котором так много и с таким подъемом говорили и все русские писатели, и сам Маркс, и почти все европейцы, хорошо им владевшие, как раз в том и заключается, что он родился в нашем народе, развился, укрепился в нем и дал мощные побеги в языках других народов. Да иначе и нельзя объяснить то, что, как в таблице Д. И. Менделеева, в нем все взаимообусловлено, взаимосвязано и четко определено: «ра» – солнце», «ро» – вода, «ру» – человек, земля, «ре», «ря» – много, «ри» – говорить, «ры» – человек (болгары, венгры, татары, хазары), животное, растение во множественном числе. Такую ясность нельзя принести извне, нельзя создать искусственно. Она родилась вместе с народом и вместе с ним разошлась в другие языки.
А, кроме того, эти самые инки – не племя ли древних ариев, обитавших когда-то в так называемой Гиперборее и ушедших оттуда после вселенской катострофы? Ведь и автор Истории инков рассказывает, что они появились в пределах Южной Америки после всемирного потопа… Тогда инки – братья пришедших в Индию ариев, и язык кечва в какой-то мере собрат санскрита? А если так, то «русские» корни в нем вполне закономерны.

Был ли мальчик?

Убрать того, кто мешает. Без шума. И чтобы все было благопристойно, цивилизованно, достойно «свободного» человека! Свободного от моральных предрассудков и совести вообще.
В условиях монархии можно было организовать дуэль. Правда, кто шел на убийство, рисковал и своей жизнью. Но в масштабах светского общества это такая мелочь, что ее не стоило принимать в расчет. Да и когда это было? Ведь не промахнулись ни в Пушкина, ни в Лермонтова…
Современные демократы пошли дальше. Они избрали институт киллеров. Пальнули из-за угла, и поминай, как звали… генерального конструктора или известного журналиста. Ни суда тебе, ни следствия. Благодать!
В годы «тоталитаризма» у людей, рвавшихся в рыночный мир, другая была нравственность. Смотреть на свежую кровь тогда не любили: хоть и подпорченный, но социализм все-таки. Да и стрелять открыто не позволялось. Зато аккуратно работала почта. А по почте во все концы необъятной нашей страны… шли анонимки. И каждая из них – уложенная в конверт бомба. Пришло письмо, прочитали, собрали бюро – и неразрешимый вопрос решен!
То же и в мировой политике. Не все решают Наполеоны да пушки. Можно вооружиться и архивной справкой. Да так, чтобы взять да и загнать эту самую Россию в угол. Никому, например, дела нет до того, как формировалась английская нация. Ну были кельты, ну пришли англы, саксы, юты… Ну завоевали их даны, норвежцы, ну были и франко-норманнские бароны у власти. Ну и что? Да ничего! А вот в России… Новгородцы-то? Сами не управились, Рюрика позвали. И никаких тебе доказательств.
А, может быть, этот самый Рюрик тоже из области анонимок?
– Что вы? – возмущаются «истинные историки» из «сибирской школы». – Как не быть Рюрику? – Был. Только не из Скандинавии он, а из царской алтайской династии. Вот почему к ним, русским, т. е. норманнам, шли служить тюрки-аристократы…
Как видим, сменилось государство, в другой мундир одевается и история.
А на самом деле? Кто он и откуда взялся князь Рюрик, предводитель варяжской дружины, основатель русской княжеской династии, захватившей власть в Новгороде в 862 году?
Во всех летописях сообщается о молниеносной смене политической ситуации в северных землях русских. В лето 6369-е славяне «изгнали варягов за море», не дав им дани, и тут же начали между собой враждовать, воевать. Не успели варяги отплыть от южных берегов Балтийского моря, как полетели туда гонцы, чтобы заполучить норманнского князя. Похоже ли это на правду? И почему пришел не один князь, а с братьями, да и стал он единовластным правителем только после того, как братья эти умерли?.. А, кроме того, в Лаврентьевском списке «Повести временных лет» записано: «И сказали русь, чудь, словены и кривичи, и все: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет». То же и в Ипатьевском списке… Получается, что Русь участвовала в призвании князя. Значит, она существовала до пришествия князей-норманнов? Как народ, как люди? И второе: Русь и варяги – не одно и то же. И далее: «Олега с мужами его водили к клятве по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, их богом, и Волосом, богом скота» (Нес­тор). Выходит, что и законы-то на Руси были не норманнские, а чисто русские, славянские. Сколько вопросов и сколько недомолвок в истории с Рюриком!
Некоторые авторы утверждают, и не без основания, что это была легенда. Дело в том, что в средние века очень часто родоначальником правящей династии объявляли чужеземца, чтобы снять вопрос о старшинстве и приоритете среди местных родов. Во-вторых, заграничное происхождение новгородца придавало ему особый авторитет среди киевских князей. Выделение Рюрика в особу номер один уравнивало, наконец, всех других русских князей и должно было оградить их, по мнению создателей этой легенды, от междоусобной борьбы…
Этот способ урегулирования внутренних проблем и усмирения воинствующих соседей использовали в конце IX – начале X веков Англия и Франция: устанавливали мир с уже осевшими скандинавами и, ограничивая зону их расселения, опирались на их же помощь в охране от набегов других отрядов викингов. А «свои» норманны получали права на определенную территорию и на определенные доходы…
Так что если летописец и придумал «варяжских гостей», то сделал это очень ловко и очень правдоподобно.
Только вот в «Слове о Законе и Благодати» Иллариона, написанном в 30-х годах XI века, род киевских князей возводится к Игорю, а не к Олегу и не к Рюрику.
Но если он был? Тогда кто же он?
Появились интересные исследования и находки, мимо которых пройти нельзя. Так, авторы упоминавшейся уже «Реальной истории России» не сомневаются в том, что Рюрик был венетским князем, сыном князя Годлава Борического, погибшего в Рароге от рук шведского короля, и княгини Умилы, дочери Гостомысла.
Казалось бы, какие могут быть сомнения? Сказано все и обо всем с предельной точностью. Но… откуда факты взяты? И кто это подтвердит с такою же лаконичностью?
Видимо, не все так просто.
Что же говорит на этот счет лингвистика? «Рю» – древнейший корень, родившийся, видимо, в Африке, а затем перешедший в бесчисленное количество языков мира. Не мог, разумеется, обойти и русский. Прежде всего, он передает значение малой величины, пустоты, емкости и отрицания. Отсюда: рюмка (сосуд), рюха – яма для волка (В. И. Даль), брюхо, трюм. Второе значение – бить, бросать: рюхать – бросать; рюха – чурочка, которую бьют или выбивают (игра в городки). Третье – резать, рвать, воевать: рюшать – резать, рють – разрезанное, дерюга – порванная, рваная материя. Кроме того, любой русский знает значение слов «хрюкать» и «рюить».
Что может подойти для Рюрика? Воин, военачальник, предводитель дружины.
Возможность такого «перевода» имени не противоречит и исследованиям Н. М. Карамзина. Рассказывая о славянском острове Рюгене, он подчеркивает: «Народ рюгенский поклонялся еще трем идолам: первому Рюгевиту, или Ругевиту, богу войны, изображенному с семью лицами, с семью мечами, висевшими в ножнах на бедре, и с осьмым обнаженным в руке (дубовый кумир его был весь загажен ласточками, которые вили в нем свои гнезда)» и т. д. по тексту. Хорошо о нем написал А. К. Толстой:

Над древними подъемляся дубами,
Он остров наш от недругов стерег;
В войну и мир равно честимый нами,
Он зорко вкруг смотрел глазами,
Наш Ругевит: непобедимый бог.

…Но Нестор подчеркивает «зарубежное» происхождение Рюрика. Увы, экскурс в древние и параллельные языки не отклоняет и такой вариант. В санскрите «рукшавар» – враждебная речь, в немецком «дрюбен» – по ту сторону, в шугнанском «берюн» – снаружи, в дари «аз берун» – наружный. Есть такой корень и в гусии (Африка, высокогорная часть провинции Южная Ньяза в Кении): «оморури» – иностранец. «Омо» – префикс для первого класса существительных в системе именного согласования, не переводится… А «рури»…
В санскрите «рикта» – наследство, в хинди «риштидар» – родственник. Отсюда: Австрия, Болгария, Даурия, Татария.
Исходя из этого, можно Рюрика назвать и чужестранцем. Но в русском языке это понятие «рю» все-таки сомнительно.
«Есть летописный вариант имени Рюрика, – пишет В. Чивилихин, – «Рурик». «Рюрик» не упоминается ни в одном скандинавском или немецком средневековом памятнике».
Не лишним будет и такое сопоставление. В 1786 году Екатерина II написала «Историческое представление из жизни Рюрика», которое должно было стать образцом «блистательного направления» в драматургии. Только самодержавная власть может спасти народ от бедствий, утверждала она в этой пьесе.
А чуть позже, на основе того же летописного источника, один из крупнейших драматургов XVIII века Я. Б. Княжин написал драму «Вадим Новгородский», в которой историю мятежа Вадима, составлявшую незначительный эпизод в «историческом представлении» Екатерины, он сделал темой трагедии. В этой пьесе один из главных героев не Рюрик, как у Екатерины, а Рурик. Другими словами: опытный драматург, хорошо знавший и русский язык, и историю, «подправил» патриотически настроенную императрицу.
Руриком называл Рюрика и К. Ф. Рылеев в предисловии к думе «Олег вещий». Кстати сказать, в фамилии поэта тот же, но несколько измененный корень.
«В книге Клода Дюре об истории всех языков (XVII век), – пишет В. Чивилихин, – не без основания говорится, что варяги, от которых происходил Рюрик, были вандалами, называемыми другими «венедами». И еще один факт приводит автор. Австриец Сигизмунд Герберштейн в XVI веке в одной из своих книг, посвященных истории России, подчеркнул: «На основании всего этого, мне кажется, что русы, скорее всего, призвали себе князей из вагров или варягов, чем передали власть чужестранцам, которые были чужды к их религии, обычаям и языку».
Исходя из принятой нами системы анализа корней, можно вынести и еще несколько суждений. В наших северных диалектах «рю» (как и «ру») обозначает «воду» (так, третье значение «рюхи» – зюзя, мокрый до нитки человек; «рюмить» – по-детски плакать, а «рюма» – плакса). Так что Рюрик – «мореплаватель».
Однако «ру» еще и солнце, огонь. Отсюда: рубин, русый (светлый). В санскрите «ру» – созидать, творить. То же и в кечва, к которому мы уже неоднократно прибегали: Рура – создатель, Рурак – старший (по рождению), Рурака – вождь, старшина, «великий господин вассалов», а Пача Рурак – создатель неба или бог. Как видим, и у инков был Рюрик. Неужели норманны послали своего представителя и в Южную Америку, чтобы не оставить тамошние народы без власти? Что-то никто до сих пор об этом не вспомнил. Не докопались, видимо. Цепочка «солнце – бог», нужно заметить, прослеживается почти во всех языках. Возьмем санскритское «дева» – небесный, божественный. Оно получило такое широкое распространение, что дало солнцу сразу два корня и богу тоже. Так, день – светлая часть суток, теология – божественная наука, а восток – сторона восходящего солнца.
Заметьте также, что «творить» и «созидать» имеют один корень с понятием «рожать». И тут нас ожидет нечто крайне интересное.
Руда – в древнеарабской мифологии богиня земли и плодородия. Рудра – не только тот, «кто ревет», но и бог-оплодотворитель (Др. Индия). Рюрик – родоначальник, старший в роде, властелин (первое толкование). Рубасы – глава рода, осуществляющий власть (Казахстан, средние века). Аруру – в аккадской мифологии богиня-мать («лепит из глины фигуру… дикого человека степи, обладающего безмерной силой»).
Один из крупнейших российских индологов Н. Р. Гусева пишет: «…Сопоставляется, очевидно, и происходящий от того же корня «руд» («род») семантический круг древней лексики, охватывающий большое количество самых разных понятий, связанных с представлениями о кровнородственных отношениях (в силу чего и культ рожениц, или роданиц, стал со временем считаться неотделимым от культа Рода)». Она же о Шиве: «Наиболее плотно и нераздельно… он слился с арийским богом Рудрой. Никогда не забывают именовать его Всемилостивым, ибо он всесилен в основной своей функции – в непрерывном созидании и воссоздании жизни. Он – бог-осеменитель, даритель семени, обладатель неиссякаемого фаллоса»; «Бог Шива-Рудра один, но каждое женское лоно на земле, да и сама земля готова принять его семя и продлить жизнь»; «…многие гимны Вед, мольбы и заклинания, сопровождаемые бесчисленными жертвами богу-оплодотворителю Рудре, содержат в себе стремление обрести потомство, как можно больше потомков…». А теперь посмотрим, зафиксировался ли этот корень в доисторической и современной речи. Вот несколько примеров. Церковнославянский язык: «отруния» – отрочество, детство; «отруник» – наследник. Санскрит: «руп» – земля (мать-земля); «арья» («аруа») – благородный (представитель одной из трех высших каст); «арьята» («арыата») – высокородность. Хинди: «руп» – природа, характер; «рурх» – рожденный, возникший; «рурхи» – рождение. Этрусский язык: «аррун» – младший сын. Латинский: «рудиментум» – зачаток, начальная ступень. Румынский: «рубедение» – родня, родство; «рудэ» – 1) родственник, 2) род, 3) порода; «инруди» – родниться; «инрудит» – родственный. Чешский: «одруда» – разновидность («од» – от…, раз…; «руд», «руда» – род, вид). Арабский: «ааруса» – невеста. Иврит: «арус» – жених. Персидский: «руд» – сын, дитя, ребенок, потомок; «руйан» – зародыш. Таджикский, гиссарских парья, узбекский: «ург», «уруг» («урух») – род, племя, сословие; «уругдор» – высшее сословие; «урус» – русский. Таджикский, язгулямский: «беруна», «беруни» («бе» – не, нет) – неродной, чужой; «беруй» – бесстыжий. Шугнанский: «бадруи» – уродство (в основе понятие «выродок»; «бад» – плохой); «арумзода» («а» – не, нет) – незаконнорожденный, внебрачный; «беруй» – бесстыжий («бе» – не, нет). Литовский: «рушис» – 1) род (как вид), 2) сука. Норвежский (диалект): «руне» – зародыш. Казахский: «ру» – род; «рулас» – сородичи; «руластык» – родство по роду; «рулык» – родовой; «рушил» – приверженец родовых отношений; «орыс» – русский. Огузский: «урук» – род (О. О. Сулейменов: «Белый шатер с черным верхом обвиняет тебя, юный хан Ишпака, внук Сары-Кена, предводитель восьми уруков могучего племени иш-куз»). Кечва: «рукма» – плодовое дерево; «рунту» – яйцо; «руру» – плод, зерно. Гусии (Африка): «оморуги» («омо» – префикс) – жена; «оморури» – иностранец. Дабида: «м-руна» – брат, сестра
Куда ни посмотри, напрашивается одно и то же суждение: Рурак – родоначальник, племенной вождь, предводитель нации.
Наконец, один из окончательных переводов этого имени. «Ру» – это еще и основной корень в таких хорошо известных нам словах, как «руль», «рулить». И, стало быть, управлять, а по-украински – «керуваты». Отсюда Рюрик – «верховный правитель», или, другими словами, – старший князь, властитель. Если мы заменим руль на кормило, то получим «короля» и «корону».
Казалось бы, все. Можно поставить точку. Но так и просится на страницы еще один вариант – самый простой. Братьев-то было трое. Не двое и не четверо. Почему? Да потому, что так во всех мифах, легендах и сказках. Древнеиндийский верховный бог имел трех сыновей: Нараяна, Ишвара и Махашакти. Он нисходит в реальный мир в образе трех богов: Брахмы (творца и прародителя; у нас – Рюрик), Вишну (защитника связующего звена; у нас – Синеус), Шивы (разрушителя; у нас – Трувора). И у Сатурна было три сына: Юпитер, Нептун и Плутон. И у Ноя: Сим, Хам и Иафет. И у Фарры: Арон, Авраам и Нахор. И Парису предложили свои услуги три богини: Гера, Афина и Афродита. И судьбу человека решают трое: Клото, Лахесис и Атропос. И Таргитай родил трех сыновей: Липоксая, Арпоксая и Колоксая. И Киев основали три брата: Кий, Хорив и Щек. А еще раньше от Пана (по польской хронике) произошли три брата: Лех, Рус и Чех. И прародитель тюрков Огуз-каган имел от двух жен по три сына. И иранец Фретон-Феридун: Салма, Тоза и Иреджа… Видимо, хватит? Новгород тоже не прошел мимо святой троицы. Более того, третьего звали Трувор или третий («тро», «тру» – три, а «во» – раз или «рожденный»). Тогда Рюрик? Старший: старуха («ста» – сильно), рухлядь, рутина. Но в имени Синеуса – не о возрасте речь идет, а об усах, притом показан их цвет? Увы, не будем торопиться. В словаре китайского языка и некоторых других юго-восточной группы читаем: «син», «сине» – следующий, будущий, второй из двух, другими словами – средний. В греческом языке «син» – вместе и приставка «со» к таким словам, как «собрат», «сотоварищ», «супруга», «сожитель», а «син эвос» – находящийся вместе с кем-либо в юношеском возрасте, «сингенес» – родственник. Если летописец заглядывал в какой-нибудь греческий текст, он мог, разумеется, перенести это родство и порядок рождения на имена?.. Корень этот, кстати сказать, мог перейти и в другие европейские языки. Если так, то летопись следует понимать в буквальном смысле: «И пришли три брата с родами своими и своими дружинами. И сел старший в Новгороде, потому что имя ему Рюрик, а другой сел на Белозере, Синеус, а третий в Изборске, имя ему Трувор». Добавим к этому, что старшему выпала честь стать еще и старшим в управлении формировавшимся тогда русским государством – «правителем», «старшим князем».
А само слово «князь» обозначает не что иное, как хозяин, владелец, распорядитель. И родоначальник. Не зря наши предки на свадебных торжествах главу семьи, руководителя праздничной церемонии называли князем. Так что и здесь норманнский «конунг» – пятое колесо в телеге.
Братья как первый, старший, второй и третий перечисляются во всех летописных списках.
Нельзя, конечно, обойти вниманием и еще одну версию. В книге «Киевская Русь и русские княжества» Б. А. Рыбаков пишет: «Историки давно обратили внимание на анекдотичность «братьев» Рюрика, который сам, впрочем, является историческим лицом, а «братья» оказались русским переводом шведских слов. О Рюрике сказано, что он пришел «с роды своими» («sine use» – «своими родичами») и верной дружиной («tru war» – верной дружиной)…
…Другими словами, в летопись попал пересказ какого-то скандинавского сказания о деятельности Рюрика, а новгородец, плохо знавший шведский, традиционное окружение конунга принял за имена его братьев».
Может быть и так, хотя и сомнительно. Братья же так быстро «помре» потому, что их вообще не было и проявить себя они ничем не могли.
Зачем и кому понадобилась выдумка о Рюрике с братьями? И как обстояло все на самом деле?
Ученые заметили, что в летописи 1050 года, написанной новгородским посадником Остромиром, события того далекого времени рассматриваются несколько иначе. Автор ее начинает рассказ с построения Киева, а затем переходит к «северным» делам. Войско Олега, сообщает он, состоявшее из варягов и славян, овладело Киевом и только после этого воины стали именоваться русью, русскими. Стало быть, норманны тут ни при чем. Но Остромир впервые в русской книжности ввел легенду о призвании варягов, которую завершил тем, что пришельцы свободно жили среди новгородцев, а потом и самих новгородцев стали называть варягами.
Много интересного и много недоговоренного. К такой истории крайне нужен исторический человек. И он нашелся – Владимир Мономах, талантливый государственный человек, полководец, писатель; сын Всеволода, младшего из Ярославичей. Многие годы он состоял при больном отце и управлял государством, но после смерти Всеволода власть перешла к бездарному Святополку. Мономаха призвали на престол только через двадцать лет. И, конечно, ему нужно было укреплять свои права. Первым делом он внес дополнения в Русскую Правду, которые облегчали положение простых граждан, затем написал «Поучение», которое можно рассматривать как исповедь великого человека и полководца (сообщалось о его 83 походах), и наконец ознакомился с летописью Нестора и передал рукопись из Печерского монастыря в Выдубицкий. Там внесли в текст изменения. Но они не удовлетворили Мономаха. Новую переделку поручили Ладожанину.
«В новгородской Остромировской летописи, – пишет Б. А. Рыбаков, – Мономаху импонировали три идеи: первая – законность приглашенного со стороны князя (каким являлся и он сам); вторая – князь появляется как успокоитель волнений, напоминающих Киевскую ситуацию 1113 г. («…рать велика и усобица и въсташа град на град…», летопись 1050 г.); третья – приглашенный князь устраняет беззаконие («…и не бе в них правды…») и «должен рядить по праву». Мономах к этому времени уже издал свой новый устав».
Именно тогда начал бурно развиваться Новгород, а с ним – и новгородский край. Быть вторым после Киева северяне не хотели. Далее. Очень был заинтересован в «нерусском» происхождении первых князей сын Мономаха Мсти­слав. С ним-то как раз русский историк А. А. Шахматов и связывает новую редакцию летописи. Мстислав – сын дочери английского короля Гиты Горальдовны, женился сначала на шведской принцессе Христиане, а затем на новгородской боярышне, дочери посадника Дмитрия Завидовича, который тоже был в близком родстве с варягами-шведами. Княжить в Новгороде он начал с 12 лет.
Вот откуда и пошло переписывание летописи на новый лад.
А теперь, чтобы пролить окончательную ясность в вопрос об именах первых русских князей, вспомним… Олега и Ольгу…
Польская «Великая хроника» в главе о Лешеке Первом сообщает: «В его время, как говорят, некий искуснейший в золототканом деле мастер, который могуществу Александра противостоял скорее мастерством и трудолюбием, нежели храбростью, принудил уйти последнего из земель лехитов бесславно и не без конфуза. Из-за этого лехиты избрали его королем, дав ему имя Лешек. Ведь говорят, что Лешек обозначает «хитрый», так как победил он непобедимейшего короля Александра хитростью и подвохами».
Два вывода напрашиваются сами собой: не все имена давались в то время с рождением (исторические, по крайней мере); в присвоенных народом именах выдающихся деятелей содержится и образная характеристика их каких-либо особенностей: умственных, физических, нравственных.
Для нас же откровение «Великой хроники» оказывает еще и третью, не менее ценную услугу – показывает путь к «расшифровке» имен первых русских князей.
Лешек – это и Лех, Лег. Корни в них древние. Даже в Африке они известны. Так, в языке суахили есть два слова, многое нам разъясняющие: «леа» – обучать и «леба» – хитрость. Так что Лех, Лег – умный, мудрый, хитрый, как и сказано в хронике. А если прибавить впереди «о»? Получим: Олег – «очень мудрый», «очень умный», «очень хитрый».
Можно сказать, что это искусственно построенное образование… Да нет, не искусственное. Автор «Описания Эллады», древнегреческий писатель Павсаний (II в.) сообщает о Дельфийском оракуле: «Это прорицалище было основано в честь бога людьми, прибывшими от гипербореев (северного народа); в их числе был и Олег, он был первым пророком бога и первый произносил пророчества в гекзаметрах». «Ле» – корень, хорошо известный древним грекам. В их словаре «лего» – также думать, полагать. В иранских языках (таджикский, например) «олим» – умный, ученый, знающий, просвещенный, образованный… Заглянем и в статью В. Щербакова «Века трояновы»: «Княгиня Ольга в летописи именовалась так: Вольга. Вот почему, в силу закона славянских созвучий, атаула – это «вода-уы». В славянском «а» переходит в «о»: водю-ы, водь». Таким образом дается имя целому народу. Верно здесь только одно: «о» – это «во», потерявшее согласный звук «в», а «во» – это и есть «много, сильно, очень»…
А теперь обратимся к нашим былинам:

И пошел Вольга сударь Буславлевич
Обучаться всяких хитростей,
мудростей,
Всяких языков он разныих;
……………………………
Стал Вольга растеть-матереть,
Учился Вольга да всяким
премудростям.
Серым волком рыскать
во темных лесах,
Щукой-рыбою да нырять
во синих морях…

То же с нашими князьями. С. М. Соловьев пишет в «Истории России с древнейших времен»: «Как Олег, так и Ольга отличаются в предании мудростью, по тогдашним понятиям, т. е. хитростью, ловкостью: Олег хитростью убивает Аскольда и Дира, хитростью пугает греков, наконец, перехитряет этот лукавый народ; Ольга хитростью мстит древлянам, хитростью берет Коростень; наконец, в Царьграде перехитряет императора…»
В самом деле, не случайно два князя подряд носили у нас одно и то же имя… Видимо, второе имя… Это предполагал, в частности, и Н. М. Карамзин в отношении Ольги: «Имя свое приняла она, кажется, от имени Олега, в знак дружбы его к сей достойной княгине, или в знак Игоревой к ней любви».
Упоминавшиеся уже В. Кандыба и П. Золин называют даже настоящее ее имя – Прекраса. И это тоже не противоречит нашему подходу к «расшифровке» вторых имен. Дело в том, что «ле» – не только ум и хитрость, но и красота: «лепо» – хорошо, красиво, а Ольга – «наипрекраснейшая», как и Елена, также одно из имен Пресветы-Ольги.
А как же Игорь?
О. В. Ключевский выводит его имя из скандинавского имени Ингварр и ссылается при этом на авторитетное заявление византийского императора Константина Багрянородного.
Неужели и в самом деле у русских не хватило ума дать имя своему князю? Хватило. И в имя вложено определенное значение.
Вспомните: каждому школьнику известное слово «иго», которое начинают теперь обожествлять некоторые «демократические историки». Что оно обозначает? Ярмо? Не только. Оно передает и такие понятия, как власть, угнетение, правление. Пришло это слово из далекого арийского прошлого: «иш», «ищ» – властвовать, властитель, владыка. И попробуем теперь проследить за ним в различных языках и наречиях: в греческом «игемокас» – правитель, вождь, а «игесля» – руководство; в пушту «идари» – административный, а «идара» – управление; в японском «иацу» – принуждение, давление; в суахили «идара» – департамент, управление. Как говорят, куда ни кинь – везде клин.
А у нас и во всей современной Европе? Игумен – настоятель мужского монастыря, Иегова – еврейское имя Бога, иерарх – епископ, архиерей, митрополит. В начальный период христианства русские позаимствовали также у греков «иконома» – управляющего и Ипата – правителя… Да и «империя» начинается с «и». Так что Игорь («рь», «ре» – человек) – властитель, первый настоящий русский князь.
То же утверждает и «Слово о Законе и Благодати» Иллариона, написанное в 30-х годах XI века. Род киевских князей в этом историческом документе возводится именно к Игорю, а не к Олегу и Рюрику.
«Если даже допустить, что Игорь родился в год смерти Рюрика, – подчеркивается в «Истории русской литературы XI-XVII веков» под редакцией Д. С. Лихачева, – то Олег оставался регентом при Игоре и в те годы, когда «малолетнему» князю было уже 30 лет. В действительности же и Рюрик, и новгородский, а затем киевский князь Олег и киевский князь Игорь, видимо, не были связаны кровным родством».
Вот вам и норманнское происхождение первых русских княжеских имен. Вот вам и скандинавские саги, в которых так часто встречается Хельга. Между Хельгой и Ольгой расстояние не меньше, чем между Стокгольмом и Киевом…
Второе имя… Оно настолько сживается с человеком, что первое порой забывается напрочь. Так стало даже с Хмельницким и уже в XVII веке. За великие заслуги перед отечеством народ назвал его Богданом. И Зиновий, которым нарекли его родители, перестал существовать.
Так что Гостомысл посылал за князем не к тем варягам, которые постоянно грозили русскому народу войной, да и неоднократно пытались покорить его, а к своим родным славянам или, по крайней мере, к венедам, что в принципе одно и то же. И пришел на Русь князь Рурак или Рурик, что значит «властитель», «наместник бога на земле» или просто «военачальник». Только вот пришел ли? Недаром его имя появилось и сразу же исчезло из языка нашего. Зато Игорей, Олегов, Святославов и Владимиров хватило до самой революции. Да и сейчас эти имена у нашего народа в почете.
Кстати, о Гостомысле. Господин, господарство (украинский язык) – хозяйство. В других славянских языках (словацкий, например) «хостытель» или «гоститель» – хозяин. «Мыслить» же – не только думать, но и делать, производить. Отсюда и наша «промышленность». Гостомысл – господин, правитель, осуществляющий руководство на определенной территории, определенным народом, что-то наподобие первобытного князя.
Нельзя, разумеется, пройти и мимо еще двух имен: киевских князей Аскольда и Дира. В «Повести временных лет» они представлены читателю как варяги, бояре Рюрика. Увы, историками уже доказано, что Дир – князь волынских славян дулебов. Этого не отрицает и Л. Н. Гумилев («Древняя Русь и Великая степь»). Польский же исследователь Ян Длугош сообщает о том, что Аскольд и Дир были братьями. Стало быть, Аскольд – славянское имя. Добавим к этому, что Никоновская летопись называет его Оскольдом («О князе Рустем Оскольде»). Как видим, типично русские звуки. Они легли в название реки Оскол: «о» – вода, течение, сила, а «сокол», «скол» – могущественный, большой, упрямый, быстрый. Князь же Оскольд должен был обладать невероятными мужеством и силой.
Казалось бы, совсем уж немецкий Свенельд – древнерусский воевода, вместе со Святославом принявший участие во всех западных походах русской рати в те времена. Ученые единогласно заявляют, что он был варягом. Давайте и мы не усомнимся в этом, но только примем во внимание еще вот что. Среди купцов и гостей в Константинополе (при русском посольстве) упоминают Свена. В одном из боев с ромеями погиб богатырь Свенельд, о котором рассказал Лев Диакон в своей «Истории». Летописец Свенельда постоянно называет Свентиадом. И это придает, как видим, нередкому в Киевской Руси имени какой-то совсем уж не варяжский оттенок. Окончательно сбивает с толку словарь болгарского языка: «свенлив» – робкий. Норманнский корень становится чисто славянским.

(Продолжение следует)

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Да, все эти слова произошли от казахского: діріл, ару, ұрық – семя, ұру, күн ізі – князь, хан – конунг, әнет – венед, барақ – варяг, ұлығ- олег, игі ер – игорь и т.д. И суахили – от суақ елі… Вообще-то увлекательно!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ