ПРИМЕР СЛУЖЕНИЯ ОТЕЧЕСТВУ

2
341

Мейрам БАЙГАЗИН,
Почетный журналист Казахстана

В Мажилисе Парламента РК можно увидеть фотографии руководителей Верховного Совета республики, среди них и портрет Жумабека Ахметовича Ташенова.
Имя этого видного государственного и политического деятеля навечно вписано в историю Независимого Казахстана. Его жизни посвящаются книги, его именем названы улицы в Астане, Алматы, Шымкенте, Петропавловске, Кокшетау и в некоторых районных центрах. Он еще при жизни по праву и заслуженно стал любимцем народа. В чем же феномен Ташенова?

Вся история человечества свидетельствует об изобилии противоречивых событий, в пучине которых бесследно исчезали многие светлые головы. За честное и преданное служение Отечеству, своему народу и во имя грядущих поколений были унижены и оскорблены славные личности. Если провести определенную периодизацию, то казахи в советское время испытали на себе сильный прессинг со стороны центра в виде заключений без суда и следствия, репрессий, неподсудных судимостей на длительные сроки, иногда со смертельным исходом. Было заурядным делом даже во времена «хрущевской оттепели», как нередко пишут в российских изданиях, отстранение от должностей, сопротивляющихся центру личностей.
Жумабек Ахметович, безусловно, является одним из немногих патриотов, известных своей отважностью, глубиной мышления, дальновидностью и целенаправленной устремленностью во имя защиты интересов республики.
До него с открытым забралом выступал только Смагул Садуакасов, который был всего лишь наркомом просвещения автономной республики, против главы Правительства Российской Федерации Рыкова, защищая национальные интересы, аргументируя тем, что Казахстан не может принять большой поток новых переселенцев из России, так как промышленность и сельское хозяйство находятся в зачаточном состоянии. И сумел отстоять свою позицию и приостановил недальновидную политику массового переселения обездоленных российских крестьян.
Когда произносишь имя Жумабека Ташенова, то сразу всплывают в памяти исторические события, связанные с поднятием целинных и залежных земель, сохранением целостности территории Казахстана в 60-е годы, спасением от закрытия в 1958 году казахскоязычных республиканских газет «Социалистік Қазақстан» (ныне – «Егемен Қазақстан») и «Қазақ әдебиеті», продвижением национальных кадров на руководящие посты и многое другое.
Жумабека Ташенова часто вспоминают и приводят в пример писатели, ученые, государственные и общественные деятели. Как писал бывший первый секретарь ЦК КПК Исмаил Юсупов (1962–1964 гг.): «Не нашелся никто иной, кто мог бы открыто противостоять Хрущеву, кроме Ташенова. Жумабек Ташенов за свою республику, за свой народ был готов ко всякой борьбе, ко всяким неожиданностям. Вот таких настоящих сынов-героев не должен забывать казахский народ».
Жумабек Ташенов одним из первых активно поддержал политику СССР по освоению целинных и залежных земель в северных регионах Казахстана. Он много работал для того, чтобы замысел, направленный на обеспечение полуголодной страны хлебом, осуществился как можно быстрее.
Действительно, по данным периодической печати 1961 года: «За последние семь лет хозяйства пяти северных областей Казахстана, где сконцентрировалось более 80 процентов всех созданных в СССР целинных совхозов, в общей сложности освоили 17 млн. гектаров целины, продали государству почти три миллиарда пудов хлеба, что примерно в 8 раз больше, чем за предыдущее семилетие» (газета «Акмолинская правда», 27.12.1960 г.), «Целинный край – гордость Казахстана! Акмолинская, Кокчетавская, Павлодарская, Кустанайская и Северо-Казахстанская области по своей площади больше Франции, Бельгии и Голландии вместе взятых» (газета «Казахстанская правда» 27.12.1960 г., № 302).
Но вместе с подвигом целинников наблюдалась попытка перекройки, «стирания» границ между союзными республиками. Так, 25 декабря 1960 года в газете «Акмолинская правда» было напечатано скромное объявление: «К сведению делегатов: I Целинная краевая партийная конференция открывается 28 декабря 1960 года в гор. Акмолинске…» Это был нонсенс, так как на тот момент самого края, как административно-территориальной единицы, еще пока не существовало. Только через два дня, 27 декабря того же года, в республиканских и областных газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета Казахской ССР от 26 декабря 1960 года «Об образовании Целинного края в составе Казахской ССР». Согласно документу, в него были включены территории Акмолинской, Кокчетавской, Кустанайской, Павлодарской и Северо-Казахстанской областей с административным центром края в городе Акмолинске. На «краевой» конференции для реализации грандиозного масштаба по предстоящей «перекройке границ» председателем крайисполкома был избран В. В. Мацкевич, до этого работавший министром сельского хозяйства СССР.
Уже тогда впервые открыто проявилось стремление центра переподчинить Целинный край Госплану СССР. Так, стало известно, что руководство новоявленного Целинного крайкома отказывалось передавать плановые показатели на предстоящий 1961 год в республиканские органы, как это делалось ежегодно. По этому поводу, будучи председателем Совета Министров КазССР, Жумабек Ташенов срочно прилетел в Акмолинск. Зайдя в кабинет первого секретаря Целинного крайкома Т. И. Соколова (также по статусу бывший одновременно секретарем ЦК КПК 1960–1963 гг.), предсовмина, не считаясь с уже существовавшей тогда негласной прямой подчиненностью крайкома Москве, принялся в жесткой форме отчитывать зарвавшегося хозяина кабинета: «Что Вы себе позволяете?! Почему не передаете в Госплан Казахской ССР необходимые данные для формирования бюджета на следующий год?» На что Тихон Соколов гордо ответил, что никакой задержки с показателями нет, просто с 1 января 1961 года бюджет Целинного края формируется в Госплане соседней республики – РСФСР, а с двойным подчинением пяти областей Северного Казахстана покончено. И, дескать, не указывайте мне здесь. Вышел скандал, эхо которого в тот же день с подачи Т. И. Соколова достигло Москвы.
Как вспоминал один из инспекторов орготдела ЦК КПСС, Хрущева поразили даже не слова Ташенова о том, что «передаче края России не бывать», а то, как предсовмина пригрозил Соколову «высылкой из Казахстана в 24 часа». Такого, конечно, тогда всесильный Хрущев стерпеть не мог.
Подводя очередные итоги всесоюзной кампании по освоению целинных и залежных земель, в 1960 году первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев с гордостью заявил, что он сделал то, что царская администрация России не смогла сделать и за 100 лет активной колонизации казахских земель, т. е. увеличил долю некоренного населения Казахской ССР более чем на 50 процентов. «Пора переходить на краевое управление … в перспективе исчезнут границы между республиками … надо кончать с этой белой могилой» (это об Акмолинске, в 1961 году по его настоянию переименованном в Целиноград). Тем самым, он планировал, что с января 1961 года пять северных областей Казахстана с их огромным промышленным и сельскохозяйственным потенциалом должны напрямую подчиняться Москве. Кроме того, в Москве обсуждались вопросы передачи полуострова Мангыстау Турк­мении, Бостандыкского, Кировского и Пахтааральского районов Чимкентской области (ныне Туркестанская область) – соседнему Узбекистану.
И такую махину поспешного образования Целинного края сумел остановить только Жумабек Ташенов, который, несмотря на имевшееся безропотное согласие тогдашнего руководства республики, открыто и практически в одиночку выступил против бездумной политики Никиты Хрущева.
В конце 1960 года на совещании в Акмоле Хрущев, обращаясь к предсов­мину Ташенову, заявил: «Есть один безотлагательный вопрос – о площади земли в республике. С товарищем Кунаевым и руководителями областей мы уже обменялись мнениями по этому поводу. Они наше предложение поддерживают. Теперь, Жумабек Ахметович, я хотел бы услышать ваше мнение по этому вопросу». На что Ташенов с возмущением сказал в лицо
Н. С. Хрущеву: «Я родом из Акмолинска. Двенадцать лет работал в Северо-Казахстанской области. Мои родители и их родители, да и все наши предки покоятся на этой земле. И вы теперь хотите эту землю передать России? Вдумайтесь, товарищи, какой казах с этим согласится?! Подумайте, товарищи! Я, например, категорически против не только рассмотрения, но и постановки данного вопроса в повестку дня!».
«Слушай. А ты кто такой, чтобы выступать против воли партии?! – вскипел Хрущев. – Мы можем принять решение и без вашего согласия. Советский Союз – единая страна, а потому кому, чью территорию отдавать – решит Верховный Совет СССР».
«Если Верховный Совет начнет самолично вмешиваться в территориальный вопрос каждой республики, то надо отменять Конституцию СССР, – веско возразил Ташенов. – Там ведь сказано, что каждая республика обладает правом собственности на свою исторически сложившуюся территорию. И если этот закон будет нарушен, то мы ведь вправе обращаться за справедливостью в международные правозащитные организации».
Такой смелый выпад Жумабека Ахметовича застал врасплох Никиту Сергеевича. В то время никто не смел покушаться на незыблемые устои Конституции СССР. Выйдя с совещания, тогдашний первый секретарь ЦК КПК Д. А. Кунаев с восхищением произнес отважному коллеге: «Жумеке, вы поистине отчаянный храбрец. У вас львиное сердце!» На что тот ответил: «Ради родной земли и интересов казахского народа я готов даже на испытания в аду!»
Дерзкий отпор предсовмина КазССР стал по праву судьбоносным в противостоянии с Москвой за целостность территории Казахстана. Не ожидавший такой смелости и ни добившись своего результата, Хрущев вынужденно закрыл злополучное республиканское совещание.
«По всей видимости, поняв, что с Ташеновым никак нельзя договориться, Никита Хрущев дал срочное поручение – подвергнув его жесткой критике, снять с высокой должности и направить куда-нибудь с понижением» (Елеу­сизов М., «Незабываемые встречи». «Жулдыз», № 4, 1998 г.).
Смелый отпор Ж. Ташенова авантюрным идеям Н. Хрущева возымел свое действие. Он отказался от своей бездумной перекройки географической карты СССР по имперским лекалам «целинной эпопеи». Наверное, он рассудил так, если Ташенов, будучи одним из руководителей союзной республики, практически в одиночку от имени казахов открыто выступает против воли «центра», то что можно ожидать о возможном противодействии самого народа. Впоследствии прошедшие события в Казахской ССР в июне 1979 года, когда центр хотел образовать Немецкую автономную область на территории Казахстана, и декабрьское восстание 1986 года показали реальность опасения Хрущева.
Нынешний конфликт между Украиной и Россией, кстати, был заложен еще в ту пору, когда во главе партии и Советской страны стоял тот же Никита Хрущев. Своим волюнтаристским решением Никита Сергеевич без согласования с Президиумом Верховного Совета СССР в феврале 1954 года передал Крымскую область под юрисдикцию Украинской ССР. Все это происходило с молчаливого согласия интеллигенции России.
Сегодня мы все, к сожалению, становимся невольными свидетелями непростой геополитической ситуации, складывающейся на территории Содружества независимых государств. Как известно, история порождает новую историю. Для сравнения беспримерности подвига Ташенова в противостоянии Хрущеву можно привести ряд исторических фактов тех лет.
Так, приезд первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева на Ляодунский полуостров 13 октября 1954 года наделал много шума. Из воспоминаний военного историка М. Белоусова о пребывании Хрущева в Порт-Артуре (ныне город Люйшунь КНР). «…С начала доклада В. Шевцова, командующего 39-й армией, не прошло и трех минут, как Хрущев с силой ударил ладонью по столу и буквально крикнул: «Хватит болтать! Ты лучше мне скажи, зачем вы здесь стоите?» Командующий, будучи человеком степенным и уважительным… как-то недоверчиво еще раз посмотрел на Хрущева и спокойно сказал: «Для защиты дальневосточных рубежей нашей Родины». Хрущев снова обрывает его и сердито заявляет: «Это политика царская, империалистическая. Кого же и от кого вы собираетесь здесь защищать? Ты мне лучше скажи, сколько надо времени, чтобы здесь не осталось ни одного вашего солдата, даже вашего духа». Швецов молчал… В это время вошел маршал Малиновский (командующий Дальневосточным военным округом. – Прим. ред.), только что прилетевший из Приморья… Хрущев продолжал: «Так сколько же месяцев вам, командарм, надо, чтобы убраться отсюда?» Швецов ответил: «Месяца три-четыре». Присутствующий генерал Пенионожко бросил реплику: «Мало!» Хрущев: «Даю пять. И чтобы по истечении этого срока никого из вас не осталось». Буквально в течение указанного срока стратегический плацдарм советских войск на восточных рубежах, каким являлся на условиях аренды Порт-Артур с 1945 года, был досрочно возвращен Китайской Народной Республике». К сожалению, ни один присутствовавший на том совещании военный маршал или генерал, прошедший суровые военные годы, не смог встать и высказаться против демагогического и ошибочного решения. Этот пример ярко характеризует стиль и методы бездарного руководства Никиты Хрущева такой огромной страной, каковым являлся в тот период СССР.
В те годы не особо учитывались интересы коренного населения страны, и руководящие кадры назначались из Москвы. Зачастую назначенцы центра плохо знали местные условия и чувствовали себя временщиками. Впервые против такой политики центра открыто выступил Жумабек Ташенов. Л. И. Брежнев, избранный секретарем ЦК КПСС, а до этого два года проработавший первым секретарем ЦК КП Казахстана, прибыл в Алма-Ату. Проводя в марте 1956 года внеочередное бюро ЦК республиканской парторганизации, объявил кандидатуры на должность первого и второго секретарей – И. Яковлева и Н. Журина. Практически все члены бюро, присутствовавшие в зале, выражая свое согласие, удрученно промолчали. Не успел Брежнев объявить о закрытии указанного бюро, как недавно избранный председатель Верховного Совета Казахской ССР Ж. Ташенов попросил слово и смело высказал то, что накипело на сердце. Вот отдельные мысли из его речи: «В районах, областях, в центральном аппарате, в министерствах выросли кадры казахской национальности, достойные занять пост второго секретаря партийного руководства в республике. Вот сидит среди нас секретарь ЦК КП Казахстана Фазыл Карибжанов. Чем он хуже других? Неужто он не может работать вторым секретарем? Меня удивляет такое пренебрежение к готовым местным кадрам. Я это воспринимаю, как недоверие к казахам, как их откровенное третирование. Это уже становится традицией – не допускать национальных кадров до поста первых и вторых секретарей партийного руководства». Ж. Ташенова поддержал только секретарь ЦК Тажиев – действительно, почему ЦК проводит столь однобокую кадровую политику, не советуется с руководителями республики? Тогда это было впервые сказано на таком высоком уровне, поэтому Брежнев просто опешил и только мог сказать, что предложение товарища Ж. А. Ташенева правомерно, однако данное конкретное решение было согласовано Москвой. Далее во время обеда после бюро ЦК Брежнев сказал Ташенову: «Я Вам этого никогда не забуду». Но лед, можно сказать, тронулся. Впоследствии, национальные кадры получили возможность занимать высокие посты в своей республике: Фазыл Каримович Карибжанов в декабре 1957 года был назначен вторым секретарем ЦК КП Казахстана, Кунаев Д. А. – в 1960 году первым секретарем ЦК КП Казахстана.
Если рассматривать сохранение пяти северных областей в составе Казахстана через призму современных социально-экономических реалий, то этот факт имеет колоссальное значение. Благодаря этому наша страна занимает девятое место в мире по территории, входит в так называемый зерновой пояс Земли, включающий в себя полосу в Северной Америке (север США и Канада), в Европе (Франция, Украина, юг России), в Южном полушарии (в особенности Аргентина и Австралия), а также она в числе крупнейших государств – производителей высококачественных сортов твердой пшеницы.
Общая площадь, которую отстоял Ташенов, по скромным подсчетам, составляет порядка 565,4 тысяч кв. км или 1/5 часть от всей территории нынешнего Казахстана. Также в среднем население страны было бы меньше почти на четыре миллиона человек (по итогам переписи 1999 года) или на ¼ от общей численности.
Когда Жумабек Ахметович пришел в руководство республики, став поначалу председателем Президиума Верховного Совета Казахской ССР, а затем председателем Совета Министров, им были инициированы и реализованы такие важные мероприятия республиканского значения:
– он предложил одну из главных магистралей города Алматы назвать проспектом Абая и воздвигнуть там памятник великому мыслителю и поэту. И чтобы в этом убедить кремлевских правителей, ссылался на проспекты Руставели в Тбилиси, Навои – в Ташкенте, Горького – в Москве;
– для того чтобы довести до конца начатое при первом секретаре ЦК КП Казахстана Жумабае Шаяхметове дело – строительство спортивного комплекса в урочище Медео, пригласил своего коллегу, председателя Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилова в Алматы, повез его на Медео, показал красивое урочище, заинтересовал его, и, обосновывая свою просьбу, «выбил» необходимые средства для завершения комплекса;
– в соответствии с решением ХХ съезда КПСС во всех республиках были созданы Комиссии по реабилитации репрессированных в годы сталинского молоха, повсеместной кампании борьбы с так называемыми «врагами народа». Такую Комиссию по восстановлению доброй памяти оклеветанных и осужденных в Казахстане возглавил Жумабек Ташенов;
– он был инициатором Декады казахского искусства и литературы в Москве в 1958 году, всемерно способствовал тому, чтобы казахстанские деятели литературы и искусства были достойно отмечены государственными наградами, а пятерым выдающимся из них присвоены высокое звание «Народный артист СССР»;
– несмотря на всяческие преграды и препоны «сверхбдительных» служак из ЦК КП Казахстана, активно препятствовавших изданию книги Бауыржана Момышулы «За нами Москва», Ж. А. Ташенов добился того, чтобы она увидела свет;
– добился того, чтобы построенный в центре Алматы добротный 120-квартирный дом по улице Карла Маркса был всецело отдан видным деятелям культуры и литературы Казахстана, многие из которых годами скитались без квартиры;
– лично инициировал выдвижение романа «Абай» Мухтара Ауэзова на Ленинскую премию;
– по его инициативе были представлены ко второй Золотой Звезде Героя Соцтруда рисовод Ибрай Жахаев и чабан Жазылбек Куанышбаев;
– всячески содействовал присвоению третьей Золотой Звезды Героя Соцтруда Нурмолде Алдабергенову, звания Героя Советского Союза Бауыржану Момышулы и Рахымжану Кошкарбаеву, однако не смог сломить яростное сопротивление хрущевской клики и маршала И. Конева;
– настойчиво и принципиально ратовал на рост и воспитание молодых и деятельных национальных кадров во всех сферах государственной политики и, будучи председателем Совета Министров КазССР, привлек на работу в правительственный аппарат группу высококвалифицированных специалистов коренной национальности;
– решительно выступил против фарисейской политики дублирования русских газет на казахский язык;
– выделил квартиру репрессированной вдове расстрелянного поэта Магжана Жумабаева;
– был организатором открытия инженерно-технических вузов: в Павлодаре – индустриального, в Алматы и Караганде – политехнических институтов;
– вникал во все жалобы униженных и оскорбленных черствыми и бездушными бюрократами-чиновниками и волевым образом безотлагательно решал их дела. Умел располагать к себе простых людей и добротой, и вниманием, и действием. Его отличало участливое отношение к просьбам рядовых граждан и умение оперативно решать проблемы.
К любому вопросу Ташенов подходил из государственных интересов и общества и всегда принимал деятельное участие при принятии по нему решения. В должности председателя Совмина Казахской ССР он часто ездил по регионам республики, особенно ему нравилось посещать Кокчетавскую область, жемчужный край, воспетый знаменитыми акынами и певцами. Эту область в 60-е годы прошлого столетия возглавлял один из авторитетных коммунистов республики А. Т. Трещев, Ташенову нравилось общаться с ним. При одной из встреч Алексей Тихонович вручил ему письмо без подписи и попросил его мнения насчет содержания. В нем говорилось, что второй секретарь обкома партии Байкен Ашимов является сыном бая, и имеет ли такой человек право занимать такой ответственный пост? Прочитав, Жумабек Ахметович порвал письмо в клочья и спросил: «Алексей Тихонович, у вас есть к нему претензии по работе?» Ответ был лаконичным: «Нет». «Мы уже пережили голодные годы, повальную репрессию и Отечественную войну. Вместе с народом победу ковали дети разных народов и сословий. Неужели нам не надоело выискивать врагов среди своих? Давайте закроем эту тему», – подытожил Ташенов.
Общественность Казахстана хорошо знает имя государственного и общественного деятеля Байкена Ашимова. Находясь более десяти лет на посту председателя Совета Министров Казахской ССР, он внес огромный вклад в развитие экономики, промышленности и сельского хозяйства республики. Он единственный председатель Правительства союзной республики, удостоенный высокой награды – Героя Социалистического труда страны. И хотя его уже нет в живых, его порядочность и человечность до сих пор вызывают уважение знающих его людей.
Многогранная жизнь и гражданский подвиг Жумабека Ташенова служат примером для подрастающих поколений. Он прошел достойный путь от девятилетнего пастушка в далекие годы коллективизации казахских аулов до отважного руководителя Совмина Казахской ССР. Изучение его жизни в школах, колледжах, вузах способствовало бы формированию чувства патриотизма молодых казахстанцев. Проведение научно-практических конференций и «круглых столов», посвященных гражданскому подвигу Ж. А. Ташенова, позволили бы обогатить национальную историю независимого Казахстана, привлечь внимание общественности к богатому духовно-нравственному наследию предков.
Имя легендарного государственного деятеля Жумабека Ташенова наряду с историческими именами славных казахских батыров и народных героев в благодарной памяти народной. Казахстанцы помнят его крылатые слова: «Ради родной земли готов пожертвовать жизнью».

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Мы гордимся такими великими казахами, я буду рассказывать про него своим детям и внукам. Автору статьи СПАСИБО. Рухани жаңғыру деп осыны айтады.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ