УРБАНИЗАЦИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

0
585

Аманжол КОШАНОВ,
академик НАН РК

В условиях такой республики, как наша, где в соответствии с Государственной программой «Стратегия «Казахстан-2050» и задачами 4.1. индустриальной революции идут радикальные экономические и социальные преобразования, обеспечение комплексного развития регионов предстает одной из основных задач государственной политики. Решение проблемы усложняется экономическим дисбалансом в уровнях экономического развития и существенным разрывом в показателях ВВП между крупнейшими агломерациями, нефтедобывающими областями и регионами. 

Больше половины ВВП РК за 2017 год, к примеру, приходится на те отрасли, в которых работают менее 4 процентов занятого населения. При этом заработная плата и занятость в этих отраслях не сильно зависят от производственных показателей, а сами предприятия точечно локализованы на западе и северо-востоке страны. Рост физического объема в остальных отраслях во многом связан со сложившейся оценкой выпускаемой продукции (величиной добавленной стоимости) и соответственно уровнем развития отраслей и сфер.
Решение проблемы требует крупных региональных преобразований. Более трех лет назад государством предложена новая концепция региональной политики, новая стратегия, основанная на региональном балансе приоритетного развития центров экономического роста и управляемой урбанизации1. По идее Программы центрами национального и регионального взаимодействия должны стать города-хабы в каждом макрорегионе республики. Они – средоточие концентрации капитала, ресурсов, передовых технологий, точки притяжения миграционных потоков и естественной урбанизации. Считается, что города-центры – основа изменения облика территории и всей региональной инфраструктуры. Например, приоритетное развитие Алматы и Шымкента в южном макрорегионе нацеливается на их превращение в постиндустриальные сервисные центры экономического роста. Сверхнадежды на будущее указанных городов рассчитаны прежде всего на плотность населения, их полицентричное развитие как агломераций с переносом основных производств из городов-лидеров в города-спутники, которые будут развиваться как урбанизированные территории. Государство берет на себя стимулирование новой системы расселения населения, что дает дополнительный импульс развитию моно- и малых городов. А в основных центрах-хабах планируется размещение высокотехнологичных производств, а также сервисных услуг, имеющих экспортный потенциал.
Если обратиться к опыту градостроительства в Казахстане, то привязка к плановой экономике сформировала ряд монофункциональных территорий, зависящих от состояния градообразующей отрасли. Так появились промышленно развитые центры и аграрные окраины. Не следует воспринимать урбанизацию как исключительно положительный процесс. Вследствие негативных неуправляемых социальных последствий рыночных реформ жители аулов и деревень, лишившиеся земельных наделов и точек приложения труда (по основным позициям аграрных специальностей), в последнюю четверть века массово хлынули в города в поисках лучших условий жизни и заработка. Города стали стихийно разрастаться при одновременном росте занятых неквалифицированным трудом. И это при одновременном росте нагрузки на городскую инфраструктуру. Город не поспевает за потребностями новых горожан. Потому процесс урбанизации в республике в последние два десятилетия существенно не отличается (в плане организации и управления этим процессом) от общих закономерностей стихийной урбанизации городов Старого и Нового света. Усиливается и вымывание сельского населения и обезлюдение обширных территорий страны. Феномен обезлюдения аулов и сел – особый процесс, где прежде обжитые территории опустошаются, что в условиях Казахстана создает угрозу национальной безопасности, не говоря о его социально-экономических последствиях. Эта угроза особенно характерна для нашей республики с ее огромной, редкозаселенной территорией. Ни в какой европейской стране, ни в странах Юго-Восточной Азии, Китае этот процесс так явно не наблюдается. Необходима срочная программа новой территориальной организации и расселенческой политики в целях национальной безопасности.
Градостроительные идеи урбанизации и агломерационного развития, модные в развитых странах, не всегда подходят к нашим условиям. Уровень экономического развития с задачами реиндустриализации, нерешенные инфраструктурные проблемы городов и сел, неотложные вопросы оптимизации транспортной сети на нашей огромной территории, к основательному решению которой приступила программа «Нұрлы жол», пока еще остаются негативным явлением, серьезно ограничивают передовые идеи управляемой урбанизации, новые подходы к территориальной организации экономики.
Во всех капиталистических и многих развивающихся странах налажено территориальное планирование и регулирование. Оно существует в различных формах и видах: законодательное регламентирование, прогнозирование, планирование и программирование региональной экономики, бюджетное перераспределение национального дохода между территориями, проведение целевой региональной политики (налоговой, кредитно-финансовой и пр.), контроль за ценами, доходами, занятостью, состоянием окружающей среды и т. д.
В Казахстане все еще медленно решаются важные проблемы территориального развития – рационализация межрегиональных пропорций и связей в масштабе экономического пространства страны, выравнивание уровней хозяйственного и социального развития регионов, обеспечение целесообразной специализации, комплексности и диверсификации региональных систем и др. Складывающаяся ситуация требует усиления роли целенаправленного экономического развития регионов на базе комплексного территориального прогнозирования и программирования в сочетании со стимулирующими рыночными механизмами. В советское время основное внимание уделялось производственной сфере, регулированию территориального развития реального сектора экономики. В настоящее время оно выражено слабо и требует принципиально новых подходов и решений. Советский опыт территориального планирования успешно использовался другими странами, в том числе и развитыми рыночными экономиками в период Великой депрессии 30-х годов и после Второй мировой войны по плану Маршалла, а также в подъеме слаборазвитых регионов. Советский опыт преодоления экономических диспропорций, несмотря на огромное напряжение всех возможных ресурсов и социальные потери, в тех исторических условиях был объективно необходим. Ибо в неразрывной связи с индустриальным переустройством произошли коренные сдвиги в размещении народного хозяйства, масштабах и структуре социально-экономического развития регионов2.
Советская практика территориального планирования и развития, несмотря на ее несомненные достижения, является на сегодня результатом непосредственно директивного управления. В республике нужно разработать радикально противоположную (и теоретически, и методологически) концепцию пространственного развития страны на условиях рыночного функционирования экономики с выделением регионов-драйверов комплексного индустриального и приоритетно аграрного развития с переработкой сырьевых ресурсов.
В Российской Федерации, кстати, идут острые дискуссии и обсуждения современного состояния и перспектив урбанизации 17-ти мегаполисов как драйверов экономического роста. Речь идет о стратегических целях пространственного развития с целевым регулированием демографических и переселенческих потоков. Центры роста в РФ – это взаимоувязанное планомерное развитие средоточий индустриальных и аграрных комплексов, нацеленных на их оптимальное социально-экономическое функционирование.
По прогнозам ВМ и МВФ, с формированием соответствующих инфраструктурных комплексов через 30–35 лет в мире сформируется 500 мегаполисов, которые будут определять масштабы и динамику экономического роста в мире. Это аргументы сторонников и адептов агломераций в мире как начала экономического роста. Теория и практика формирования крупных мегаполисов является определяющей позицией социологов и экономистов-прогнозистов в западном мире. Члены экономического комитета Государственной Думы Российской Федерации, согласуясь с объективным ростом мегаполисов, считают необходимым развивать территории на базе их инфраструктурного обустройства и пространственного развития. Это и понятно, ибо фактор пространства, его обустройство с его обширной и зачастую не вполне освоенной территорией имеет не менее важное значение в социально-экономическом обустройстве регионов3.
Глобальное политико-экономическое значение городов и их сетей постоянно растет: в странах с низким уровнем доходов экономическая деятельность городов формирует 55 процентов ВВП, в странах среднего уровня – 73 процента, а высокоразвитых – 85 процентов. Это означает, что современная экономика развитых стран в значительной степени «привязана» не к территории, а к городам и сетям. Фактически, сеть рыночных, модерных городов – это пространственно сконцентрированный капитализм»4. К 2025 году население крупнейших агломераций достигнет 2 млрд. человек, и они будут производить 60 процентов мирового ВВП5.
В 2008 году впервые в истории 50 процентов населения мира проживало в городах. К 2050 году эксперты ООН и ОЭСР прогнозируют, что доля городского населения достигнет 70–80 процентов от мирового уровня. Города становятся центрами «экономики знаний», где создаются инновации, проживают наиболее активные и квалифицированные специалисты6.
В целом в мировой урбанистической мысли становится преобладающей гуманистическая идея городов, удобных для жизни. То есть изменение концепта городов, которые постепенно трансформируются от индустриальных центров к сервисным городам и «смарт-сити» («smart-city»), стало мировым мегатрендом. Урбанизация предстает одним из наиболее значимых социальных и демографических процессов в современном мире. Если в 1960 году в развивающихся странах было лишь 52 мегаполиса, то в 2000 году – 279, а в 2025 году, как ожидается, их будет 486. Развитые страны в целом уже завершили урбанистический переход. Уровень урбанизации даже таких стран, как Канада и Австралия, имеющих территории, сравнимые с Казахстаном и относительно малочисленное население, имеют высокий уровень урбанизации – порядка 80 процентов.
Процесс урбанизации активно протекает и у нас. Выдавая идею урбанизации как естественное продолжение общего мирового процесса, Правительство республики в качестве наиболее перспективных урбанизируемых центров определяет города Алматы, Астана, Шымкент, Актобе. Успешное развитие городов и их формирование в качестве агломераций напрямую зависят от уровня развития транспортной, социальной и инженерной инфраструктуры. По 87 городам республики предстоят важные задачи изучения широкого спектра вопросов по экологии, экономике, социологии и другим аспектам устойчивого городского развития и формирования успешных агломераций.
Самой важной характеристикой городского экономического пространства служит высокая степень в нем человеческого, социального и интеллектуального капиталов, лежащих в основе интеллектуальной экономики. Мегаполис в этом плане – главный выгодополучатель. Средоточие 3-х видов капиталов обеспечивает им лидерство на национальном, региональном уровнях, ибо инновационная экономика становится их системообразующим инкубатором.
В странах-членах ОЭСР мегаполисы с числом жителей более 500 тыс. занимают лишь 4 процента территорий (это в странах с густым населением, в основном Западной Европы). На эти 4 процента территории приходится около половины населения и почти 55 процентов совокупного ВВП7. Если 100 лет назад в мире насчитывалось 20 городов с населением, превышающим 1 млн. человек, то сегодня их число приближается к 450. Процесс урбанизации продолжается. По оценкам экспертов ООН, к 2050 году доля городских жителей в развитых странах достигнет 86 процентов, а в развивающихся – 67 процентов (по Казахстану – 70 процентов)8.
Мегаполисы признаны движущими силами экономики. В них, как следствие средоточия наукоемких предприятий, выше производительность труда, темпы экономического роста, душевой доход, чем в среднем по стране. Они обладают значимым потенциалом содействия росту занятости и инноваций. Признавая объективность процесса урбанизации, Президент РК Н. А. Назарбаев на XI Астанинском форуме заявил о наступлении эры мегаполисов в Казахстане с их конкуренцией за инвестиции и технологии. Уже сегодня 600 мегаполисов мира создают свыше 50 процентов мирового ВВП. И эта тенденция будет нарастать9.
Проблема урбанизации и развития мегаполисов в Казахстане увязывается с внедрением программы «Smart Sity», направленной на то, чтобы жизнь обитателей этих городов сделать удобной и безопасной. «Smart Sity» – это программа, сочетающая в себе несколько информационных и коммуникационных технологий, чтобы повысить эффективность всех городских служб, сделать жизнь в городе более комфортной. Аналитики компании ABI Research по изучению сфер мобильных технологий утверждают, то к 2029 году «умные города» позволят человечеству сэкономить 5 трлн. долларов. В Казахстане проект «Умный город» внедряется сразу в нескольких городах страны: Астане, Алматы, Акколе, Караганде, Уральске и Шымкенте, Туркестане (ЮКО). Притом с приоритетом таких направлений, как «Умный транспорт», «Умное ЖКХ» и «Безопасный город». Эти разработки ориентированы на опыт лидирующих городов мира в сфере «Smart Sity». Решение приоритетов ориентируется на республиканские и местные бюджеты, частное инвестирование и государственно-частное партнерство.
Казахстан в русле мировой тенденции превратился из сельской, аграрной в прошлом, в городскую и индустриальную страну. Доля городского населения достигла 57,3 процента, сельского – 42,7 процента. Урбанизация, рост городского населения происходит за счет роста индустриальных центров и малых городов на базе градообразующих отраслей и сфер, естественного и миграционного прироста. На сегодня в республике в ряды городов-миллионников относят гг. Алматы, Астана, Шымкент. Прогноз развития Алматинской агломерации, по данным градостроителей и статистиков, позволяет говорить о том, что к 2030 году ее население составит 3,5 млн. человек, а уровень урбанизации достигнет 75 процентов. Миллионного уровня достигло население Шымкента. Присвоение городу статуса республиканского значения в ранге современного мегаполиса наделяет его возможностями реализовать масштабные проекты с привлечением больших инвестиций. Есть серьезные основания полагать, что процесс формирования сети городских агломераций в Казахстане получит серьезный импульс и государственную поддержку. Только за 2017 год население четырех агломераций (Астана, Алматы, Шымкент, Актобе) по сравнению с 2015 годом увеличилось на 460,1 тыс. человек и составило 6,6 млн. человек. Наблюдается опережающий рост численности населения агломераций и в текущем году, улучшается их инфраструктурное обеспечение. Централизованное водоснабжение в городах республики составило 93,8 процента, а в селениях – остается на уровне 57,4 процента. Преодоление значительного социального отставания по селу, особенно по отдаленным районам, является весьма острой проблемой.
В утвержденном в 2018 году «Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2025 года» определено повышение конкурентоспособности регионов через управляемую урбанизацию и улучшение качества жизни населения с акцентом на развитие функциональных городских районов, территорий. В настоящее время 57,8 процента жителей страны проживают в 87 городах и 34 поселках, которым предоставлен статус «городское поселение». Численность населения республики достигла 18 миллионов 380 тысяч. Среди 200 государств мира Казахстан занимает 64-е место. По прогнозам, к 2030 году население РК составит 20,3 млн. человек, в 2050 году оно превысит 24 млн. Динамичное развитие мегаполисов будет определять общую динамику роста численности населения республики. При этом более 67,5 процента всего городского населения ныне проживают в гг. Алматы, Астана и Шымкент, а также в 14 областных центрах.
Несмотря на неоднозначное влияние региональной политики и иммиграционных процессов на конкретный рост населения городов Казахстана, урбанизация – объективный процесс, характерный для большинства стран мира. Рост городов и городского населения Казахстана налицо. Согласно Списку стран по уровню урбанизации за 2017 год (по данным ООН и Всемирного банка), из 207 государств и зависимых территорий, Казахстан по удельном весу городского населения занимает 112 позицию с показателем 57,3 процента. Этот показатель в Бельгии – 97,6 процента, Аргентине – 91,7 процента, Японии – 91,5 процента, США – 82,1 процента, России – 74,3 процента, Украине – 69,3 процента. Во многих странах мира масштабные потоки миграции «село – город» сопровождаются формированием агломераций. Соответственно к 2030 году не менее 70-ти процентов казахстанцев должны стать горожанами. Именно такая доля урбанизированного населения, по мнению экспертов, позволит сформировать современную постиндустриальную экономику.
В то же время стремительный рост процессов урбанизации несет в себе ряд серьезных вызовов и угроз социальной организации территорий, управлению миграционными потоками «село – город», трудовому обустройству прибывающего населения, инфраструктурному обеспечению формирующихся агломераций. Рост городского населения – объективный закономерный процесс. Сельская молодежь, прибывающая в города, имеет право на будущее, на разнообразную, более квалифицированную работу, качественное образование, жилье, интернет. Внутренняя миграция «село – город» происходит неуправляемо за счет прирастания к городам стихийно возникающих миграционных поселков, самостроев, с проблемами трудоустройства безработного населения. Жители этих поселений, перебиваясь случайными заработками, как правило, за счет неквалифицированного труда, крайне редко обращаются в центры занятости.
Казахстану, решающему одновременно сложные задачи реиндустриализации и перехода к 4-й индустриальной революции, копировать опыт высокоурбанизированных стран пока преждевременно. Важной пространственной характеристикой городских агломераций является их неравномерное размещение по территории. Встает проблема разработки концептуальной роли крупных городов в системе расселения и территориальной организации хозяйства республики. Притом на базе стратегического планирования урбанистических процессов, а также механизмов их государственного регулирования. В этом плане в республике взят курс на формирование сети городских агломераций, которые получают серьезный импульс и государственную поддержку. Формирующим агломерациям предстоит развиваться в аспекте завершения их как центров урбанизации с прилегающими территориями.
Идея целенаправленности и планомерности в развитии городских агломераций получает все большее распространение. Перспективное развитие крупных городских агломераций может быть обоснованным лишь при условии их рассмотрения в общей системе стратегического планирования страны, конструирования новой системы расселения и территориальной организации жизнедеятельности областей как крупных экономических единиц с районными подразделениями.
В контексте этих преобразований ставится вопрос о необходимости повышенного внимания к развитию АПК (агропромышленного комплекса) в целом и связанной с ним системы городского и сельского расселения, к оценке воздействия расселенческих и градостроительных факторов на проблемы геополитического положения и безопасности страны10. На сегодня численность горожан в республике составляет 10529 тыс. человек, а население трех мегаполисов страны к концу 2018 года составит 4 млн. человек. При этом текущие миграционные процессы турбулентны и недостаточно отражают такие реальные демографические процессы, как «исчезновение» малых сел, «смену поколений» на селе, когда «вымывается» старшее поколение, а среднее и молодое в поисках «лучшей доли» в условиях затяжного кризиса иммигрируют в города и близлежащие городские поселения в поисках более выгодного приложения труда.
Для такой крупномасштабной страны, как Казахстан, в целом характерно относительно небольшое число крупных городов, которые разбросаны на ее обширной территории. Речь идет об очаговом характере хозяйственного освоения территории республики. Рост населения областных центров, таких как Караганда, Павлодар, Кокшетау, Петропавловск, Тараз, Усть-Каменогорск, по прогнозу на среднесрочную перспективу будет уменьшаться. Потому зоны локального влияния отдельными городами ограничены. Неравномерное и редкое заселение территорий областей и регионов осложняет исходное положение территориальной организации экономики.
В демографическом развитии страны сложилась неоднозначная и разнонаправленная по регионам ситуация11. Если южный и западный регионы и в их составе Туркестанская, Алматинская, Мангистауская, Атырауская и Актюбинская области, а также гг. Алматы и Астана имеют позитивную тенденцию к дальнейшему увеличению численности населения (за счет высоких показателей рождаемости и интенсивных потоков внутренней миграции), то несколько иная картина в других регионах.
Так, все четыре области Северного Казахстана теряют на ближайшие годы былые темпы и тенденции демографического развития. Такая тенденция складывается по Западно-Казахстанской и Жамбылской областям. Об этом свидетельствуют показатели темпов роста и снижение общей численности населения в указанных рай­онах за последнее десятилетие. Если по сравнению с началом 2001 года число постоянных жителей в Туркестанском и Западно-Казахстанском регионах возросло на 26,9 процента соответственно (за 2001–2013 гг.), то на севере Казахстана оно увеличилось только на 2,7 процента, в Центральном Казахстане (Карагандинская область) – лишь на 0,2 процента, а в Восточно-Казахстанском регионе (одноименная область) ожидается сокращение на 7 процентов. Еще большее сокращение – на 8,3 процента – произошло по сумме численности населения четырех областей, относимых к Северо-Казахстанскому региону (в их числе по Северо-Казахстанской области – на 17,9 процента, Костанайской – 8,2 процента, Акмолинской – 5,3 процента (без г. Астаны) и Павлодарской – на 2,6 процента). Одновременно отмечается существенное снижение уровня заселенности и вымывание сельских территорий Северного Казахстана и некоторых других областей. СМИ отмечают, что десятки сел и аулов, особенно по Северо-Казахстанской и Павлодарской областям, в количестве 10–15 дворов в каждой, подлежат ликвидации и переселению. А последние 11–12 лет из 160 сельских районов в стране 112 районах происходит дальнейшее сокращение общей численности постоянных жителей. Этот процесс продолжается в Акмолинской, Костанайской, Восточно-Казахстанской, Павлодарской и Северо-Казахстанской областях, а также в 9-ти районах из 11-ти – в Карагандинской области. То же самое происходит в 10-ти районах Актюбинской (из 12-ти всего), в 10-ти (из 12-ти) районах Западно-Казахстанской и в 8-ми (из 10-ти) Алматинской области.
В целом в областях Северного, Восточного и Центрального Казахстана продолжается процесс интенсивного сокращения сельских жителей, в первую очередь за счет «опустошения» населенных пунктов. В результате общая численность селян к началу 90-х годов прошлого века в Восточно-Казахстанской и Павлодарской областях сократилась на 33 и 34 процента. Соответственно, в Акмолинской – на 36 процентов, в Карагандинской – на 39 процентов, в Костанайской – на 40 процентов, а в Северо-Казахстанской – на 45 процентов. Такое явление происходит и в Актюбинской и Западно-Казахстанской областях (15–16 процентов сельских населенных пунктов по ним прекратили свое существование). Этот же процесс является причиной того, что 20 процентов (каждый пятый из 6,9 тысячи) аулов и сел в республике превратились в крайне малочисленные (с числом жителей менее 200 человек) населенные пункты (доля таких в ряде областей превышает 30 процентов)12.
Существенное снижение уровня заселенности территории регионов Казахстана, особенно сельских, усугубляется крайне редкой плотностью населения. На 1 км2 территории республики приходится 5,46 человека, что само по себе на порядок и более уступает густонаселенным странам СНГ, не говоря уже о государствах ОСЭР. А средняя заселенность сельских территорий Казахстана составляет 2,83 человека на 1 км2. Столь редкое и неравномерное заселение по республике, безусловно, создает трудности в формировании мегаполисов и рациональной территориальной организации экономики областей и регионов республики. В этой связи в Программе развития регионов Казахстана необходимо выделить особые районы формирования АПК с сочетанием всех видов сельскохозяйственной деятельности на уровне современных достижений аграрной науки. Здесь важно эффективное сочетание пастбищного и заводского (стойлового) воспроизводства всех видов скота, переработки их продукции, эффективного ведения как поливного, так и богарного земледелия. Нельзя согласиться с позицией, что процесс агломерационного развития крупных городов охватит и прилегающие аграрные регионы при таком территориальном разбросе и редкости их заселения.
В классическом понимании агломерации формируются на базе крупных городов с прилегающими территориями и определяются как единый индустриально-сервисный комплекс, зависимый от индустриальной основы города-базиса. В условиях большой территориальной рассредоточенности городов и регионов с различной индустриальной и хозяйственной специализацией это недостижимо. Процесс урбанизации и агломерационного развития Старого света и развивающихся стран существенно различается по закономерностям формирования, имеет свои особенности.
В Казахстане особое внимание уделяется городам республиканского подчинения – Астане, Алматы, Шымкенту, а также областным центрам, что определяет их перспективу как формирующихся агломераций. Подобное отношение характерно и для Астаны. Эта мировая тенденция и использование мирового опыта для столицы, объективны и необходимы. Негативные процессы формирования городских агломераций в странах Азии, Африки, Латинской Америки должны быть учтены нами. По Программе развития регионов к 2030 году в городах будет сосредоточено не менее 70 процентов населения страны. В Астане, Алматы, Шымкенте, Актобе будут жить 8 млн. человек из прогнозируемых 20–21 млн. по республике в целом.
Проблема управления стихийно возникающими агломерациями, особенно городов-миллионников, важная часть территориального управления в условиях нового этапа урбанизации. Тем более в принятых нормативных правовых и программных документах агломерациям отводится роль драйверов экономики страны в ущерб длительно стагнирующих и зажатых кризисными экономическими, социальными условиями существования аграрного сектора. В этом одно из негативных проявлений территориального дисбаланса и пространственного управления в условиях, несмотря на принимаемые меры Правительства по углублению рыночных реформ и стимулированию секторов экономики на селе. Ссылки на зарубежный опыт, где 4-7 процентов фермерских хозяйств обеспечивают нужды остальной части населения этих стран, следует воспринимать как следствие многовековой эволюции на рыночных началах и преобразований отрасли на базе достижений аграрной науки.
Как показывает мировая практика, становление мировых агломераций (Токио – 37 млн., Шанхай – 25 млн., Стамбул – 20 млн., Москва – 12 млн. населения), города стран Латинской Америки, особенно Буэнос-Айрес, Рио-де-Жанейро и др., до конца прошлого столетия развивались во многом стихийно, особенно пригороды, с характерными скоплениями фавел, бидонвиллей, средоточием безработицы, преступности и нищеты. В новом XXI веке проблема управления городами-агломерациями потребовала огромных финансовых средств, нового уровня городского планирования и управления, формирования т. н. «smart-towns». Нового уровня размещения экологичных производств и программной борьбы с загрязнением окружающей атмосферы потребовали решения Парижского соглашения ведущих стран. Задачи постиндустриального устройства мировой экономики требуют нового трудоустройства и подготовки кадров, социальных условий жизнедеятельности населения. Все это под силу прежде всего в условиях развитых рыночных систем и целенаправленной централизации инвестиций в форме государственно-частного предпринимательства (ГЧП). Каких усилий и вложений республике стоила наша новая столица – Астана, успешное становление которой, следует признать, обязано неустанному вниманию и усилиям Президента РК. Претворение в жизнь программ развития 4-х отмеченных выше городов – как драйверов – точек роста экономики страны, несомненно, будет сопряжено с немалым напряжением и перепрофилированием инвестиций, средств республиканского и местных бюджетов.
Возникает определенная тревога: как же быть «с развитием сельских территорий, малых и моногородов», не окажутся ли они в положении «ущербных» пасынков, как же быть с обеспечением остальных территорий областей объектами здравоохранения, образования, других социальных условий жизнедеятельности. Реальность такова, что трудно представить, что в считанные годы 70 и выше процентов населения республики возможно разместить в городские агломерации. Такой уровень развитыми странами достигался в течение 3–4 веков рыночного развития и соответствующих преобразований аграрного сектора. Казахстан пока уступает развитым рыночным экономикам по производительности труда в аграрном секторе в 10–12 раз. Да и доля сельского населения у нас 42–45 процентов из общей численности населения республики. Притом, следует иметь в виду, что это доля общего многонационального сельского населения республики, а не только казахов-сельчан, как об этом часто говорят наши «нацпатриоты». Проблема заключается в постепенной урбанизации всего сельского населения. Притом этот процесс, по опыту развитых стран, будет достаточно протяженным, связанный с последовательным преобразованием всей системы социально-экономических отношений, если хотите, с процессом цивилизационного преобразования на селе. В стране классического капитализма Англии переход от феодализма к капитализму известен восстанием «лутдитов» или же со стихийным протестом крестьян против наступавшего капитализма, когда им казалось «овцы поедают людей». Это было в XVI–XVII веках в эпоху зарождения капитализма, ознаменовавшегося утверждением мануфактурного производства. Так и процесс урбанизации, переход селян в города будет достаточно длительным, стихийно-последовательным. Он будет сопровождаться с ростом производительности труда, когда аграрный сектор вместо нынешных 4-5 процентов в ВВП страны должен поднять этот показатель до 40-50 процентов. Притом, намечаемый на 2030 год 2-кратный рост производительности труда в промышленной сфере и в 8 раз в сельском хозяйстве – это достаточный уровень для реализации приоритетных направлений программ «Индустриально-инновационный центр» и «Индустриально-аграрная зона».
Проблема «разгрузки» крупных городов республики стоит весьма остро. Особенно формирующихся «миллионников», которые переживают форсированный демографический рост и относительно быстрое «насыщение» промышленными объектами. До сих пор областные города Казахстана формировались в большинстве своем на базе освоения природных ресурсов, размещения эвакуированных предприятий в годы Второй мировой войны и «посадке» достаточно непланового набора промышленных и обслуживающих производств. К примеру, в новом городе республиканского подчинения Шымкенте функционируют 72 промышленных предприятия, и в их числе крупные металлургические, химические, нефтеперерабатывающие заводы, которые нелегким грузом ложатся на экологию города и создают проблемы десяткам тысяч рабочих и их семей. Причем здесь 42 процента населения города молодежь, требующая повышенные меры охраны их здоровья, медицинского обеспечения, технической модернизации этих объектов.
Комплекс вопросов последовательной урбанизации и эффективной территориальной организации экономического пространства в Казахстане требует предварительного разрешения ряда сложных проблем, и прежде всего плановой реиндустриализации, государственного управления новой организацией городских поселений и сельских территорий.
Западноевропейская практика управления развитием городских агломераций, на наш взгляд, не вполне соответствует характеру задач, решаемых в этой области в Казахстане. В условиях сложившейся асинхронности в развитии процессов агломерирования западный опыт представляет для нас ценность прежде всего как своего рода прогноз наших будущих достижений и оценку эффективности возможных способов их решения. Это своего рода канва прогресса урбанизации и агломерирования. Одновременно этот опыт позволяет избежать негативных решений и принять превентивные меры по их предотвращению или сглаживанию.
Особенно важно при увлечении идеей ускоренного формирования городов-миллионников по каждому из них, расположенных в разных, удаленных друг от друга регионах, последовательно вести агломерирование на базе спутников-сателлитов, интегрантов хозяйствования и социальной жизни.
Учитывая мировой опыт разгрузки столичных и наиболее крупных агломераций, следует признать, что они ориентированы прежде всего на структурную перестройку городских экономик с изменением в пользу отраслей «верхних этажей» обрабатывающей промышленности, ориентирующихся на центры НИОКР и производящие элитарную продукцию особо высокого качества. Политика разгрузки мегаполисов укрепляет позиции этих городов в национальной экономике постиндустриального типа. К таким городским агломерациям относится Токио с численностью населения 37–38 млн. человек с 87-ю прилегающими городами, функционально связанными с ним. В десятку крупнейших входят также Джакарта (27 млн.), Сеул и Дели (по 23 млн.), Шанхай (22 млн.) Манила, Карачи и Нью-Йорк (по 21 млн.), а также Сан-Паулу и Мехико (по 21 млн.)13.
В республике, как и в СНГ в целом, наибольшее внимание уделяется развитию крупных городов, в том числе столиц и крупных промышленных административных центров. И традиционно они рассматриваются сквозь призму устойчивого развития как возможные центры удовлетворения экономических, социальных, культурных потребностей текущего и будущего поколений жителей мегаполисов. Как отмечает академик РАН А. Тулохонов, «особую опасность для российской государственности представляет «вирус» гигантомании, поразившей мэров крупных городов, «которые в погоне за новой заработной платой, федеральными дотациями стремятся увеличить количество городов-миллионников». По мнению ученого, создание таких мегаполисов возможно за счет сокращения сельского населения. В сумме центр концентрирует 65 процентов общих доходов государства, оставив регионам 25 процентов и муниципалитетам еще 10 процентов на выполнение своих обязательств перед населением14. Подобного рода «эгоцентризм» в развитии мегаполисов, несомненно, идет в ущерб региональному планированию и рациональной организации территориальных хозяйственных подсистем. Они обостряют неизбежные спутники мегаполисов – социальные проблемы. Исследователи часто ссылаются на высказывание Платона о том, что любой полис (город-государство) делится на два: «город бедных» и «город богатых», находящихся друг с другом в состоянии войны. Эта истина присуща и современным мегаполисам, не только развивающихся, но и развитых стран, и проявляет себя как неравенство, бедность, территориальная сегрегация, широкое распространение неформальной экономики, различные виды депривации, преступность и др.
Следует отметить, социальные противоречия мегаполисов зеркально отражают нерешенные социальные проблемы на уровне прилегающих и отдаленных территориальных образований (рай­онов, моногородов и сельских округов и сел). При территориальной демографической подвижности населения и информационной доступности положения дел во всех административных блоках региона идея инклюзивной, возможно равной доступности житейских благ мегаполисов имеет тенденцию активного влияния на все региональные образования. Отсюда и стихийность притяжения городов и поселений, обещающих приличные рабочие места и жизненное обу­стройство. Эти процессы, как правило, неуправляемы и явны те нерешенные социальные негативы в обществе, которые из районов моно- и малых городов равномерно покрывают и города (в наших условиях зарождающиеся мегаполисы и областные центры). Реальность такова, что усилия по инклюзивному обустройству наших избранных городов-мегаполисов, которые формируются в основном за счет консолидированного бюджета, межрегионального трансфера и частью из местных средств, не исключают стихийность их развития и исторически в определенной мере могут повторить опыт и практику европейских и азиатских городов-мегаполисов. И социально-экономические проблемы урбанизации в конечном итоге должны решаться планомерно, сквозным, системным образом на всех территориальных уровнях от аулов, поселений, рай­онов до областей и республики в целом.
В процессе урбанизации как мирового процесса особое место занимают столичные города. Здесь первоочередно должны располагаться правительственные учреждения, представительства иностранных государств, международные организации, современная социальная и транспортная инфраструктура. Примером рациональной организации столичного города в мировой практике считаются Вашингтон, Бразилия и Астана. Столица Казахстана была удостоена премии ЮНЕСКО как «Город мира» и включена в список 30 красивейших городов мира. Особо следует выделить Вашингтон, столицу США, где выдерживается принцип официального центра правительственных и международных организаций и представительств иностранных государств, значимых культурных объектов и спортивных арен. Главный принцип инфраструктурной и урбанистической организации города – сохранение столичного статуса и максимальное удобство в отправлении его государственно-политических функций как средоточия основных ветвей власти, правительственных, межгосударственных и международных организаций. Он огражден от промышленных объектов, тем более наносящим вред экологии города. В столице обеспечены комфортные условия жизнедеятельности для официальных правительственных и гражданских учреждений и жителей, в основном связанных со сферой обслуживания. Столица закрыта для хаотичных и внеплановых миграционных «наплывов», и ее население колеблется на уровне 750–800 тысяч человек. В отношении экологической обстановки город выдерживает оптимальные критерии санитарных норм и допусков. Функции столичного города и допустимых промышленных объектов (понятия промышленной зоны там нет) регулируются на уровне государства.
Что тревожно в положении Астаны как столичного города, так это форсированный рост его населения (с 300 тысяч в 90-е годы до 1065 тысяч в 2018 г.). По плану развития столицы на 2018–2025 годы, численность ее населения прогнозируется до 2 млн. человек. Население главного города Казахстана, на наш взгляд, должно регулироваться сложившимися в мировой практике рациональными критериями Вашингтона и Бразилиа, ориентированных прежде всего на выполнение функций столичного города. Регулирование населения в Астане в немалой степени должно быть ориентировано на выдерживание экологических стандартов в городе и его окрестностях. Резко континентальный климат, средоточие крупных промышленных объектов и зон Центрального Казахстана с его «цветными» снегопадами и дождями, близкое расположение подземных водоносных горизонтов – все это требует максимального внимания и контроля. К достижению высокой шкалы комфортности прилагаются значительные усилия. По поручению Президента РК разрабатывается долгосрочная стратегия развития крупных городов Казахстана, в т. ч. и Астаны.
Доля ВРП Астаны в общем объеме национальной экономики в 2017 году составила 11,1 процента. Основная экономическая специализация Астанинской агломерации представлена Международным Астанинским финансовым центром, высокоспециализированными медицинскими и образовательными услугами мирового уровня, а также высокотехнологичных производств типовой концепции «умных городов».
Идея целенаправленности и планомерности в развитии городских агломераций получает все большее распространение. Их перспективное развитие может быть обоснованным лишь при условии их рассмотрения в общей системе прогнозирования и стратегического планирования и социально-экономического развития страны, при продуманной программе расселения. Тесно связанные системы городского и сельского расселения в конечном итоге определяют прочность геополитического положения и безопасность страны. При этом глубокая проработка концептуальной роли крупных городов в условиях государств Центральной Азии в вопросах расселения и территориальной организации хозяйственных систем особо важна. Должна быть четкость и ясность в подходах, принципах и критериях формирования новых центров урбанизации, в стратегическом планировании развития урбанистических процессов с государственными механизмами их регулирования. Это должны быть документы стратегического пространственного развития РК.
Существует обоснованное мнение, что явление мегакомплексности присуще также историческим, культурным и образовательным центрам регионов с развитой сетью социальной инфраструктуры и включенностью в общегосударственные сети15. В этой связи в республике успешно развиваются областные центры, хотя и не «миллионники», но города, имеющие исторические заслуги, как устойчивые центры экономического, интеллектуального и социально-культурного развития. Их заслуги в современном социально-экономическом развитии республики неоспоримы. Но факт остается фактом, что в долевых расходах бюджета всех уровней, особенно когда бум фактора мегаполисности уверенно набирает обороты, заметно неравное положение исторически устойчивых областных центров. К ним могут быть отнесены 14 городов республики, 12 из них административные центры областей. Стабильно растущее население этих городов как за счет естественного прироста, так и положительного сальдо миграции отражают реальную основу притяжения производственных, финансовых и трудовых ресурсов. Они производят 1/5 часть общего республиканского объема промышленной продукции. Экономическая конкурентоспособность городов второго уровня будет расти не только за свет модернизации инфраструктуры, но и за счет активной переработки сельскохозяйственной продукции, развития туристической сферы, производства стройматериалов, роста химической и фармацевтической промышленности.
На западе города Уральск, Актау, Атырау и Актобе полностью зациклены на развитии и поддержке национального кластера по добыче и переработке нефти и газа, нефтегазохимии, связанных с ними машиностроении и сервисных услуг для нефтегазовой промышленности.
Центрально-Восточный регион – города Караганда, Павлодар, Семипалатинск ориентированы на приоритетные сервисные сектора экономики, информационные технологии, научно-образовательные услуги, высокоспециализированную медицину.
Города Петропавловск, Кокшетау и Костанай выделяются формирующимся машиностроительным кластером авто- и сельскохозяйственного направления.
Обращают внимание перспективы Алматинской агломерации, где только доля Алматы в ВВП республики составляет 22 процента. Разработан проект ее развития до 2030 года. Предусматривается вынос действующих предприятий в индустриальные зоны, где расположены шесть промышленных зон: машиностроения, пищевой, фармацевтической, химической, мебельной и легкой промышленности.
Шымкент в связи с изменением его статуса на город республиканского подчинения позиционируется как крупный промышленный центр. На его территории на сегодня функционируют 72 крупных и средних предприятий пищевой, нефтеперерабатывающей, химической, текстильной и швейной промышленности. В их числе такие гиганты, как АО «Химфарм», АО «Шымкентшина», ТОО «Петро Казахстан Ойл Продактс». С предоставлением городу статуса республиканского значения он получил возможность финансирования с участием международных институтов развития как Всемирный банк (ВБ), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Азиатский банк развития (АБР) и др. Город может активно привлекать как инвесторов ряд транснациональных компаний.
Достаточно определенно вырисовывается экономическая специализация Астанинской агломерации: это предоставление международных финансовых услуг через открывшийся в минувшем году Астанинский международный фи­нан­совый центр (базирующийся на английском праве), высокоспециализированные медицинские, образовательные услуги мирового уровня, а также избирательно развитие высокотехнологичных производств соответственно требованиям 4-й индустриальной революции в экономике страны. Так, ныне действует медицинский кластер, в рамках которого функционируют шесть современных центров медицинских услуг. Астана инициирует программу «Цифровой Казахстан» и активно реализует концепцию «Умный город – Smart city». Принята межрегиональная схема территориального развития Астанинской агломерации на 2016–2020 гг.16
С учетом особенностей и проблем каждой из областей и их центров, географического, эколого-экономического положения и дисперсности их поселений возникла настоятельная потребность разработки и принятия особой Программы развития областных центров и поселенческой структуры. В Программе «Нұрлы жол» транспортная связь с областными центрами на стадии реализации. А вот доступность ее на уровне районов и поселений, проблема не менее значимая, ждет своего решения. Это важнейший фактор стабилизации сельских поселений и управления стихийными миграционными потоками.

***

Вопросы территориального развития, рационализации межрегиональных пропорций и связей в масштабах экономического пространства страны, выравнивания уровней хозяйственного и социального развития регионов, обес­печения комплексности и диверсификации региональных систем экономики на сегодня очень важны. Предстоит разработка радикально новой концепции пространственного развития с выделением регионов-драйверов комплексного индустриального и приоритетно агропромышленного развития.
Четкое грамотное территориальное планирование и стратегическое управление целостно функционирующими городскими агломерациями и сельскими территориями должны обеспечить последовательную урбанизацию и эффективную территориальную организацию экономического пространства. Тесная связь системы городского и сельского расселения определяет прочность геополитического положения и безопасность страны. В этой связи особо важно формирование новых центров урбанизации и их включение в стратегическое планирование с государственными механизмами их регулирования.

ЛИТЕРАТУРА

1. Генеральная схема организация территории Республики Казахстан. 2013 год.
2. Адамеску А. Советский опыт регулирования территориального развития (критический анализ).М.: «Экономист», № 7, 2017 г.
3. «ТАСС», «Россия-24». 26. 10. 2018 г.
4. Вендина О. И. Невидимые связи в развитии городов. Географическое положение и территориальные структуры. М.: «Новый хронограф», 2012, с. 780–821.
5. «Казахстанская правда», 10. 07. 2017 г.
6. «Промышленность Казахстана», № 6, 2015 г.
7. ОEСD Regionak Outlook. 2014. Regions and cities. Where Popicies and People meet. Paris, OECD, 2014, 290 р.
8. Социальные проблемы в экономическом пространстве мегаполиса. «Мировая экономика и международные отношения», № 7, 2016 г., с. 62–72.
9. Материалы XI Астанинского международного экономического форума. Алматы, 2010.
10. Любовный В. Я. Города России: альтернативы развития и управления. М.: Экон-Информ, 2013, 613 с.
11. Статистические ежегодники Казахстана (2001–2013); Демографические ежегодники Казахстана (2001–2013).
12. «Экономика и статистика». Алматы, № 1, 2014 г. Комитет по статистике ИНЭ РК.
13. Швецов А. Н. Городские агломерации в преобразовании урбанистического пространства. «Российский экономический журнал», № 1, 2018 г.
14. Тулохонов А. Еще раз об административно-территориальном устройстве России. «Экономист», № 1, 2017 г.
15. Лексин В. Н., Порфирьев Б. Н. Мегаполисы и феномен мегаполисности России. «Регион: экономика и социология», № 1 (93), 2017 г.
16. www/kp.kz 27. 06. – 4. 07. 2018 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ