ПАМЯТЬ СЛОВА

2
210

Юрий ТАРАКОВ,
публицист

Греки называли Днепр Борисфеном – Холодной рекой.
Кельты, жившие в давние времена рядом со славянами, внесли в будущий английский язык сразу два слова с одним и тем же корнем, который заставляет нас насторожиться: 1) «кибе» («кайб») – ознобление, обмораживание, а также трещина на коже от обморожения, 2) «кеел» («киил») – охлаждать, студить. А В. И. Даль дополняет: «кить» – валящий хлопьями мокрый снег, глубокий рыхлый снег. И это уже по-русски. Людьми севера, обитателями холодных земель были и киммерийцы. Первым о них вспомнил Гомер, определивший их место обитания на краю света, на западе. Позднее этим именем стали называть народ, живший в Херсонесе Таврическом.
Но уж слишком мало у нас достоверного материала и убедительных доводов для того, чтобы эту гипотезу предпочесть первой.
Более того, к горе, к высоте ведет и лингвистический анализ происхождения Лыбеди. Почти все западноевропейские, древние и современные языки в слове «лебедь» имеют один и тот же корень «ку», «ки», «кы». В иранских и тюркских он голый: «ку» – лебедь. А вот что дает греческий: «кыкнос» – лебедь. Отсюда и мифологический Кикн – 1) прекрасный юноша-охотник в Этолии, сын Аполлона, превращенный в лебедя; 2) сын Сфенела, царь Лигурии, друг Фаэтона, превращенный в созвездие Лебедя; 3) сын Нептуна, царь Колон Троадских, сражавшийся на стороне троянцев против греков, убитый Ахиллом и превращенный после смерти в лебедя.
В итальянском «кигно» – лебедь. Но и «кима» – вершина.
У нас «ле» – большой, великий, подниматься; залезть на дерево; лестница; лев – царь зверей. И … лебедка – приспособление для подъема и перемещения тяжестей в виде вращающегося барабана с наматываемым на него канатом или цепью.
Стало быть, лебедь или «кынкос» – большая птица. В английском языке «бед» – птица. Но «бе» или «ве» – еще и вода, течь, струиться, бежать, везти, нести, перевозить. Тогда Киево – Лебедь – большая вода, мощное течение, большая река или Днепр. Да и Киев перевоз – это просто перевоз, а потом уже Киевский перевоз. В санскрите «кинкара» – конь, жеребец – т.е. животное, которое бегает, скачет, быстро ходит.
Так что Нестор снова прав: все эти понятия, выражаемые почти одним и тем же корнем, сохранились в памяти русского народа. И на основе их возникли образы Кия и Лебеди.
То же со Щеком: «ще» – полость (ср. «пещера» – дыра в камнях). Отсюда Щек – полая гора, гора с пещерами. Хорив же – видоизмененное «горище». В славянских языках «щербина» – щель, а в дари «щекастан» – ломаться, разбиваться, «щекаф» же – щель. В той же «Повести временных лет» прежде чем завести разговор о братьях с сестрой, летописец знакомит нас со святым Андреем, братом апостола Петра: «Когда Андрей учил в Синопе и прибыл в Корсунь, узнал он, что недалеко от Корсуни устье Днепра, и захотел отправиться в Рим, и приплыл в устье Днепровское, и оттуда отправился вверх по Днепру. И случилось так, что он пришел и стал под горами на берегу. И утром встал и сказал бывшим своим ученикам: «Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать божия, будет город великий, и воздвигнет бог много церквей». И взошел на горы эти, благословил их, и поставил крест, и помолился богу, и сошел с горы этой, где впоследствии возник Киев».
Конечно, автор знал о происхождении слова Киев и проговорился до того, как перейти к Кию с братией.
Никакой фантазии. Одна действительность!
В любом случае Киев – великий город. Всякий, кто стоял на берегу Днепра, не мог не восхищаться той красотой, которая открывается взору человека с зеленых холмов этого города. И разве сравним с чем-либо червонный свет, отражаемый золотыми куполами устремленных в небо соборов, крутые взлеты и спуски каштановых аллей, пышно цветущие просторы днепровских долин?
Киев настолько вечен, велик, красив и любим, что с ним вполне могут ужиться и пришедшие из тьмы веков совершенно земное санскритское «гири», и чисто славянское имя Кий. Тем более что оба они ведут к одному определению – «великий», «большой». История же с географией убеждают нас и в том, что основа слова – славянская. Вот что пишет, например, В. О. Ключевский: «Имя самого Киева не было забыто в Суздальской земле: село Киево на Киевском овраге знают старинные акты XVI столетия в Московском уезде; Киевка – приток Оки в Калужском уезде, село Киевцы близ Алексина в Тульской губернии». Добавим сюда также Киевец придунайский, а также села Киево в Польше и Сербии.
И все-таки, кто был раньше, если принять легенду за исторический факт: арии или Кий? Скорее всего арии, или близкий к ним народ.
Присмотримся еще к одному, хотя и небольшому, но в историческом отношении очень заметному украинскому городу – Чигирину, что в Черкасской области. Говорят, что название ему дали чигири – приспособления для поливки огородов и виноградников. С их помощью поднимают воду. Тогда почему бы чигиринцам не поселиться непосредственно по берегам Тясмина чуть ниже, чтобы не строить этих самых чигирей? Да и когда это было? И имели ли они в те далекие годы даже понятие об этих самых чигирях? Тут надо иметь в виду совсем другое. «Гири» – гора, поднимать. А «чигир» – подъемное колесо (таджикский язык). И слово это настолько древнее, что значение его можно не оспаривать. Оно вошло в бесчисленное количество языков из проарийского. Не прошла мимо него и «Мальдивская загадка» Тура Хейердала. Вот что рассказывается, например, о стране Гири-дипа («дипа» – остров): «То была низменная страна… подобно равнинам Шри-Ланки… Среди моря… Красивая, приятная, зеленая и прохладная, с чудесными и превосходными рощами и лесами… На Мальдивах слово гири означает «риф», подразумевая подводную гору»… И таких рифов с приставкой «гири» насчитывается 36. «В окружении кристально чистых вод острова, – продолжает автор, – действительно смотрятся как вздымающиеся со дна моря величественные кратеровидные горы». Е. М. Поспелов дает еще один топоним – Чогори: «вершина, выс. 8611 м, наибольшая в системе Каракорум, вторая на Земле после Эвереста; на границе Индии и Китая. Название Чогори на языке народа балти (зап.-тибет.) – «большая гора».
В то же время «чи» в языках-потомках индоарийского – маленький: чиж, ключик, мячик. Так что Чигирин – «маленькая гора». Лучше, вернее не скажешь. И жаль, что о ней, этой горе, не прочтешь ни в энциклопедии, ни в географических справочниках. А она очень красивая и стоит того, чтобы о ней знали и не забывали. У подножья обращенной к городу стороны стоит памятник Богдану Хмельницкому (Чигирин был резиденцией прославленного украинского гетмана), а на вершине – монумент в честь героев объединенной русско-украинской армии, наголову разбившей полчища турок и татар в 1677 и в 1678 годах (неудачи под Чигирином предопределили крах агрессивных планов Османской империи в отношении Украины).
Много веков этой горе. Сколько народов перевидела она за свою долгую жизнь! И трудолюбивых, и мирных, и тех, что мечом и кровью прокладывали себе путь к богатейшим городам и землям наших предков. Но первыми дали ей имя арии. И в связи с этим сам собой напрашивается вопрос: как же те холмы, на которых стоит Киев? Неужели их обошли? Такого не может быть: арии или близкий им по крови народ не могли не выйти на Днепр и не остановиться на одном из самых удивительных созданий природы – на том месте, где стоит сейчас Киев.
Или вот Орел – река и город. Один из исследователей пишет: «В летописях эта река называется по-разному: Орель, Ерель и Угол, Угол-река. А в Ипатьевской летописи под 1183-м г. записи приведен перевод названия на русский язык: «Ерель – его же Русь зовет Угол». Это значит, что Орель – название нерусское, но на русский переводится как Угол. Это обстоятельство дает основание искать происхождение названия в соседних тюркских языках, с которыми у русских были тесные контакты на южных границах Русского государства в XVI в. В некоторых тюркских языках (в казахском, например, угол – «бурыш») есть слово аирылы в значении «угловатый», образованное от аиры – «угол», «разветвление», «вилкообразная ветка». Именно такое объяснение и дала летопись несколько веков назад названию «Орель». Но ведь «разветвленный» – не угол. И вилка – тоже. Разветвление и вилка предусматривают разделение прямой линии, уже существующей. А тут все наоборот. Орел – приток Оки: не от нее, а в нее течет.
И еще. Большинство географических названий на территории России, как и Украины, дано не 300-400 лет назад, а, по крайней мере, 1000, а то и 4-4,5 тысяч лет назад. Не пришельцы назвали долины, горы и реки, а люди, которые на них или рядом с ними жили спокон веков. Возьмите любой уголок леса, болото, речку: там никто не живет, а название уже есть: Ситика, Пельчужне, Габаново, Гумбарицы, Сичкин мох (незаселенные, пустынные просторы, прилегающие к Ладожскому озеру севернее устья Свири). Ни финский, ни шведский, ни норвежский, никакие другие современные языки названия эти не расшифруют.
Так и с Орлом. Монголы тут не при чем. И татары тоже. Поиск нужно начинать с санскрита – языка, который довели до совершенства древние арии. Что же мы там имеем? «Хар» – нести, приобретать; «харина» – солнце; «хари-даса» – слуга Вишну (бога неба и солнца); «хридини» – река; «хели» – солнце; «храда» – озеро; «храдин» – водяной; «храдини» – река. Казалось бы, случайный набор понятий. Но это только на первый взгляд. Все имеет прямое отношение к делу: «хара», «хери», «хири», «хори» – корни, передающие понятия: 1) солнце, 2) небо, высота, 3) вода, течение. Отсюда русский Хорс – бог неба и солнца. Если «х» произнести чуть-чуть грубее, получим Гора – египетского бога неба – божества, воплощенного в соколе («крылатое солнце»). Его символ – диск с распростертыми крыльями. Греки потеряли и «х» и «г» (как и праславяне) и получили «оргао» – изобиловать соками, наливаться, «оргилос» – вспыльчивый, Ордессос – приток Дуная в Скифии, «оргео» – простирать, протягивать, простираться, «орексис» – стремление и корень «оре» – передающий все, связанное с горами («ореады» – горные нимфы). В пушту сохранилось слово «оредэл» – идти (об осадках).
Таким образом: Орел – большая река, течение, приток, Орлик – малая река, а орел (птица) – царь птиц, самая большая птица, небесная птица. Заметим к этому же: Хариш-Чандра, легендарный царь Солнечной династии, за благочестие и щедрость был вознесен на небо вместе со своим городом и подданными, а затем за высокомерие – низвергнут с небес и остался парить в воздухе. «Орел, – сказано в «Мифах народов мира», – символ небесной (солнечной) силы, огня и бессмертия, символ богов и их посланец в мифологиях различных народов мира». В «Рамаяне», например, – это Гаруда, золотокрылый орел, повелитель пернатых, который возит на себе бога Вишну. Именно поэтому появился орел и на гербе Российского государства. В зороастрийской религии Ормуз – бог света.
Сохранился ли корень «оре» со всеми этими значениями в русском языке? Сохранился. Вот что дает Словарь В. И. Даля: «орелка» – 1) гривка, сухая полоска холмов среди болота, 2) кряжистый мысок, при слиянии двух рек; «орлец» – красный кварц; «орлянка» – краска, дающая желтый (цвета солнца) либо розовый цвет.
А если «о» произнести не совсем четко, то услышим Урал – горный хребет.
Есть в санскрите еще два слова, близкие по звучанию и значению к Орлу, Орлику, Орели (левый приток Днепра), Ори и орлу-птице: «арш» – течь, «арога» – здоровый. Кстати сказать, в казахском языке сохранилось древнее название Урала – Орал.
В «Авесте» Хара – мифические горы, окружающие землю. Да и сам Уран – бог неба.
Можно привести к Орлу и историческую иллюстрацию. В сравнительном жизнеописании Александра Македонского Плутарх рассказывает: «И все же он не щадил себя, а непрерывно рвался навстречу всяческим опасностям; так, страдая поносом, он перешел реку Орексарт, которую принял за Танаид, и, обратив скифов в бегство, гнался за ними верхом на коне целых сто стадиев». Как видим, Орексарт – река скифская, а составной частью скифов были и праславяне. Так что Орел – не случайное название. Второе имя Орексарта – Яксарт. В обоих случаях первая часть слова – течение, река, движение, а «кса» – сильно, много (санскрит и греческий язык). Некоторые историки считают, что это Сыр-Дарья. Но как ее можно было перепутать с Доном?
Да, история убедительно говорит: не от «удали норманнской» был зачат русский народ. Его исторические пути или были общими или постоянно перекрещивались с дорогами создателей санскрита.
Параллельно с этим возникает второй, вполне закономерный вопрос: почему во многих языках мира присутствуют «славянские» элементы?
Историки допускают, что в конце второго – начале первого тысячелетия до н. э. киммерийско-славянские отряды через Фракию и Босфор вторглись в Малую Азию, и через Дарьяльское ущелье – в Закавказье. В конце 8 века до н.э. во главе могущественного государства Урарту становится царь Руса. Даже Тбилиси первоначально был опорным пунктом Теплице. Славяне возводят укрепление Горди в Мингрелии и крепость Гордион во Фригии (Малая Азия)…
Движение народов было постоянным. И это не могло не отразиться на языках. Ученые обратили внимание, например, что в урартском языке было очень много слов, которые совпадают или близки по звучанию и значению с соответствующими словами русского языка.
Древние славянские племена, в том числе и русы, доказано последними историческими исследованиями, имеют за своими плечами не десять-пятнадцать веков, которые нам, смилостивившись, «отпускают» на Западе, а минимум несколько тысячелетий. Они оставили свои следы во многих регионах Евразии и сопредельных районах.
И трудно сказать, кто был раньше: арии или праславяне. Да и кто от кого произошел?
Посмотрим на карту славянских народов. Везде древнейшие корни. И почти все они попали в санскрит.
Драва – приток Дуная. Но «дра» в санскрите – «идти, бежать, быстро течь». «Прагар» в древнеиндийском – 1) восхвалять, превозносить, 2) крепость, а «правайс» – сильный, мощный. Не отсюда ли и Злата Прага? В стихах А. С. Пушкина «Мы Прагой ей одолжены» речь идет о крепости, защищавшей Варшаву… Да и сама Варшава откуда? Древние арии дают несколько понятий основного корня: «вара» – богатство, сокровище, а также – множество, масса; «вара» – и самый лучший; «вара-тану» – красавица или женщина с прекрасным станом. Однако есть и «варша» – дождь, поливающий дождем; хотя «варш» – это еще и осыпать дарами… Как Прага, так и Варшава – древнейшие и красивейшие города в Европе.
Автор «Хроники Великой Польши» рассказывает о происхождении названия Кракова: «Во времена короля Ассуера, в то время как галлы напали на различные королевства и провинции и занимали их, лехиты обычно жили как братья, происходившие от одного отца, не имели ни короля, ни князя, но только выбирали из своих двенадцать наиболее знаменитых и богатых людей, которые должны были разбирать возникавшие между ними спорные вопросы и управлять государством. Они ни от кого не требовали ни податей, не принуждали оказывать услуги, но, опасаясь нашествия галлов, единодушно, согласно божественной воле, избрали среди своих братьев-лехитов начальником войска или, вернее, предводителем некоего деятельного мужа по имени Крак, чья усадьба была в то время возле реки Вислы. Этот Крак, что на латинском языке означает «ворон», был как победитель провозглашен лехитами королем. Он построил крепость, названную (потом) по имени «Краков», которая прежде имела название «Вавель». «Вавель» – это как бы какая-то припухлость, которую, как говорят, обычно имеют люди, проживающие в горах, и она у них образуется в горле из-за питья воды. Так же и гора, где теперь расположена краковская крепость, называлась «Вавель», а неподалеку, с другой стороны Вислы, имеется небольшая гора, носившая уменьшительное название «Вавельница».
Теперь заглянем в санскритско-русский словарь и посмотрим, прав ли автор Великой Хроники.
«Кара» – 1) рука, 2) дань, налог (красть» в русском языке – брать, воровать, хватать, грабить, применять силу); «карш» – тянуть, тащить; «каракача» – твердый, крепкий, камень; «крату» – сила, мощь (а отсюда и власть, государство; аристократия, демократия, плутократия).
Тогда что же? Крак – властитель, король (во многих языках «король» – краль), первый польский король. Краков – крепость, построенная на горе, на холме. Карпаты – высокие горы. Раньше они назывались Краковскими горами. Продолжение и развитие этой идеи дает Ярослав Гашек: «У двери стоял толстый пехотинец, обросший бородой, как Краконош. Это был Балоун». Краконош – мифическое существо, горный дух, обитающий в Краконошских (исполинских) горах. То же пишет и Б.С.Э.: «Ист. ядро Кракова – холм Вавель на левом берегу Вислы». Вавель же в «переводе» на русский язык опять-таки – холм, гора: Валдай, вал, завал, навалить. Автор же Хроники рассказывает еще и о Ванде, дочери Крака: «Пишут, что она была такой красивой и миловидной наружности, что всех, кто на нее смотрел, привлекала к себе своим приятным видом». Исход у нее был хотя и героический, но печальный: «Прыгнув в реку Вислу, воздала должное человеческой природе и переступила порог подземного царства. С этих пор река Висла получила название Вандал по имени королевы Ванды, и от этого названия поляки и другие славянские народы, примыкающие к их государствам, стали называться не лехитами, а вандалитами».
Снова посмотрим в санскрит: «ван» – любить, нравиться, а «ванша» – род, семья, родословная, «вадху» – невеста, супруга, женщина. Прав хронист: Ванда – красавица, а вандалиты – рожденные женщиной, народ, люди. Как все просто и точно!
Был ли на самом деле Крак, как и Кий, никто не знает. Но «гора» и «крепость» как раз то, о чем и нужно прежде всего сказать.
«Рамаяна» рассказывает об Амаравати – обители бессмертных («амара» – бессмертный, «вати» – обитель, место жительства, страна). Тогда что же Хорватия? – Родина.
Мы говорили о великих европейских реках. Почти в каждом их названии слышатся древние арийские и праславянские корни… Добавим к ним еще одну, хотя и небольшую, но «многоговорящую». Это река Паша – левый приток Свири (впадает в нее у самого устья). В основе ее названия – древнейшее арийское понятие «дуга», «петля», «изгиб». В самом деле, в «Рамаяне» Брахмапаша – Сеть Брахмы или Петля Брахмы, волшебное оружие, связывающее по ногам и рукам. Наша русская Паша вытекает из Пашозера, которое представляет собой не что иное, как обыкновенную петлю или лук, если хотите, выполненный по всем требованиям оружейного искусства: утолщенная или расширенная середина и сужающиеся постепенно концы с заворотами. Река течет на юго-запад, петляя в низинах и вокруг болот, а затем, чуть ниже Нового Села резко поворачивает прямо на север. Да, это такая петля, на какие, видимо, не способна ни одна река в мире. И это, разумеется, не могло не отразиться в ее названии. Кстати сказать, карты севера России и Индии дают свыше 200 одноименных рек: «крутая» Алака, «голубая» Анила, «быстрая» Важа, «вольная» Варжа, «темная» Кала, «заросшая осокой» Куша, «красавица» Лакшми, «покрытая лотосами или кувшинками» Падма, «змеевидная» Сарба, «сверкающая» Свара, «обильная» Тавта, «громкогласная» – Тара, «желтая» Харина. В России текут Ганга и Индега, а в Индии – Дана и Шона.
И вот что в связи с этим говорит индийский лингвист Д. П. Шастри: «Если бы меня спросили, какие два языка мира более всего похожи друг на друга, я ответил бы без всяких колебаний: «Русский и санскрит»… Удивляет то, что в двух наших языках схожи структура слова, стиль и синтаксис…».
Но отступление наше затянулось, а мы не решили главного вопроса. И уж если упомянули в связи с анализом слов на «р» таблицу Менделеева, то нужно признаться, что в ней осталось одно звено незаполненным: нет слова «человек». А что это за таблица, в которой все поставлено на свои места, все определено и обосновано, но главного нет?
И в слове «орума» корень «ру» все еще до конца не выяснен.
Давайте же поищем это недостающее звено!

МАНКО КАПАК – ЧЕЛОВЕК ДУШЕВНЫЙ

…Пришла, наконец, грибная пора, и лес огласился ревом моторов. Люди прочесали его от опушки до опушки, от просеки до просеки, от пня до пня. И не осталось в лесу ни грибов, ни ягод, ни травы.
А я зашел в молодую, едва поднявшуюся у самого города рощицу и за четверть часа набрал лукошко упругих, коренастых боровиков. Здесь никого не было: каждый искал дальше и наверняка, а перелесок в километре от жилого квартала не принимался всерьез.
Такова истина: ее ищут порой в созвездии Андромеды, а она, оказывается, совсем рядом: стоит только сделать шаг в сторону и прямо посмотреть ей в глаза.
На этот раз она лежала в старом книжном шкафу.

***
В 1609 году в Лиссабоне вышла в свет книга Гарсиласо де ла Веги о происхождении и истории инков. В переводе на русский язык, осуществленном в 1974 году, она получила название «История государства инков». Настоящий ее автор Гомес Суарес де Фигероа был сыном испанского конкистадора и инкской принцессы-пальи и хорошо знал то, о чем писал. Тот, кто интересуется древней историей Перу, не пройдет мимо этого замечательного труда. Для нас книга об инках особенно интересна тем, что автор много внимания уделяет в ней так называемому «всеобщему языку» индейцев этого государства. Так вот, первого короля Перу звали Манко Капак, что обозначает «богатый, но не поместьями, ибо, как говорят индейцы, этот князь не имел богатого состояния, а богатством духа, благонамеренности, сочувствия, милосердия, щедрости, справедливости, благородства» (слова автора). Другими словами, Манко был богатым душой… Вот именно, душой. Но ведь «ка» – начало его имени и звучит точно так же, как в санскрите, и обозначает одно и то же – душу.
А по верованиям древних египтян «ка» – жизненная сила человека или духовное подобие человеческого тела, «двойник», который продолжает жить и после смерти человека. Другими словами – тоже душа.
Случайное совпадение? Может быть. Но уж слишком много знакомого слышишь в первых же словах всеобщего языка. Во-первых, Манко – это человек. И в английском, и в немецком корень «ман» тоже относится к человеку. Мало того, «ма» широко представлено и у нас в языке: маг, магма, мазь, макуха, малец, малина, мамонт, масса, мастер, материк, материя, матица. Добавим к этому латинские «манна» – зерно, «мартиус» – муж, и все станет ясно: «ма» – это земля, человек, женщина (порой только она), растение. Вопрос о том, почему так много значений передают слова типа «ма», мы рассмотрим дальше. А пока скажем: в основе слова Манко заложено понятие «человек».
А как быть с самим «инкой»? Гомес Суарес поясняет: «Инка означает господин или король». Странно, но звучит почти так же, как и «кинг» – король по-английски.
Но не будем спешить с выводами. Послушаем Гарсия де ла Вегу дальше. Манко Капак умер, оставив наследником Синчи Рока, своего новорожденного сына от Койи Мама Окльо Вака, своей жены и сестры. И что же, снова знакомые звуки? На этот раз многое произносится уже «по-русски». От Синчи веет силой, от Рока – юностью. Ну а мама есть мама. И ничего тут другого быть не может. Посмотрим теперь, как все это объясняет автор: «Рока означает зрелый (отрок?), синчи является прилагательным, оно означает храбрый, потому что, говорят, он был человеком отважной души и огромной силы». Англичанин может нам возразить и сказать, что «синчи» происходит от «си» – воды, моря. Так что же? Разбушевавшаяся водная стихия всегда у всех народов олицетворяла собой несокрушимую силу. И об этом мы поговорим немного позже. Что же касается возможных притязаний англичан на их родное «си», то с ними можно согласиться только условно, потому что корень «си» встречается почти во всех европейских языках и обозначает одно и то же – воду, а через нее и силу.
Теперь вспомним о Маме Окльо Вако. Мало того, что как мать она была королевой или императрицей, но еще имела и производное от этого слова почетное имя «маманчик» или «наша мать». Тут, как видите, пошли в ход даже «русские» суффиксы и окончания.
А что же такое Вако? Не напоминает ли оно что-нибудь русское? Нет, не напоминает. Скорее, наоборот, от него так и пахнуло «Библией» – Ева? Да, Ева. Но ведь это имя? Правильно, имя. Но всегда было так, что с ним передавалось какое-либо понятие. В санскрите «жи», «я», которое в русском языке постоянно переходит в «е» и даже «же», обозначает «рожать». Тогда «ва» – женщина? Нет, женщина – Ева, а «ва» – человек. По этой аналогии построено и понятие жена – «рожающий человек». А, кроме того, кечва вообще обходились без «е». Так вот во всеобщем языке ребенок – вава, юноша – вайна, сирота – вакча, а женщина – варми. Почти так же и у нас: дева, вдова. Море у инков называлось «коча», а чтобы сказать, что они испытывают жажду, хотят пить, индейцы Перу говорили «чаки». По-русски это «вода»: чан, чаша, чара. От «кочи» пошли «кочевники», потому что вода и движение имеют один корень в большинстве языков. Кстати сказать, иезуит Блас Валера, один из первых священников – миссионеров в Перу, заметил очень большое сходство языка инков с греческим, латинским и даже еврейским языками. А ведь он был чуть ли не полиглотом и докой в сравнительном языкознании.
Так что же? Инки – древние гиперборейцы? Вот историческая справка: «Инки – вожди народа кечуа, пришедшего с севера в древнее Перу в XII веке, поработившее местное индейское население аймара и объединившего под своей властью индейские племена в северо-западной половине Южной Америки. В XV веке здесь возникло одно из самых могучих государств. Но сошлемся на их предков. Откуда они взялись и когда попали в Америку? Произошло это, как рассказывают древнейшие письменные и устные источники сразу же после… потопа. Иными словами, во время великого переселения народов. Так может быть часть гиперборейцев и освоила новые земли за Атлантическим океаном? Вспомним Индру. Кто он такой? – Владыка небесной сферы, бог грозы и бури (1), бог солнца и света (2), главный раджа богов ведического пантеона в эпический период. Все это и увидели в первом инке аборигены Перу. В санкрите «ина» – 1) солнце, 2) сила, крепость и могущество; «ингха» – воспламеняющий, разжигающий. Первого короля древние перуанцы стали называть «сапа инка», что означает «единственный господин». Да, «сапа» в санскрите – соединять. Отсюда «сапта» – рука + пара (два). Вторым его именем было Интин чурин – сын Солнца, потому что «чурин» – сын или шурин по-русски и по-древнеарийски.
Инки провозгласили себя детьми Солнца и начали свою деятельность по созданию обширного и могущественного государства на древней земле Перу с возведения невиданного до того времени по красоте и величию храма Солнца. Назывался он Инти васи – «дом Солнца» или Храм Солнца. Но ведь «веси» – это русское жилище (дом) и деревня. Четыре раза в году «в знак признания и преклонения как высшему, единому и всеобщему богу, который своим светом и могуществом растил и поддерживал все, что имелось на земле», они торжественно отмечали праздник Солнца. Это были волнующие события и в жизни королей, и в жизни тех, кто создавал их колоссальные богатства. Все сияло золотом и серебром, улицы заполнялись торжественно шествующими воинами и народом. Пели флейты, гремели барабаны, ломились столы от хлеба и мяса. И назывались такие праздники Райми. Стало быть, бог Ра, который ежедневно проезжал на золотой лодке в древнейшем египетском небе, был и царем богов инков. Только называлось почему-то солнце «инти», а праздник «райми». Но, видимо, наше непотухающее светило звучало как Ра в «божественном языке инков», в языке королей, которого не знали индейцы и который запрещалось изучать. К сожалению, он погиб в руинах беспощадно разрушенного испанцами государства инков. Как бы ни было, Ра существовало и дало свои корни в других, особенно близких к нам по звучанию словах. Чура – это власть, аравек – певец, поэт, варанка – тысяча, йурак – белый, карпай – орошать. Почти русские созвучия… И не случайные.

(Продолжение следует)

2 КОММЕНТАРИИ

  1. В древности одна буква обозначала два звука – “ф” и “т”. Бористан – Волков страна, что есть исторический факт, об этом и Геродот сказал, что ближайшие племена ежегодно праздник своего тотема волка празднуют. И т.д. и т.п. по всем дальнейшим словам без романтики-с… Гимнастика ума, конешно, дело нужное. Но и реальность есть необходимость.

  2. Насчет этимологии “Чигирина” столько балдежных построений, когда просто “шығар” – “подними”. В Интернете есть книга Ю.Н.Дроздова “Тюркская этнонимия древнеевропейских народов”. Вот оттуда: “Первые письменные источники на основных, так называемых европейских языках – французском, германском (deutsch), датском и славянском – появляются примерно c X столетия. Логично предположить, что накануне этого периода и начал происходить переход древнеевропейского тюркоязычного населения с тюркских языков на эти языки (с.360).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ