ИНОГДА ОНИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

0
151

Америка в лице своего президента Трампа ставит в тупик и повергает в растерянность весь мир. По отношению к решениям, принимаемым сегодня в Белом доме, во многих мировых столицах царит недоумение, настороженность, враждебность… Есть ли какая-то логика в действиях нынешней вашингтонской администрации? Представляется, что такая логика есть, и логика эта очень опасная, угрожающая огромными потрясениями всему миру. Самим Соединенным Штатам в том числе.

Мы уже говорили, что назначение советником президента США по национальной безопасности Джона Болтона можно считать знаковым событием. Дело даже не в личности (довольно своеобразной) самого Болтона, а в том, что он является представителем очень влиятельной части американского истеблишмента, так называемых неоконов, неоконсерваторов. Неоконы играли огромную роль в администрации Джорджа Буша-младшего, особенно в период его первого президентского срока. Во время президентства Барака Обамы они были оттеснены от серьезного влияния на американскую политику, теперь же, можно предположить, они в той или степени возвращаются; во всяком случае, вряд ли следует понимать назначение Джона Болтона на столь важный и ответственный пост как-то по-другому. Впрочем, солидного политического веса неоконы в Штатах не теряли никогда.
Резкий взлет влияния неоконов произошел после памятной всему миру атаки 11 сентября 2001 года. Неоконы были первыми, кто сумел предложить 11 сентября идеи, сформулированные задолго до терактов в Нью-Йорке. Бывший спичрайтер Буша-младшего и пропагандист неоконов Дэвид Фрам рассказывал:
«До 11 сентября мы действовали по теории домино. Ее суть: мы должны работать с умеренными арабскими режимами, побуждать их к постепенным реформам, внутренняя политика не так уж важна для нас. Проблемы представляют лишь небольшие группы экстремистов. Их нужно не уничтожать, а втягивать в политический процесс. Эта теория в той или иной мере присутствовала в американской политике с 1973 года (с окончания четвертой арабо-израильской войны. – Б. А.). Одиннадцатого сентября случилось следующее. Возникла острая нужда в новых идеях. И тогда образовалась новая коалиция людей. Некоторые из них были друзьями детей исконных неоконсерваторов, другие вообще не имели никакого отношения к отцам-основателям неоконсерватизма. В американской политике появилась новая платформа. Некоторые сторонники Буша-старшего не стали сторонниками Буша-младшего. Пока одни пытались понять, что происходит, другие действовали – так что теперь они пытаются обвинить неоконсерваторов в том, что те изолировали их, поставив вне политики».
Дальнейшее известно. Вторжение в Афганистан, затем в Ирак и свержение Саддама Хусейна. (Между прочим, до сих пор нет никаких доказательств того, что Усама бен Ладен имел какое-то отношение к атаке 11 сентября, но это уже давно никого не интересует; никакого оружия массового поражения, предполагаемое тайное производство которого в Ираке послужило поводом для второй иракской войны, тоже не было обнаружено.)
Теракт 11 сентября 2001 года, кем бы он ни был организован, имел далеко идущие политические последствия для всего мира, и с ними мы сосуществуем и по сей день. Этот теракт сделал самым влиятельным направлением идеологической мысли Штатов неоконсервативный проект всемирной демократической революции. В результате шедший на президентские выборы под лозунгами критики и отторжения интервенционистской политики администрации Билла Клинтона, Джордж Буш-младший сам совершил резкий поворот к агрессивной внешней политике. Сначала все вроде бы шло успешно, и миру была продемонстрирована военная мощь США. Но потом пошел сбой. Начавшаяся под знаменами разгрома талибов победоносная война в Афганистане завязла в «партизанщине», к ней присоединилась победоносная война в Ираке, скатившаяся, опять же, к «партизанщине».
Теракт 11 сентября, точнее, последовавшая за ним реакция официального Вашингтона сделала Джорджа Буша-младшего самым популярным политиком в Америке. Республиканцы вполне серьезно планировали остаться у власти в Белом доме на три-четыре срока. Иракская война, порожденная формально все тем же терактом, эти планы похоронила. Она затянулась, потребовала растущих жертв и расходов, с самого начала встретила противодействие и, в конце концов, вызвала широкое общественное недовольство, которое основательно подорвало планы неоконов.
В Америке говорят, что неоконы не капиталисты – они империалисты, что, в общем-то, соответствует действительности. Бывший советник президентов Никсона и Рейгана Патрик Бьюкенен пишет:
«Утром 12 сентября, появившись в Белом доме, Ричард Кларк (советник президента по борьбе с терроризмом. – Б. А.) испытал потрясение: «Я ожидал череды совещаний, на которых обсуждалось, где и когда террористы нанесут следующий удар… Вместо этого меня встретили разговоры насчет Ирака. Поначалу я не мог поверить, но наконец сообразил – и мне едва не стало дурно, – что они собираются воспользоваться нашей национальной трагедией, чтобы осуществить свои замыслы в отношении Ирака… Рамсфелд (министр обороны. – Б. А.) жаловался, что в Афганистане не нашлось достойных целей для бомбежки; по его словам, мы должны разбомбить Ирак, где таких целей в избытке. Мне было показалось, что Рамсфелд шутит, однако я быстро понял, что он абсолютно серьезен». Описываемые события происходили 12 сентября 2001 года, когда вся Америка еще пребывала в шоке.
20 сентября президенту Бушу было направлено открытое письмо за пятьюдесятью подписями. Письмо представляло собой политический ультиматум. Отказ напасть на Ирак, говорилось в письме, «повлечет за собой неминуемое и сокрушительное поражение в вой­не с международным терроризмом». Девять дней спустя после терактов в США эта крохотная клика интеллектуалов осмелилась заявить президенту Соединенных Штатов, что если он не последует их совету, его публично признают виновным в «неминуемом и сокрушительном поражении в войне с международным терроризмом»! Однако ни «Хезболла», ни Сирия с Ираком и Ираном не имели отношения к событиям 11 сентября. Тем не менее, президент получил предупреждение. Или он воспользуется народным гневом и втянет Америку в вереницу войн с государствами, на нас не нападавшими, или ему, президенту Бушу, предстоит столкнуться с политическим возмездием» (Бьюкенен П. Дж. Правые и не-правые. Пер. с англ. М.: АСТ, 2006).
Как видим, атака на башни-близнецы Всемирного торгового центра была произведена 11 сентября, а уже утром 12-го неоконы вытащили из ящика стола давно подготовленный план вой­ны с Ираком и стали угрожать президенту. План, кстати говоря, включал в себя в качестве возможных целей для США Ливан, Ливию, Сирию, Ирак, Иран и даже Китай. Газета «Wall Street Journal» незамедлительно опубликовала список потенциальных целей и призвала США нанести авиаудары по «базам террористов в Сирии, Судане, Ливии, Алжире и, возможно, в отдельных районах Египта».
Патрик Бьюкенен продолжает:
«Чем дальше в прошлое отступало 11 сентября, тем настойчивее «партия войны» стремилась развязать войну на Ближнем Востоке – пока Америка не опомнилась… Генерал Зинни, бывший начальник Объединенного центрального командования, работавший бок о бок с неоконсерваторами в Пентагоне, был поражен их высокомерием и кичливостью: «Чем больше я видел, тем прочнее утверждался во мнении, что эта война – происки неоконов, не понимавших особенностей региона и потому стремившихся учинить там хаос. Это дилетанты из вашингтонских фабрик мысли, не имеющие ни малейшего представления о реальности».
Какое будущее они предлагают нам? Сегодня они этого уже не скрывают. «Люди вновь готовы употреблять слово «империя», – заявил в интервью «Globe» известный американский журналист Чарльз Краутхаммер. «Мы живем в империи, к которой каждый мечтает присоединиться», – вторит ему авторитетный военный историк Макс Бут… В самый канун вторжения в статье «Чья война?», опубликованной в «Rican Conservative», я раскрыл – с документальными доказательствами – все подробности неконсервативного заговора, перечислил имена заговорщиков и выступил с предупреждением: «Президента Буша завлекли в ловушку, которая надолго лишит Америку мира, завоеванного для нас двумя поколениями участников «холодной войны».
Как бы то ни было, неоконсерваторы подчинили себе президента и изрядно испортили его репутацию. Но роль неоконсерваторов в подготовке и развязывании войны стала очевидной для общества наряду с самим фактом существования неконсервативного заговора и поименными списками заговорщиков. Американцы также начали понимать, что, несмотря на все хвастовство по поводу «полюса силы», благожелательной мировой гегемонии» и «американской империи», существуют пределы нашему могуществу – и мы приближаемся к этим пределам».
Вторая война в Заливе очень быстро стала крайне непопулярной в Америке, и это незамедлительно сказалось на парламентских выборах в ноябре 2006 года. Парламентские выборы стали для администрации Джорджа Буша-младшего не просто сокрушительным поражением, а полномасштабной катастрофой. Республиканцы потеряли контроль над палатой представителей конгресса. Но до последнего момента Белый дом сохранял надежду, что хотя бы в верхней палате – сенате – большинство удастся сохранить. Не удалось. В двух штатах – Монтане и Вирджинии, где подсчет голосов затянулся почти на сутки и где разрыв между конкурентами был минимальным, исход оказался одинаково плачевным для президентской команды. И Монтану, и Вирджинию республиканцы проиграли. А вместе с ними – и битву за сенат. В результате большинство в верхней палате – 51 место из ста – отошло демократам. А в Америке установилось двоевластие. Исход голосования в конгрессе не сулил ничего хорошего на президентских выборах-2008 (на которых, как известно, победу одержал демократ Барак Обама).
«Оргвыводы» последовали незамедлительно. Первой жертвой пал министр обороны Дональд Рамсфелд – идеолог иракской кампании. Шеф Пентагона стал персоной нон грата в собственной стране. Его отставки требовали не только демократы, но и влиятельные республиканцы, и среди них – потенциальный кандидат в президенты Джон Маккейн. При этом сам Буш-младший еще за неделю до парламентских выборов клялся, что не даст в обиду своего министра обороны. После провала на выборах все изменилось. Это был вынужден признать и сам Рамсфелд: «Я принял решение уйти, потому что теперь в стране складывается совершенно иная политическая обстановка».
На пресс-конференции в Белом доме Буш представил нации нового министра обороны – выходца из спецслужб Роберта Гейтса. Гейтс, которому тогда было 63 года, поступил в ЦРУ в 1966 году и за 20 лет прошел путь от рядового сотрудника до заместителя директора американской разведки. Он защитил диссертацию по проблемам СССР и считался в ЦРУ одним из главных «советологов». В конце 80-х Гейтс был замешан в скандале Иран-контрас – четыре подчиненных признались, что докладывали ему о деталях аферы. В 1987 году Рональд Рейган собирался выдвинуть Гейтса на пост руководителя ЦРУ, но советники его отговорили. Новый виток в карьере Гейтса наступил при Джордже Буше-старшем – в 1991 году он все же стал шефом ЦРУ. Разведку Гейтс возглавлял до 1993 года. Впоследствии, уже находясь в отставке, Роберт Гейтс заметил: «Любой будущий военный министр, который посоветует послать американские войска в Азию или Африку, должен быть немедленно отправлен на психиатрическое освидетельствование».
Неоконсерваторы, которые при Буше-младшем занимали ведущие посты в аппарате Белого дома и вице-президента, политические посты в Пентагоне и Совете национальной безопасности, приняли на себя основной удар возмущения по поводу иракской операции и постепенно оказались вытесненными из органов власти в Вашингтоне. На отрицании их политической программы Барак Обама триумфально и въехал в Белый дом, чтобы предложить странам Ближнего Востока внешнюю политику в духе доктрин реализма, если даже не скрытого изоляционизма. И вот сегодня, при Дональде Трампе мы видим, как неоконы вновь поднимаются к вершинам своего влияния на американскую политику. Во всяком случае, назначение Джона Болтона советником президента по национальной безопасности трудно расценивать как-то иначе.
Мы уже говорили о том, что другим знаковым моментом в американской политике следует, по нашему мнению, считать назначение государственным секретарем директора ЦРУ Майка Помпео. Это очень интересное назначение. Майку Помпео 54 года. После учебы в военной академии в Вест-Пойнте служил в армии. Затем получил степень доктора юриспруденции в Гарвардской школе права, занимался бизнесом. С января 2011 г. Майк Помпео – член палаты представителей от 4-го округа Канзаса. В палате он был, в частности, членом комитета по разведке. Пикантный момент: Помпео является сторонником Партии чаепития (Tea Party), созданной республиканцами и резко выступавшей против политики Обамы.
Партия чаепития (или Движение чаепития) организовалась с приходом к власти президента Обамы в Белый дом в начале 2009 года. Формально она – низовая сеть республиканцев. Но на деле это – зародыш новой партии. Tea Party взяла себе название с намеком на «Бостонское чаепитие» 1773 года, эпизод в борьбе американских колоний за независимость. Тогда в знак протеста против беспошлинного ввоза англичанами чая в Северную Америку, что подрывало экономику колоний, члены организации «Сыны свободы» проникли на английские корабли в Бостонском порту и выбросили в море партию чая. Многие считают «чаепитников» опасными мракобесами, но они на глазах приобретают огромную силу, и с ними уже нельзя не считаться. Известный российский политолог Борис Кагарлицкий пишет о них: «Респектабельная часть Республиканской партии с ужасом наблюдает, как организацию захватывают «варвары» с откровенно расистскими идеями и лозунгами». Сами себя они позиционируют как защитников традиционных (консервативных) американских ценностей.
«Чаепитники» в США – чистой воды фундаменталисты, совместившие национализм, белый расизм с самой примитивной неолиберальной экономической программой. Если вкратце, то экономическая программа Партии чаепития сводится к требованиям маленького, дешевого правительства, к сокращению налогового бремени путем сворачивания федеральных программ. В идеале же – упразднение Федеральной резервной системы (ФРС) и полный демонтаж социального страхования. Денежная система – валюта, обеспеченная драгоценными металлами. Этакий возврат к капитализму XIX столетия. Логическим дополнением ко всему становятся наивный изоляционизм и требование расширить права штатов за счет уменьшения полномочий федерального центра. Основа экономики – свободное фермерство.
Между прочим, именно об этом мечтали отцы-основатели Америки – создать страну, населенную свободными земледельцами. Автор проекта Декларации независимости США, 3-й президент страны Томас Джефферсон грезил о демократии земледельцев, способных построить страну без городов и банков. В его программе фермеры занимали то же место, что пролетарии – у Маркса. Примерно о том же сегодня грезят и «чаепитники». Не получилось. В 1916 г. в Америке было 40% фермеров, сегодня – 2%. В общем, «чаепитники» мечтают о деградации американской экономики, которая и без того находится в незавидном положении. Наивность, мракобесие? Но их поддерживает Майк Помпео, человек образованный.
Впрочем, не надо забывать, что именно «чаепитники» сегодня верховодят в Республиканской партии, и с этим надо считаться. А, кроме того, в случае необходимости их можно использовать против либералов левого толка. Дело в том, что за последние годы в американском массовом сознании произошли такие изменения, какие совсем недавно и представить себе было невозможно. Так, слово «социалист» всегда звучало в Штатах как ругательство. А сейчас? «Судя по опросам, проведенным YouGov в октябре 2017 года, 44% молодых американцев оказались привержены социализму, еще 7% – коммунизму» («КП», 3 января 2018 г.). Вспомним, как в последней президентской гонке впечатляющего успеха добился сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс, который открыто называет себя «демократическим социалистом». Главный его электорат – университетская молодежь. Та самая молодежь, свыше 50 процентов которой разделяет социалистические или даже коммунистические взгляды. Когда со сцены станут сходить политики поколения Трампа, которому за 70, на смену им начнет приходить новое поколение, исповедующее взгляды, совершенно отличные от тех, что присущи старшей генерации американцев. И в каком направлении качнет Америку тогда?
Все эти и многие другие факты свидетельствуют о том, что в общественном сознании США происходят очень значительные изменения, порожденные нарастающей хаотизацией американской жизни. Одних она толкает в «чаепитие», других – в социализм и коммунизм. Весьма необычная ситуация…

(Окончание следует)

Бахытжан АУЕЛЬБЕКОВ,
обозреватель

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ