ТЕРРИТОРИЯ КАК СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

0
63

Аманжол КОШАНОВ,
академик НАН РК

Пространство, как социально-экономическая категория в условиях формирующихся постсоветских государств, предстает источником уникальных возможностей и преимуществ новой организации территорий во благо воспроизводства материальных благ и инфраструктурного обустройства среды обитания населения. Речь идет о так называемом социально-экономическом пространстве, под которым понимается та часть общего (заключенного в государственных границах) пространства республики, «в пределах которого распределен рукотворный социально-экономический потенциал страны и осуществляется жизнедеятельность ее населения»1.

Этот потенциал включает также осваиваемые и освоенные природные ресурсы, вовлеченные в хозяйственный оборот. Исходным при этом предстает физико-географическое пространство, которое по мере и в силу его освоения упорядочивается и становится определенным образом организованной социально-экономической территорией. Разумеется, характер, содержание и результат происходящих при этом пространственных преобразований обусловливается конкретно-историческими предпосылками, условиями и ограничениями. Речь идет о таких категориях и понятиях, как «территориальная организация общества», «экономическое пространство» и «социальное пространство». Каждое из них в содержательном плане в новых условиях хозяйствования регулируется рыночными законами управления и хозяйствования2.
Социально-экономическое пространство в условиях отказа от всеохватывающего централизованного государственного планирования в пользу перехода к рыночной экономике с ее свободной игрой рыночных сил претерпевает динамичные и неравномерные трансформации, формирующие новое пространственное распределение социально-экономического потенциала с иной комбинацией исходных концепций, принципов и целей, пропорцией и диспропорцией преобразуемого пространства.

Изменения плотности населения по
Изменения плотности населения по регионам страны до 2050 года9
человек на 1 кв. км

Отказ от идеи планомерности в пользу спонтанности (на рыночных началах) развития не снимает вопрос о функциях общества и государства в трансформации пространства. Тем более в условиях активного формирования опорных пунктов и точек роста рыночной экономики и решения задач начального этапа модернизации. Объективно невозможно отказаться от идеи планомерности и пространственной организации экономики и управления социальными процессами во вновь организуемых территориях. Использование стратегии активного взаимодействия государственной власти с динамичным пространством объективно. Разумеется, государство призвано занять адекватное современным реалиям качественно новое положение в организации территорий, выступая в качестве активного субъекта по отношению к опосредованным процессам и явлениям через правовые регулятивные процессы и инвестиционные механизмы. Государство должно действовать адекватно современным реалиям в создании и поддержании предпосылок лучшего использования факторов и условий всех значимых регионов и территорий республики.
Что значит «регулятивное воздействие» со стороны государства на процессы модернизации пространственной организации территории региона? Это прежде всего нормативно-правовое регулирование пространственной опосредованной деятельности (установление «правил игры») на определенной территории (в плане ограничения или стимулирования). Под инвестиционным воздействием предстают меры непосредственного вмешательства, состоящих в полном или совместном с бизнесом финансировании инвестиционных проектов.
Территориальное развитие и планирование как часть макроэкономической политики неразрывны с макроэкономической и социальной политикой любого государства. При разработке методологии регионального прогнозирования и развития на уровне макроэкономики в первую очередь учитываются национально-государственные интересы. Макроэкономическая доктрина, учитывающая национально-государственные интересы, получила название протекционистской. Политика протекционизма в настоящее время лежит в основе макроэкономической политики всех промышленно-развитых стран. Но в целях обеспечения открытости и доступа капитала из стран «ядра» в страны третьего мира превозносится эффективность либерализма и открытости внешнему миру.
Участие государства в реорганизации пространства, его модернизации, особенно в масштабе регионов в условиях Казахстана и его областей, выступает частью более общего вопроса о роли государства в экономическом развитии страны. Последние примеры административного преобразования в Южном Казахстане с приданием статуса г. Шымкента – города республиканского подчинения и организацией новой Туркестанской области свидетельствуют, что государство берет на себя основную ответственность, приоритетную роль в модернизации указанных территориальных таксономий в аспекте их экономического и социального развития с использованием как административных, так и рыночных агентов.
Приоритет государства в территориальной организации областей и регионов особенно важно в республиках с вновь открытыми и динамично развивающимися точками роста на базе крупных природных ресурсов и растущих мегаполисов, каждая из которых имеет собственные закономерности формирования и социально-экономического воздействия на экономический рост, окружающую среду и демографические процессы. В этих условиях ориентация на стихийные рыночные регуляторы, отрицательные последствия которых из мировой практики общеизвестны, должна исходить из приоритетной роли государственного управления и ответственности за результаты эффективной социально-экономической организации территории молодого государства. В этом одна из основ государственной независимости и предстоящего благоденствия.

Территория и плотность населения10


Фактически в экономике большинства стран СНГ государственное присутствие в той или иной мере очевидно и серьезно. Особенно это относится к РФ, Казахстану, Беларуси и др. Другое дело – мера, пределы участия государства в экономике, с какой результативностью и эффективностью может и должно осуществляться государственное присутствие. Вопрос о соотношении государственно-центричной модели или характерного для развитых стран обустройства отдельных территорий и решения социальных вопросов ставится в работах ряда российских авторов. Они придерживаются позиции приоритета государственного участия «как необходимого элемента национального жизнеустройства, нечто неизбежное для российской жизни в силу многих жестких объективных условий ее существования»3. По их мнению, есть немало оснований в необходимости более существенного участия государства в экономической и социальной жизни России, независимо от господствующего типа отношений на том или ином историческом этапе. Ученые считают, что роль государства в экономике России нельзя объяснить обычными правилами рынка или вывести из кейнсианской или марксистской теорий. Она проецируется прежде всего уникальными условиями страны. Государство здесь имеет не только экономическую и политико-правовую природу, но в первую очередь цивилизационную.
Практика приоритетности государственного начала в прогнозировании и планировании преобразования территории, государственного руководства и менеджмента этими преобразованиями не только в следовании сложившейся исторической практике и сакральной приверженности к государственному руководству, как считает ряд российских авторов. Мы полагаем, что в складывающихся исторических обстоятельствах, когда рыночные начала в экономике стран СНГ неоднозначны, разной степени зрелости и когда соответствующие экономические законы рынка и рыночного регулирования не вошли еще в полную силу, роль приоритета государственного начала и руководства в социально-экономической организации и преобразовании территорий остается объективным началом и закономерностью всего исторического этапа последовательного формирования рыночно зрелой хозяйственной организации территорий.
Вследствие формационного поворота, пережитого страной в 90-е годы, возникла неотвратимость системных преобразований сложившейся пространственной организации жизнедеятельности. В Казахстане, как и во всех странах СНГ, происходит не постепенное (эволюционное) перестраивание отдельных сторон, а предельно сконцентрированное во времени, по сути, революционная смена всех устоев жизнедеятельности, поставившая страну перед сложными пространственными вызовами. Возникли сложные задачи рациональной организации на рыночных началах реги­онов, городских и сельских территорий и их хозяйственного потенциала.
Сложившаяся на обширной территории республики пространственная организация жизнедеятельности, особенно в регионах, инерционна. И вялотекущий реформационный процесс пока не в силах существенно улучшить производственную и иную активность сельских территорий. Проекты преобразования социально-экономического пространства регионов должны располагать наиболее предпочтительным вариантом перспективного развития. Концептуальные документы (прогнозные планы) должны представить перспективный облик социально-экономического пространства с позиции их ценностных устремлений и растущих возможностей. Подобные ценностно-целевые ориентиры должны явиться критериальной базой для принятия важнейших решений.
Признание императивности государственного воздействия на преобразование пространственных структур (различных по масштабам, географическому положению и административному статусу) требует прояснения вопроса, какие типы структур могут и должны выступать объектом такого воздействия. Немаловажен и ресурсный фактор, ресурсная модель развития при освоении значимых объектов, где новые пространственные образования стали объектом государственного воздействия. Очевидна польза государственного воздействия, участия при формировании мегаполисов и развития территориально удаленных сельских регионов с их сложными социальными, демографическими проблемами. Одновременно территориальная организация экономики и социальных процессов неразрывна от муниципальных объектов (аулы, села, малые и моногорода), без которых невозможно оценить уровень развития территориальной организации республики в целом. Именно многочисленные слои маломасштабных объектов наиболее полно отражают воспроизводство социального, хозяйственного, финансового и других источников в жизнедеятельности страны в целом и отдельных территориальных частей.
Что же касается административных ресурсов государства по воздействию на организацию и оптимизацию пространственного развития, то в этот процесс вовлечены многие органы разных ветвей государственной власти – администрация президента, обе палаты парламента, правительство, министерства, территориальные управления областей и районов. Все они в пределах своих полномочий и компетенций должны нести ответственность за результаты и эффективность соответствующей государственной политики. Например, в ряду инструментов пространственных преобразований в РФ используются особые экономические, индустриальные, промышленные зоны и технопарки, зоны территориального развития, пространственные кластеры, прикрепленные округа, территории опережающего развития.
Мировое хозяйство, согласно теории американского социолога И. Валлерстайна, представляет собой жесткую иерархическую систему, в которой выделяются ядро, периферия и полупериферия. Усиление государства в регионах ядра имело своим прямым эквивалентом упадок в периферийных регионах4. Эта закономерность характерна и на уровне отдельных стран. В частности, теория и практика формирования городов-миллионников в Казахстане, когда инклюзивно формируемый город как драйвер экономического роста в отрыве от периферии чреват нарастанием социально-экономических диспропорций в ущерб региональным окраинам в лице малых городов и сельских поселений.
В мировой науке в аспекте новых факторов экономического роста, базирующихся на знаниях, ставятся вопросы о необходимости развития процессов «умной» специализации региональной экономики и обеспечения инклюзивного развития процесса, предполагающего равный доступ всех слоев населения к социальным ресурсам. Пространственное, территориальное развитие экономики в условиях перехода к достижениям Четвертой промышленной революции выдвигает проблему преодоления экономического и социального неравенства регионов и территорий в областном, районном звене в первую очередь. Затем проблема объективно выдвигается на межрегиональный уровень (на крупные регионы республики). Проблема не решается на автоматизме. Необходимы целенаправленное региональное прогнозирование, территориальное планирование.
В силу недоучета новых факторов экономического роста и игнорирования социальных императивов регионального планирования и организации экономической жизни общества возникает пространственная поляризация экономики и социальной жизни. Налицо углубление депрессивности отдельных территорий, моногородов и сельских территорий. Коэффициент пространственной дифференциации по регионам Казахстана за 2015 год выглядит следующим образом5:
1) по ВРП (валовый региональный продукт) – в 9,5 раз;
2) по ВРП (душевой) – 8 раз;
3) по объему производства промышленной продукции – 20,6 раз;
4) по численности занятых в экономике – 4,2 раз;
5) по объему валовой продукции сельского хозяйства – 48,7 раз.
Эти данные характеризуют неравномерный тип регионального развития экономики в Казахстане, сохранение депрессивных районов и появление новых проблемах территорий. Отсюда естественны и стихийные, неорганизованные миграционные процессы из села в город, нарастание социально-экономического дисбаланса и неравенства жителей сельских территорий.
Большие территориальные различия в организации экономики, обеспеченности объектами социальной инфраструктуры, инвестиционных возможностях определяют разный стартовый уровень территорий, различия в структуре экономики и специализации хозяйств, неравные условия в осуществлении рыночных реформ. Этим обусловлены структурная асимметричность экономики и значительная поляризация реги­онов по социальному развитию.
Совершенствование территориальной структуры экономики, обеспечение рационального сочетания экономического и социального развития каждого региона, как отмечается в Генеральной схеме территориальной организации Казахстана, должны быть направлены на улучшение взаимодействия, комплексность развития, формирование территориально-производственных комплексов и точек роста, рационального освоения природных и экономических ресурсов6.
В понятиях территориально-хозяйственные и территориально-производственные системы целесообразно выделение трех уровней: областной, районный и поселенческие уровни. Села и аулы – это поселенческие системы, связанные общими хозяйственными политическими, духовными интересами, наличием сознания о принадлежности к определенному коллективу, социуму. Поселенческий уровень как тип экономической деятельности на сегодня оказывается обделенным вниманием исследователей. Ибо сама поселенческая экономическая система, в силу внесистемного проведения рыночного реформирования, оказалась раздробленной по экономическим интересам, низведена до уровня «самовыживания». Предельно неорганизованная «самозанятость» на селе весьма далека от организованной самозанятости в развитых рыночных системах. Поселения, аулы, деревни на сегодня не связаны общими хозяйственными, политическими, духовными интересами.
Чтобы поселенческая община стала институтом территориального развития, необходимы гражданское общество и дееспособное местное самоуправление. Разумеется, в условиях рынка территориальные общины должны быть прибыльными с учетом интересов и индивидуальных, и групповых – общинных и государственных.
Проблемы территориальной организации общества и региональной экономики органически взаимосвязаны. Региональная экономика базируется на георегиональной политике, территориальном планировании и проектировании региональных хозяйственных систем с учетом геологии (особенно в условиях Казахстана) и этнокультуры. Категорию «территориальное развитие» определяют как … прогрессивно направленное изменение пространственной структуры народного хозяйства для создания оптимальной среды жизни населения. Профессор В. Н. Лаженцев (РФ) позже уточняет трактовку пространственного развития «как согласованные на уровне … национальных, региональных и локальных обществ и властных структур прогрессивных изменений в освоении и воспроизводстве ресурсов, размещении и внутреннем содержании производительных сил, в расселении населения и обустройстве среды жизнедеятельности»7. Разумеется, решение этих вопросов сопряжено с технологией прогнозирования территориального развития. Органы центрального, регионального (областного), районного и окружного (сельского) уровней должны проводить диагностический и прогнозный анализ для решения приоритетных проблем, составлять концепции, программы, проекты, планы, вести мониторинг их выполнения, придавая каждому уровню управления специфические функции и содержание. Притом для каждой области с учетом освоения природных ресурсов, решения специфических социально-экономических проблем развития, демографических процессов должны быть разработаны прогнозы и меры регулирования этих процессов с определением экономических и социальных задач на областном, районном и окруженных (сельских) уровнях.
В практике формирования территориальных образований мир охвачен идеей рациональной, эффективной урбанизации. Это – приоритет ХХI века. Урбанизация как идея фикс охватывает все части мирового континента, как точки роста мировой экономики в новом веке и оптимизации жизнедеятельности населения. В Казахстане доля городского населения на сегодня составляет 57%, остальные 43% – проживают на селе. В республике в последнее десятилетие идея урбанизации все более овладевает умами властных и интеллектуальных кругов. Более того, она проявляется в практических шагах и действиях и напрямую оказывает влияние на респуб­ликанском уровне на диверсификацию экономики, укрепление независимости страны. В практическом плане это более квалифицированные рабочие места и высокие стандарты жизни. Притом новые отрасли промышленности и сферы обслуживания в значительной мере обес­печиваются за счет излишков рабочих рук на селе. В этом немалый социальный эффект улучшения материального, социального и культурного положения сельского населения. Переток сельского хозяйства в промышленность (за счет перерабатывающих сфер) и повышение доли индустриального труда, как результат ускоренной урбанизации и образования агломераций – это известный процесс, закономерность мировых центров индустриального и постиндустриального развития.
Указанный процесс мировой экономики на Евразийский континент, к сожалению, приходит со значительным запозданиям. Проблемы перетока в Казахстане приходится решать в сложных экономических, территориально-географических и экологических условиях. Ведь курс на ускорение процессов Четвертой промышленной революции сопровождается интенсивной урбанизацией, стихийным ростом городского населения за счет активной миграции сельского населения в города. В нашем случае город, как объект агломерации, формируется пока изолированно от пространственного развития, как нечто самодовлеющее и локально-автономное от пространственного развития. Город отрывается от «системы пространственного и территориального развития». И с формальных позиций он трактуется как «центр устойчивого развития» без увязки с отсутствующим пока агломерационным приложением примыкающих городов и поселений.
Город должен рассматриваться как часть системы устойчивого развития во взаимосвязи с другими органическими частями и механизмами системы, формирующими целостную картину пространственного и регионального развития, как определенной субстанции территориальной организации производительных сил и социально-экономического состояния. В теоретическом и практическом планах это уже предмет региональной экономики и социально-экономической географии. Неуправляемые процессы перетока населения в Казахстане объективно приведут к деградации сельских территорий, миграции сельской молодежи в города и пригороды, к деградации и исчезновению мелких и средних сельских поселений и аулов, обезлюдению значительной части территории республики, и что особенно болезненно – к росту и закреплению межрегиональных социально-экономических диспропорций. Этот негативный процесс нежелателен и даже недопустим в условиях государства Казахстан, занимающего 9 место по территории и одно из последних мест в мире по плотности заселения. Только за 2001–2014 годы из 160 сельских районов в 112 произошло дальнейшее сокращение общей численности постоянных жителей, которая составила 850 тыс. чел. Этот процесс как негативная тенденция продолжается в Акмолинской, Костанайской, Восточно-Казахстанской и Северо-Казахстанской, Западно-Казахстанской и Алматинской областях8. При существенном снижении уровня заселенности сельских территорий Северного Казахстана, в Туркестанской области, наоборот, в силу специфических обстоятельств, происходит скопление сельских жителей и их миграция в центр области и малые города.

Изменения плотности населения по регионам страны до 2050 года9
человек на 1 кв. км
За последние 20 лет в стране сложились две противоположные тенденции в размещении на ее территории сельского населения: если в Туркестанской области и в двух областях Западного Казахстана происходит непрерывный и интенсивный рост численности населения, проживающего постоянно в сельских населенных пунктах (особенно расположенных вокруг и ближе к крупным и средним городам), при одновременном росте числа городских жителей в них, то в областях Северного, Восточного и Центрального Казахстана продолжается процесс интенсивного сокращения сельских жителей, в первую очередь за счет «опустошения» мелких и отдаленных от городов сельских населенных пунктов. В результате общая численность сложившегося к началу 90-х годов сельского населения к 2015 году в Восточно-Казахстанской и Павлодарской областях сократилась соответственно на 33 и 34 процента, в Акмолинской, Карагандинской, Костанайской, Северо-Казахстанской областях – от 36 до 45%. При этом этот же процесс является причиной того, что каждый пятый из 6,9 тысяч аулов и сел (20%) превратился в крайне малочисленный населенный пункт (в ряде областей их доля превышает 30%).
В условиях Казахстана этот процесс объективно приведет к постоянному опустошению сельских территорий, перетоку и миграции сельской молодежи в города и пригороды, постепенному размыванию мелких и средних сельских поселений и аулов, обезлюдению значительных территорий республики, и что особенно тревожно к росту и закреплению межрегиональных социально-экономических диспропорций. На начало 2016 года плотность населения (на 1 кв. км) по республике составила 6,5 чел., по крупным регионам Казахстана (Западный, Восточный, Северный, Южный) это величина колеблется в пределах 4,2; 4,9; 5,8 и 24,2 чел./км2. А по гг. Астане и Алматы на начало 2016 г. она составила соответственно 1246,6 и 2433,5 человек на 0,7 кв. км. Не менее показательны данные по областям, которые варьируют от 2,8; 3,4; 3,8; 5,8 до 6,1 и 8,7 чел./км2. Последние два показателя (по Алматинской и Павлодарской областям) выделяются вследствие интенсивно растущего областного центра (Талдыкорган) и промышленных городов и поселков областей.
Ниже приведены территория и плотность населения Республики Казахстана по регионам и областям.
По прогнозам, численность населения республики к 2030 году достигнет 20,0 млн. чел. Рост, по сравнению с 2017 годом, составит 20%, т. е. возрастет на 3,3 млн. человек. В гг. Алматы и Астана будут проживать соответственно по 3 млн. чел. В Акмолинской, Карагандинской, Костанайской, Павлодарской и Северо-Казахстанской областях население, наоборот, уменьшится. А в Южном регионе население возрастет (на базе интенсивной рождаемости, активных демографических процессов и др.).
Еще более разительны данные по сельскому населению. Так, на 1 октября 2018 года на 1 км2 территории Западного Казахстана приходилось 1,64 человека, в том числе на Актюбинскую, Атыраускую и Мангистаускую области соответственно – 1,3; 2,45 и 1,76 человек. Области Северного Казахстана, включая Акмолинскую, Костанайскую, Павлодарскую и Северо-Казахстанскую, по населенности сельских территорий также имеют убывающие показатели, которые колеблются от 2,19 до 3,43 человека на 1 км2. Показатель на несколько уровней уступает заселенности и освоенности регионов многих развитых и развивающихся стран мира. Разумеется, пространственная разобщенность и слабая заселенность территории, неравномерность точек и центров экономического роста, в большей степени ориентированных на регионы освоения природных и земельных ресурсов, во многом усугубляют и усложняют формирование рациональной территориальной организации экономики, эффективных хозяйственных комплексов областей и регионов.
Сохраняющиеся негативные тенденции в миграционном процессе, убывание сельского населения, отток молодежи, отсутствие прогнозного планирования на народнохозяйственном и региональном уровнях во многом сдерживают рациональную территориальную организацию производительных сил, формирование взаимоувязанных хозяйственных комплексов.
Решение проблемы важно и с позиции национальной безопасности. Недостаточная территориальная защищенность, как следствие слабого заселения отдельных регионов, их хозяйственной недоосвоеннности, требует особого подхода к обеспечению защиты целостности страны. На наш взгляд, требуется разработка особой стратегической концепции обеспечения территориальной целостности как условия рационального освоения регионов и обеспечения их органической взаимосвязью как частей единого народнохозяйственного комплекса страны.
Процесс стихийной, неуправляемой миграции в города республиканского и областного подчинения, как правило, связан с ростом беспланового заселения мегаполисов и пригородов и нежелательной социально-экономической маргинализацией неустроенного населения, ростом безработицы, жилищной проблемой, что является неотъемлемой частью общего процесса урбанизации (будь то на этапе реиндустриализации или же постиндустриального роста). Городские агломерации во всех странах, включая и развитые, сопровождаются этими стихийно неуправляемыми процессами. Пример тому кризис управления бывшего символа индустриализации США г. Детройта, городов-миллионников азиатского и африканского континентов.
Объективен в условиях Казахстана процесс неуправляемой урбанизации, находящийся в начальной фазе. В силу редкой заселенности огромной территории, он объективно приведет к деградации сельских территорий, перетоку и миграции сельского населения в города и пригороды, к постепенному размыванию средних и исчезновению мелких поселений и аулов, обезлюдению значительных территорий республики, и что особенно тревожно к росту межрегиональных социально-экономических диспропорций. Этот негативный процесс особенно нежелателен (и недопустим) в условиях такой республики, как Казахстан. С позиции национальной безопасности проблема территориальной защищенности при слабости заселения регионов требует особой стратегической концепции обеспечения государственной целостности и обороноспособности страны.
В связи с произошедшими радикальными социально-экономическими переменами, а также нерегулируемыми внутренними перемещениями населения продолжаются серьезные изменения и перекосы в размещении жителей страны по ее регионам и областям11.
Как видно из данных таблицы, если Южный и Западный регионы, а также гг. Алматы и Астана вследствие активного освоения природных ресурсов и интенсивного формирования городских агломераций обусловили тенденцию роста притока населения в эти регионы, то Восточный и Центральный Казахстан, все четыре области Северного Казахстана потеряли былые темпы и показатели демографического развития, и такая же тенденция начинает складываться и по Западно-Казахстанской и Жамбылской областям. Об этом же свидетельствуют показатели снижения общей численности населения в за последние десятилетия.

Удельный вес численности населения регионов и областей в общей их численности в Республике Казахстан и отдельных регионах за 2001–2018 годы12


Проблема изменения территориальной организации экономики в Казахстане вызвана возрастающей дифференциацией экономического потенциала между регионами, неравномерными и некомплексными преобразованиями структуры промышленности, необходимостью совершенствования управления и выравнивания уровней жизни населения, их социального положения. Необходимо определить принципиальные подходы к формированию новой территориально-отраслевой структуры с ее научным обоснованием районообразующих факторов и принципов районирования, с исследованием конкретных узлов районно-комплексных проблем. При этом в проект районирования во всех звеньях необходимо заложить сочетание социально-экономических и административных функций, выдвижение в качестве основополагающих задач как хозяйственные, так и социальные; учет интеграции экономики с прилегающими и экспортно-отдаленными регионами по характеру выпускаемой продукции.
В каждом из регионов (в данном случае – области как административно-таксономические единицы) среди важнейших проблем социально-экономического развития приоритетными являются реализация интеграционного потенциала, последовательное решение комплекса организационных, правовых, экономических, социальных и научно-технических задач.
Именно от регионального устройства во многом зависят устойчивость, эффективность и безопасность функционирования государства, в том числе успехи экономических преобразований. Определение принципиальных подходов к формированию новой территориально-организационной структуры, ее научно-технического обоснования – проблема назревшая и неотложная. В основу нового районирования, на наш взгляд, должны быть заложены следу­ющие принципы:
– совмещение во всех его звеньях социально-экономических и административных функций;
– выдвижение в качестве основополагающих задач как хозяйственные, так и социальные приоритеты;
– признание основополагающей тенденцией интеграцию отечественной экономики со странами ЕАЭС, СНГ и активное сотрудничество с государствами ОСЭР.
В новом районировании целесообразно, на наш взгляд, отразить исходный потенциал формируемых регионов (административно-территориальных единиц) с отражением задач совершенствования территориальной таксономии при рациональном выделении приоритетов. Имеется в виду создание единого экономического пространства со структурной перестройкой, обновлением и расширением производственных мощностей, реализацией интеграционного потенциала.
В свою очередь, группа областей по географическому расположению могут быть представлены как укрупненные регионы, ориентированные на тесное экономическое сотрудничество в едином народнохозяйственном комплексе страны. (Имеются в виду области, условно группируемые как Западный, Северный, Центральный, Восточный и Южный Казахстан.) Каждый из выделяемых укрупненных регионов, воплощая процессы хозяйственной интеграции и разделения труда, должны отличаться выраженной общностью производственной специализации и единством перспектив размещения региональных комплексов. На их основе должны разрабатываться средне- и долгосрочные экономические и социальные прогнозы, а также координация хозяйственной и социально-культурной деятельности в территориальном разрезе. Такие прогнозные планы должны служить основой в создании крупного регионального рынка с большими товарными ресурсами (промышленные, продовольственные, потребительские товары, строительные материалы, комплектующие изделия и др.) за счет собственного производства и эффективных поставок извне, а также образования рынков капитала, ценных бумаг, формирования рабочей силы рыночной инфраструктуры, установления устойчивых межрегиональных рыночных связей.
Во всех развитых и многих развивающихся странах налажено эффективное территориальное регулирование. Оно существует в различных формах и видах: законодательное регламентирование, прогнозирование, планирование и программирование региональной экономики, бюджетное перераспределение национального дохода между территориями, проведение целевой региональной политики (налоговой, кредитно-финансовой и пр.), контроль за ценами, доходами, занятостью, состоянием окружающей природной среды и т. д.
В Казахстане медленно решаются важнейшие проблемы территориального развития, а именно рационализация межрегиональных пропорций и связей в масштабе экономического пространства страны, выравнивания уровней хозяйственного и социального развития регионов, обеспечение целесообразной специализации, комплексности и диверсификации региональных систем. Складывающаяся в стране ситуация требует усиления роли целенаправленного экономического развития регионов на базе их комплексного развития, территориального прогнозирования и программирования в сочетании со стимулирующими рыночными механизмами.

04.10.2018
г. АЛМАТЫ

ЛИТЕРАТУРА

1. Швецов А. Н. Роль государства в преобразовании социально-экономического пространства. «Пространственная экономика», М., 2015 г., № 1.
2. Бурдье П. «Социология социального пространства». М., Институт экспериментальной социологии; СПб, 2007.
3. Швецов А. Н. Роль государства в преобразовании социально-экономического пространства. «Пространственная экономика», № 1, 2015.
Российская социально-экономическая система: реалии и векторы развития. Под редакцией Р. С. Гранберг и П. В. Савченко. М., 2014.
4. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. Пер. с англ. СПб: «Университетская книга», 2001, с. 40–41.
5. Комитет по статистике МНЭ РК. Регионы Казахстана 2014–2016 гг. Электронный ресурс.
6. Генеральная схема организации территории Казахстана. Приказ Министра регионального развития РК №403/ОД. 31.12.2015 г.
7. Лаженцев В. Н. «Территориальное развитие: методология и опыт регулирования». М.: «Наука», 1996, с. 109.
Лаженцев В. Н. «Исходные положения теории и методологии пространственного развития». М., 2010.
8. «Экономика и статистика», № 1, 2014 г. Комитет по статистике МНЭ РК.
9. По данным Комитета по статистике МНЭ РК.
10. По данным МСХ РК. Комитет по управлению земельными ресурсами.
Демографический ежегодник Казахстана. Астана, 2016 г.
11. Жумасултанов Т. Современное состояние и проблемы демографического развития Республики Казахстан. «Экономика и статистика», № 1, 2014.
12. Комитет по статистике МНЭ РК.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ