ПЕРВЫЕ ШАГИ К НАРОДОВЛАСТИЮ

0
64

ФОТО:Группа павлодарцев-участников
3-го губернского съезда Советов, 1922 г.
Центральный государственный архив кино-фотодокументов РК

Амангельды КАШКИМБАЕВ,
к. и. н., доцент, заместитель
директора Института истории
государства КН МОН РК

Ровно сто лет тому назад большевики стали инициаторами нового общественного явления, обозначенного впоследствии историками СССР «триумфальным шествием Советской власти». Заявление большевиков о советизации власти нашло большую поддержку со стороны рабочих, солдат и частично крестьян России. 

Вместе с тем, большевики понимали, что эта солидарность базировалась на временной идеологии, основанной на популизме и призывах к установлению сильной и твердой власти как в центре, так и на местах. И что дальше необходим немедленный переход к правлению страной на основе демократических институтов (многопартийность, парламент и т. д.) и законодательного участия народа в общественно-политических, социально-экономических и иных процессах.
Вопросы создания представительных органов большевики принялись решать путем спешного формирования Советов рабочих, солдатских, крестьянских депутатов. Практика использования Советов как органов государственной власти с первых дней Октябрьского переворота была подвергнута большому сомнению. В первую очередь новой властью были недовольны буржуазия и представители мелкой буржуазии, которые объединились и стали требовать немедленного созыва Учредительного собрания* и через него обеспечить «защиту» своих прав (в том числе на частную собственность) от «узурпации» Советов.
После падения самодержавного строя на окраинах России резко активизировались национальная буржуазия и интеллигенция. В первые же дни революции Советское правительство признает независимость Финляндии. Следующей должна была стать Польша. В то же время, руководствуясь ленинской концепцией о праве нации на самоопределение, в Казахстане, например, казахская интеллигенция приступила к созданию национальной государственности через привлечение в этот процесс представителей широких слоев населения.
Лидеры же большевиков пытались показать, что они в принципе не против национальной независимости и ни коим образом не собираются ограничивать национальные интересы. На деле они по своему сценарию «интерпритировали» право наций на самоопределение в Прибалтике, Закавказье, Средней Азии. Большевики настаивали на решении вопроса национально-государственного строительства в пределах советской империи исключительно с классовых позиций, и сочли необходимым делегировать право нации на самопределение исключительно Советам как представительным органам, созданным творчеством трудящихся в дни революции.
Как считают современные исследователи, российская политическая система никогда не имела серьезных демократических традиций и каких-либо предпосылок к реформированию в сторону демократии. Решая же проблему создания представительских органов власти – Советы или Учредительное собрание (которые предполагались как форма перехода к парламентскому устройству государства), большевики однозначно блокировали перспективу парламентаризма в России.
В начале января 1918 года Учредительное собрание по указу большевиков было распущено. Ленин в своих трудах утверждал: «Массе надо показать нечто очень простое, очень доступное ее разуму»1. Что даже вынужден был признать один из его оппонентов в лице меньшевика Н. Н. Суханова. Сравнивая тактику своей партии с тактикой большевиков, он накануне 25 октября писал: «…резолюция на этот раз, не в пример меньшевистским резолюциям, была принята для того, чтобы провести ее в жизнь (речь идет о лозунге большевиков «Вся власть Советам!». – А. К.). Ведь это то основное и элементарное, что искони говорят большевики и что же завтра осуществит власть Советов? Эта власть – истинно народная. Это – своя власть для каждого рабочего, крестьянина и солдата. Это было им по вкусу. Со дня рождения у этой массы не было иного средства воспитания, кроме царской нагайки… И все государство представлялось им с младенческих лет в образе урядника … Теперь они сами становились государственной властью. Они уже входили в эту роль, а революция вкушала ее прелести»2.
10 июля 1919 года в Казахстане был создан орган народного управления – Казахский Революционный комитет по управлению Киргизским (Казахским) краем (КазРевком). В состав революционного комитета, кроме сторонников советской власти А. Джангильдина,
Б. Каратаева, С. Мендешева, были включены представители интеллигенции, которые всего несколько месяцев тому назад находились в стане противников большевиков – А. Байтурсынов, Б. Каралдин, Г. Алибеков3. «Представители казахской интеллигенции … среди которых были весьма по-европейски образованные просветители … в первые годы Советской власти, поверив ее формальным декларациям о народной демократии и социализме, рекомендовали новой власти восстановить в Казахстане … авторитетные органы «с коммунистическим началом…4 – писал академик С. Зиманов.
Созданный как орган управления Казахским краем Казахский Революционный комитет действовал до 10 октября 1920 года и имел исключительную задачу подготовки и проведения Учредительного Съезда Советов, который должен был придать лигитимность началу собирания воедино казахских земель под властью большевиков. Хотя, как предполагает академик С. Зиманов, до начала создания нового управления краем Всероссиийский Центральный исполнительный комитет, Совет народных комиссаров, Народный комиссариат национальностей настаивали на скорейшем созыве Общеказахского съезда и провозглашения на нем Казахской автономии, а в Постановлении ВЦИК от 4 апреля 1919 года было указано созыв «Всекиргизского съезда разрешить»5.
Выписка из протокола № 7 заседания Казахского революционного комитета от 15 сентября 1919 года. Вопрос 4. Слушали предложение председателя тов. Пестковского о необходимости приступ­ления к предварительным работам по созыву Всеобщего съезда Киргизского края. Постановили: срок съезда назначить на 1 января 1920 года. Для созыва съезда организовать особую при ревкоме комиссию в составе следующих лиц: Байтурсынов, Каралдин, Мендешев, Лукашев и Петров. Составление Инструкции по созыву съезда для киргизского населения поручить Каралдину, Байтурсынову и Лукашеву, а для русского – Лукашеву, Петрову, Мендешеву.
Однако трудность для Казревкома представляла неопределенность территории Киргизского края. До определения его границ соглашением Туркестанской республики, Киргизского съезда и Центральной Советской власти в ведение Ревкома входили «киргизская территория Астраханской губернии и области: Уральская, Тургайская, Акмолинская и Семипалатинская»6. При Ревкоме был создан отдел по организации на местах Советской власти и по созыву Всеобщего съезда Киргизского края7.
30 апреля 1920 года Центральный Комитет Российской Коммунистической партии большевиков (РКП(б) образовал Областное бюро РКП(б) Казахстана, в состав которого вошли Пестковский, Айтиев, Алибеков-младший, Арганчиев, Мурзагалиев, Авдеев, Джангильдин. На них было возложено руководство всей работой по выборам делегатов Всекиргизского (Всеказахского) съезда. 23 августа Казревком утвердил Инструкцию по подготовке съезда, согласно которой «право представительства на Всекиргизский (Всеказахский) съезд предоставлялось всему населению Уральской, Тургайской, Семипалатинской, Акмолинской областей, части Астраханской губернии (Букеевская Орда) и тех местностей края, которые к моменту выборов будут включены по согласованию с Центральной властью в состав краевого управления.
«Киргизское (казахское) население областей, не входящие в состав краевого управления, как то: Семиреченской, Сыр-Дарьинской, Самаркандской, Закаспийской также избирают на общих основаниях своих представителей, которые присутствуют на съезде с правом совещательного голоса. Если же к открытию съезда будет разрешен вопрос о включении части или всех указанных местностей, то представителям включенных местностей предоставляется право решающего голоса»8.
«Правом же быть избранным или избираемым пользовались граждане обоего пола независимо от вероисповедания, оседлости (коим 18 лет) и принадлежащие к классу трудящихся, рабочие, солдаты Красной Армии, крестьяне, ведущие свое хозяйство своим трудом и своей семьей».
Не могли быть избранными или избираемыми лица, живущие на нетрудовой доход. К их числу отнесены были торговцы, спекулянты, духовные служители, амнистированные алашординцы и белогвардейцы, не заявившие о признании Советской власти, лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления9.
Осмысливая через призму времени деятельность Казахского революционного комитета, представляешь какая огромная организационная работа проведена им на местах по идеализации Советов как окончательного и безоговорочного формата народовластия. Академик С. Зиманов указывает: «Методы и приемы укрепления местных Советов, которыми пользовался Казревком были разнообразны», среди коих важнейшую значимость занимали вопросы созыва съездов и сходов представителей Советов на местах и выше, организация выборов как коллегиальные варианты решения проблем социализации в целом». И далее «проводил (Казревком. – А. К.) инициативную работу по вовлечению в работу Советов и других советских органов казахской интеллигенции, той ее части, которая лояльно относилась к Советской власти»10.
Из Постановления Уральского Областного Революционного комитета (1920 г.): «Товарищи киргизские интеллигенты! По поручению Военно-революционного комитета по управлению Киргизским (Казахским) краем мы от имени Уральского губернского революционного комитета предлагаем вам отбросить все прежнее недостойное и пойти к нам в советские учреждения, принять самое широкое участие в работе последних по советскому строительству среди киргизского (казахского) населения. Долг и совесть каждого честного киргиза (казаха) подать о себе в срок верные сведения. Не подавшие сведения будут рассматриваться как не желающие работать совместно с Советской властью, как враги народа и за укрывательство о себе они понесут наказание как дезертиры с фронта труда».
15 сентября 1919 года по Постановлению Казревкома была создана Особая комиссия по подготовке и созыву Всеказахского съезда, в задачу которой входила и разработка Инструкции о порядке избрания депутатов на съезд. С самого начала ее работы стало ясно, что данный вопрос очень спорный, и особенно в части, какую категорию населения следует отнести к числу обладающих правом голосования.
Выяснилось, что к моменту образования Особой Комиссии в руках членов Казревкома находились два документа. 1. Декрет СНК РСФСР от 19 июля 1919 года, где статья ІІ гласила: «Избирательным правом в киргизских (казахских) аулах и волостях пользуются все граждане, достигшие 18-летнего возраста ко дню выборов, которые приписаны к данному аулу и те, неприписанные, которые имеют постоянное местожительство в данном ауле или живут более одного года, за исключением торговцев, спекулянтов, эксплуатирующих киргизский народ и активных сторонников старого режима, зарекомендовавших себя ревностными проводниками его политики»11.
Вторым документом стал проект положения о порядке выборов делегатов на Всеказахский съезд, принятой избирательной комиссией на заседании Казревкома. Он ограничивал избирательные права отдельных категорий граждан – бывших представителей царского управленческого аппарата на местах, членов милиции Временного правительства, граждан с судимостью и т. д.
После дебатов вокруг избирательных прав трудового народа Казревкомом было принято указание, где говорилось, что избирательными правами обладают муллы, а «из чиновников управителей и всякого рода служащих при царском режиме избирательного права лишаются те управители, которые были назначены по усмотрению губернатора… Чиновники, которые зарекомендовали себя активными проводниками его политики, а также и те, которые добивались избрания на советские должности путем подкупа. Что же касается участников в организации правительств (областные и земские управления, «Алаш») и армии, боровшихся и борящихся против советского правительства, то те из участников, которые до 20 декабря 1919 года перешли на сторону советского правительства, согласно амнистии, не лишаются избирательного права, поскольку их преступления носили чисто политический характер»12.
30 апреля 1920 года ЦК РКП (б), образовав Областное Бюро партии РКП (б) Казахстана, принимает решение о передаче руководства всей работой по выборам на Всеказахский съезд и по провозглашению Казахской Советской автономии в партийные органы, и 23 августа окончательно утверждает Инструкцию.
В ней указывалось, что «право представительства на Всеказахском съезде предоставляется всему трудовому населению областей: Уральской, Тургайской, Семипалатинской, Акмолинской, киргизской (казахской) части Астраханской губернии (Букеевская Орда) и тех местностей края, которые к моменту выборов будут включены по соглашению с Центральной властью в состав краевого управления.
Киргизское (казахское) население областей, не входивших в состав Краевого управления, как то: Семиреченская, Сырдарьинская, Самаркандская, Закаспийская – также избирают на общих основаниях своих представителей, которые присутствуют на съезде с правом совещательного голоса. Если же к открытию съезда будет разрешен вопрос о включении части или всех указанных местностей, то представителям включенных местностей предоставляется право решающего голоса»13.
К моменту появления данного распоряжения Краевым революционнным органом уже было спущено указание областным, уездным, волостным управлениям и исполкомам Советов немедленно приступить к составлению списков лиц обоего пола, получивших образование в русских учебных заведениях не ниже 2-классных училищ и мусульманских медресе, а также списков лиц, окончивших курс в волостных, аульных школах и вообще учащихся в русских школах и мектебах, с указанием возраста и типа учебных заведений, где они учились14.
Современные исследователи указывают, что идея Советов привлекала большевиков прежде всего тем, что они должны были являть собой институт власти, в котором бы преобладала маргинальная масса. Но в политике партии большевиков данный вопрос так и остался до конца нерешенным, хотя на VIII съезде РКП(б) (1919 г.) была определенная попытка постепенного и планомерного вовлечения середняка в социалистическое строительство, при этом во всех случаях, где могут быть затронуты его жизненные интересы, идти к практическим соглашениям с ним, идя на уступки ему в определении способов проведения социалистических преобразований15. Для вождя революции – В. Ленина, такой подход означал лишь «соглашение с мелкой буржуазией не в смысле ограничения задач социалистической революции, а в смысле исключительного поиска форм перехода к социализму отдельных слоев мелкой буржуазии»16.
В одном из постановлений указанного съезда читаем: «Лишение политических прав и каких бы то ни было ограничений свободы необходимо в качестве временных мер борьбы с попытками эксплуататоров настоять или восстановить свои привилегии. По мере того, как исчезнет необходимость в этих временных мерах, партия будет стремиться к их сужению и их полной отмене»17. Таким образом, можно констатировать тот факт, что с первого года Советской власти выборы во все органы государственной власти были многостепенными: первоначально апробация выборной системы проводилась на уровне выборов в сельские и аульные Советы, на следующем этапе созывались уездные и губернские съезды, где на выборной основе определяли состав исполнительных органов.
На наш взгляд, изучение документов Казревкома вызывает большой интерес тем, что в них содержатся сведения о первоначальном этапе становления избирательной системы* в Казахстане в Советские органы власти. А для большевиков именно Советы представлялись единственным органом, готовым к осуществлению реального захвата власти и проводником политики партии большевиков на местах. Поэтому, согласно Декрету СНК РСФСР (1919 г.)
был регламентирован количественный состав представителей аульного Совета – 1 человек от каждого 50-ти аульчан и волостного – один депутат от каждого пяти членов аульного Совета. Количественный состав исполнительной власти не должен был превышать 5 человек18.
Избирательные права в казахских аулах и волостях были представлены всем гражданам, начиная от молодежи, которой исполнилось 18 лет ко дню проведения выборов. Исключением были люди, эксплуатирующие трудящихся. К числу лишенных избирательного права были отнесены и те, кто выражал поддержку старому режиму и являлся проводником его политики.
Все это проходило в рамках подготовки и созыва Всобщего съезда Киргизского края, которым занималась особая комиссия при Ревкоме в составе А. Байтурсынова, Б. Каралдина,
С. Мендешева, В. Лукашева и Петрова19.
Казревком с первых дней своего образования приступил к выработке элементов избирательной системы. Для чего им был разработана инструкция, согласно которой аульный съезд избирателей должен был созываться по возможности в центре аула, где располагалась беднейшая часть населения. Согласно параграфу № 10 Временного положения о революционом комитете по управлению Киргизским краем от 10 июля 1919 года, например, в аульные Советы депутатов в киргизских волостях избирались на основе пропорционального представительства* депутаты по расчету один депутат на каждые 50 человек населения, а в волостные съезды Советов – представители от аульных Советов киргизской волости по расчету 1 депутат на каждых пять членов аульных Советов. Согласно параграфу № 11, избирательным правом в киргизских аулах (параграф № 9 предусматривал, что до созыва Всеобщего киргизского съезда на занимаемые русским населением земельные территории распространялись законы Российской Советской Республики) и в волостях пользовались все граждане, достигшие 18-летнего возраста ко дню выборов, которые приписаны к данному аулу, и те неприписанные, что имеют постоянное жительство в этом ауле или живут более одного года, за исключением торговцев-спекулянтов, эксплатирующих киргизский народ и активных агентов старого режима, зарекомендовавших себя ревностными проводниками его политики20.
Очередным показателем признания народовластия стал документ, принятый Учредительным собранием «Декларация прав трудящихся Киргизской (Казахской) Автономной Советской республики» от 5 октября 1920 года. Современные исследователи предполагают, что данный документ являет собой первый конституционный акт Советского Казахстана.
Параграф 5-й Декларации гласил: «С организацией Ревкома упраздняются учрежденный при Комиссариате национальностей Киргизский отдел по национальным делам, а также организованная в Букеевской орде Комиссия по созыву Всеобщего съезда Киргизского края. Взамен их учреждаются
Революционным комитетом утверждаю: а) представительство Киргизского края из 3 лиц: председателя и двух его товарищей при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете и б) отдел при Ревкоме по организации на местах Советской власти и по созыву Всеобщего съезда Киргизского края».
Территория Киргизского края объявляется республикой Советов рабочих трудового киргизского народа, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов.
Отсюда следует, что по мере складывания полномочий Казревкома и образования Киргизской (Казахской) Автономной Республики, в Казахстане началась работа по определению новых органов народовластия. Так, на съезде единогласно был принят Проект Положения об организции Советской власти в Казахской АССР, где пункт в) Всекиргизский съезд Советов гласил: Всекиргизский съезд Советов является высшей властью в крае и составляется из представителей городских советов по расчету один депутат на 25 тысяч избирателей и представителей съезда Советов по расчету один депутат на 125000 жителей (в Проекте данного документа проговаривались и условия созыва Всекиргизского съезда Советов), за которыми стоял выбор Киргизского Центрального избирательного Комитета21.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ленин В. И. Пол. собр. соч. Т. 36. М., с. 79.
2. Суханов Н. Н. Записки революционера. В 3 т. Т. 3. Кн. 5, 6, 7. М., 1992, с. 317.
3. См: Протоколы Революционного комитета по управлению Казахским краем (1919–1920 гг.): Сборник документов. Алматы: «Ғылым», 1993, с. 5.
4. См.: Зиманов С. З. Казахский суд биев – уникальная судебная система. Алматы, 2008, с. 3.
5. Декреты Советской власти. Т. 5, М., 1971, с. 18; ЦГА РК Ф. 14, Оп. 3, Д. 19, Л. 6.
6. Временное положение о Революционном комитете по управлению Киргизском краем. Потоколы Революционного комитета по управлению Киргизским краем (1919–1920 гг). Алматы, 1993, с. 14.
7. Временное положение о Революционном комитете по управлению Киргизским краем. Указ. лит-ра, с. 15.
8. ЦГА РК (Центральный государственный архив Республики Казахстан). Ф. 14, Оп. 1, 3, Д. 18, Л. 51; Оп. 3, Д. 18, Л. 14.
9. ЦГА РК. Ф. 40. Оп. 1, Д. 25, Л. 11.
10. Зиманов С. З. Полн., собр., соч. 10 томов. Алматы, 2009, с. 456; «Большевики Казахстана», №№ 9–10, 1935, с. 91.
11. Временное положение СНК РСФСР о Казревкоме. 10 июля 1919 года.
12. «Большевики Казахстана», №№ 9–10, 1935, с. 102.
13. ЦГА РК. Ф. 14, Оп. 1, Л. 51; Оп. 3., Д. 18, ЛЛ. 19–51.
14. ЦГА РК. Ф. 14. Оп. 1. Д. 61. Л. 10.
15. КПСС резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Ч. ІІ. М., 1970, с. 10.
16. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. М., с. 55.
17. КПСС в резолюциях и решениях. Т. 2. М., с. 42.
18. Зиманов С. З. Полн., собр., соч. в 10-ти томах. V-й том. Алматы, 2009, с. 397.
19. ЦГА РК. Ф. 14, Оп. 3, Д. 19, Л. 6.
20. Временное положение о Революционном комитете по управлению Киргизским краем. Потоколы Революционного комитета. Указ. лит-ра, с. 16.
21. Из проекта Положения об организации Советской власти в Казахской АССР. 12 октября 1920 года. Казахстан: этапы государственности. Конституционные акты. Құрас. Ж. Бәйішев. Алматы: «Жеті Жарғы», 1997, с. 243–247.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ