О НАШЕМ МАКЕ

0
114

К 90-летию со дня рождения государственного и общественного деятеля

М. И. Исиналиева

…В 1973 году Михаил Иванович вместе с Ануаром Алимжановым, первым секретарем правления Союза писателей Казахстана, готовились к проведению V конференции писателей стран Азии и Африки. Это было очень крупное событие не только для Казахстана. Под председательством Михаила Ивановича состоялось заседание оргкомитета, где выступил председатель Советского комитета по связи с писателями Азии и Африки Камиль Яшен. Ануар Алимжанов беспокоился о скорейшем издании книг писателей афро-азиатских стран. Михаил Иванович дважды ездил в Москву, активно участвовал в работе Постоянного бюро афро-азиатских писателей.

«…Осенью 1976 года Михаилу Ивановичу предстояла поездка в США на XXXI сессию Генеральной Ассамблеи ООН в качестве советника делегации СССР. Времени в запасе не было. Собрался быстро. Это была его первая поездка на такой форум. Уже из Москвы запросил дополнительные материалы – фильмы по истории и культуре Казахстана. Нуриля – секретарь отдела культуры, выслала их прямо в Нью-Йорк. Письма шли долго, редко через кого-нибудь из отъезжающих Михаил Иванович передавал письма для нас. В них было столько тепла и заботы о нас, что мы с сыном и родными перечитывали их неоднократно.
После возвращения в Алматы Михаил Иванович выступил перед идеологическим активом города. Народу было много, все не смогли поместиться в большом зале Дома партпроса (сейчас концертный зал Казахконцерта на улице Абылай хана, 83), тогда открыли малый зал на третьем этаже и провели трансляцию. Михаил Иванович был прирожденным оратором. Его слушали, затаив дыхание. И не только потому, что было интересно узнать о работе Генеральной Ассамблеи ООН, об американской системе образования, о музее «Метрополитен» и др. Выразительность речи, искренние эмоции, глубокая вера и желание донести до людей свое слово делали его выступление неординарным.
В июне 1977 года в Алматы проходили заседания «круглого стола» «Литературной газеты» и Союза писателей Казахстана на тему: «Социализм и судьбы национальных культур». Эти дни многим запомнились присутствием известных писателей – Ираклия Абашидзе, Чингиза Айтматова, Сергея Наровчатова и др., и их встречами с алматинцами на предприятиях, в вузах, в совхозах и колхозах области. Михаил Иванович заезжал только переодеться и снова уезжал к писателям.
В эти два дня был настоящий духовный праздник! На площадях, у книжных киосков состоялись многочисленные встречи с любимыми писателями, поэтами. А в заключение прошел грандиозный Вечер поэзии во Дворце (ныне Дворец Республики). С трибуны звучали стихи Евгения Евтушенко. Он их так импульсивно читал, что казалось, поэт сейчас вырвется со сцены в зал. Олжас Сулейменов не уступал ему. Поэтессу Гулрухсор Сафиеву долго не отпускали, а выступление Чингиза Айтматова не оставило никого равнодушным.
Сохранились фотографии с этого интеллектуального форума. Первая из них – по трапу самолета спускаются Даниил Гранин, Михаил Иванович, Ануар Алимжанов – все молодые, полные надежд… Я могу только добавить, что тема «национальной культуры» глубоко волновала Михаила Ивановича. В его личных записях по этой проблеме много интересных замечаний, размышлений. Как всегда, он не просто практически участвовал, но мог глубоко и всесторонне обосновать важность проводимой акции. Но ему, к большому сожалению, не хватило времени обо всем оставить свои воспоминания…
После работы Михаил Иванович, как правило, подъезжал на ужин домой, и сразу же окунался в окружавший его мир – или на премьеру в театр, или на концерт, на мероприятие… Я старалась быть готовой к этому времени, чтобы поехать с ним. Он любил, когда мы ходили вместе в театр или на концерт, тем более, что другого времени для общения у нас почти не оставалось. Часто он надолго задерживался в театре – было или обсуждение спектакля, или встречи с гостями, в связи с чем, его друзья, особенно Косай Егизбаев, подшучивали: «А, Михаил Иванович опять к балеринам пошел!» Такая была работа.
Помню, как в Театре казахской драмы после премьеры пьесы «Восхождение на Фудзияму» (режиссер А. Мамбетов) прямо в кабинете у директора собрались Чингиз Айтматов, Калтай Мухамеджанов, Азербайжан Мамбетов, известная узбекская поэтесса Зульфия, Михаил Иванович и др. Радость переполняла всех, но спорили бурно, невзирая на регалии, шутили, смеялись – был успех, и это окрыляло.
Самые добрые воспоминания в моей памяти о тех годах оставили коллеги Михаила Ивановича – это, прежде всего, министры культуры Ильяс Омаров, Михаил Иванович его очень уважал, Жексембек Еркимбеков – скромный, умный человек, его заместители Уасиля Сыдыкова – глубокий профессионал своего дела, Узбекали Жанибеков, друг – главный собиратель и хранитель казахского фольклора. Бижамал Рамазанова и Ляйля Галымжанова – спокойно и мудро проводящие свою линию на повышение роли культуры, Гайникен Бибатырова – беззаветно любящая людей этой тонкой сферы. Именно она смогла объединить вокруг Дома ученых Академии наук деятелей литературы и искусства, ученых и поддержать их в трудные 90-е годы. Незабываемый Исаакий Иванович Попов – организатор удивительных концертов. Всегда поддерживали и помогали Михаилу Ивановичу Канат Саудабаев, Камал Смаилов, Рамазан Ишмухамедов, Дина Абдрахимова, очень многие в моей памяти, все они высокообразованные, талантливые в своем деле, благородные и красивые люди.
Вторая половина 80-х годов – сложное время в жизни Казахстана и всей страны. «Декабрьские события» 1986 года, отставка Д. А. Кунаева и приход к власти Колбина. Смутное время, но Михаил Иванович ищет выход, пытается объяснить сложившуюся обстановку. Об этом его статьи, переговоры в Москве. Я видела, что Михаила Ивановича мучают многие проблемы, видела по бумагам, испещренным вопросами, по его заглушенным телефонным переговорам. Но чтобы со мной делиться, советоваться – ни в коем случае! У нас не было это принято – работа есть работа. Его поверенными в таких случаях были Сагындык Жунусович Кенжебаев, Косай Аликулович Егизбаев – они уходили на «аллею» к Шокану Уалиханову и долго «гуляли». В это время Михаил Иванович стал часто общаться с Салыком Зимановичем Зимановым – академиком, кладезем Мысли, с писателями: Герольдом Бельгером, Габбасом Кабышевым, Сейдахметом Куттыкадамом, Камалом Смаиловым и др. Их всех волновали наступающие события. А поздно вечером к нам заходили Гибат Мурзагалиев и Рамазан Ишмухамедов, тоже со своими сомнениями, и разговор затягивался за полночь.
Однажды вечером, в восемь часов, раздался телефонный звонок. Звонили из ЦК Компартии Казахстана. Михаила Ивановича вызывал к себе второй секретарь ЦК Мендыбаев. Михаил Иванович удивился, но поехал. Вернулся он уже около 23-х часов. Посмеивается. Я с тревогой спрашиваю: «Что случилось? Зачем вызывали?» Пожимает плечами: «Предлагают место заместителя Председателя Верховного Совета». А я говорю: «Правильно, вот оно тебе подходит». Он смеется, ничего не объясняет, говорит, ну, там будет видно. Потом только я узнала всю эту историю и хочу сказать, что в это сложное время Михаил Иванович, будучи министром иностранных дел, поднялся выше этого ранга – он стал гражданином с большой буквы и государственным деятелем – патриотом своей республики. Он выступил в защиту репрессированной молодежи, в защиту национальных интересов Казахстана против унизительной кадровой политики ЦК КПСС.
Это был конец 1988 года…
Начало 90-х годов оказалось неожиданно трудным для нас. То, что Михаила Ивановича отправили в отставку и на пенсию, конечно, оказало влияние на него, но я бы не сказала, что сильно. Он был настоящим борцом. Маке не только резко выступил против таких «гонений» со стороны властей, но и защищал себя и других, требуя достойного отношения к людям, честно проработавшим десятки лет и заслужившим уважение среди коллег и окружающих. А главное – его творческая натура находила выход в серьезной работе над статьями, книгами. Он продолжал добиваться справедливости по отношению к репрессированной молодежи по событиям 1986 года.
…Часто думаю, что сблизило нас, таких разных и далеких – мальчишку из казахстанско-саратовских степей и девочку из пролетарского Питера? Как произошло, что мы духовно оказались людьми одной эпохи, одного времени? Ответ явно и в моем вопросе и в записочке Михаила Ивановича, найденной его другом и братом Габбасом Кабышевым в папке на окне с надписью «Сохранить!», где он так нежно пишет обо мне (низкий поклон ему!). Иногда мне хочется написать о параллелях, где мы росли и воспитывались – Миша в колхозе, совхозе, поселке, а я – в классическом царственном городе, но пережили войну и он, и я. Учились в советской школе, в интернациональной среде, в комсомоле, который открывал дорогу для полноценной учебы, работы, общественной жизни. Конечно, многое зависело от человека – кто, что выбирал, но вот мы выбрали общую стезю и встретились на ней, и были счастливы.
…У него целая полка была занята книгами афоризмов, изречений из отечественных и зарубежных авторов: «Симфония разума» В. Л. Воронцова, «Сокровища античной и библейской мудрости» Ю. А. Ракова, «Испанская классическая эпиграмма», пер. с испанского В. В. Васильева, «В мире мудрых мыслей» разных вариантов, не говоря уж о восточных мудрецах – рубаи Омара Хайяма он постоянно носил с собой…
Возможно, один из источников его неординарного ораторского искусства, образного мышления именно здесь, т. к. на многих блокнотах, листках и даже на рабочих бумагах – как уже писал об этом наш друг Габбас Кабышев – Михаил Иванович собирал, особенно на казахском языке, и берег бриллианты остроумных и мудрых высказываний. И стихи – он выписывал, перепечатывал Пушкина, Тютчева, Абая… Такая натура.
Его библиотека во многом формировалась и пополнялась за счет книг, подаренных ему писателями, поэтами, учеными, деятелями литературы и искусства. И казахских, и русских авторов. Главное в том, что автографы на каждой книге очень теплые, сокровенные. Библиотека стала не только собранием книг – она как бы создала духовный облик ее хозяина и его почитателей. Спасибо директору библиотеки Академии наук Г. К. Абугалиевой и профессору А. Ж. Аманбаеву, что они смогли собрать и сохранить часть этого богатства.
У Михаила Ивановича было хобби – он собирал книги маленького формата. Переписывался с любителями – был у него хороший друг в Душанбе – Халмурат Шарипов – обменивались. Друзья привозили из Саратова, Москвы, присылали из Вильнюса, Петрозаводска, Тбилиси, Праги, Казани, Челябинска, Свердловска и даже «Новый завет», изданный в Швеции. Здесь в Алматы любителями этого жанра были Ануар Шманов, Санжар Джандосов, Борис Самсонов и др. Настоящим шедевром у Михаила Ивановича были его любимые эпиграммы.
Таким был наш Маке…»

(Из воспоминаний М. И. Исиналиевой)

Подготовил Габбас КАБЫШУЛЫ

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ