ПЕРЕХОД НА ЛАТИНИЦУ: ВОПРОС РЕШЕННЫЙ

0
117

Прошел год с того момента, как Президент Республики Казахстан подписал Указ «О переводе алфавита казахского языка на латинскую графику», но споры о целесообразности или об отсутствии таковой продолжаются по сей день. Хотя страсти не накалялись до критических пределов, но, чего греха таить, на первых порах известие это вызвало неоднозначный общественный резонанс. Правда, кое-кто утверждает, что известие это прозвучало, как гром среди ясного неба. 

Грома с молнией, конечно же, не было, но некоторые отечественные и российские политологи и ученые приняли эту новость в штыки и восприняли, как отказ от кириллицы, ставшей «родной» за почти восьмидесятилетнюю историю своего применения. Ее даже назвали фазой перехода к использованию латиницы, но вот только не понятно, какой эта фаза стала – «начальной» или же «окончательной»?
Примечательно, что самые авторитетные противники «латинизации» казахской графики аргументируют свою позицию тем, что это сугубо политическая акция, направленная на дальнейшее и теснейшее сближение с другими тюркоязычными государствами, куда, как известно, входит шесть независимых тюркоязычных государств, включая и сам Казахстан. Это – Турция, Азербайджан, Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан и наша страна.
По их утверждению, эта акция преследует своей целью отколоть вторую по величине экономику на постсоветском пространстве от России, назвали ее серьезной попыткой отторжения Казахстана от славянского мира. Хотя последний сам не отличается сплоченностью, ведь в конфессиональном отношении разделен на католиков и православных, что вряд ли может говорить об его цельности и духовном единстве.
Вот только одно не ясно. С чего это вдруг казахи должны быть неотъемлемой частью славянского мира, если являются частью тюркского мира, объединяющего народы по языковой, культурной и духовной общности?
В числе противников перехода на латиницу были представители самых разных слоев общества. Их всех условно можно разделить на следующие категории.
К первой относятся те, кто считает отказ от кириллицы негативным процессом, могущим оборвать времен связующую нить, то есть связь и преемственность поколений. Основным аргументом является тот факт, что на кириллице, начиная с 1940 года по настоящее время, а это активный период жизни трех поколений, было написано и издано почти 90 процентов книг на казахском языке (статистика называет и другие цифры).
Это художественные произведения, научно-популярная и специализированная литература, энциклопедии и справочники. Такое огромное духовное наследие нации, по их мнению, может исчезнуть бесследно. «Как же наши грядущие поколения смогут читать те лучшие произведения литературы, книги, знакомящие с красотой этого мира и явлениями природы, повествующие об истории, культуре, науке, о замечательных людях, расширяя тем самым свой кругозор?! – вопрошали они. – Какие огромные пласты духовной культуры останутся для них неизвестными?»
Ко второй категории можно отнести тех, для кого немаловажной, если не самой важной является экономическая составляющая. Они немедленно взяли в руки калькуляторы и занялись подсчетом предстоящих на их рационалистический взгляд огромных и ощутимых финансовых затрат, которые потребуются на переиздание всех этих книг, учебников и учебных пособий для школ и вузов на латинице, перевода на нее всех электронных носителей информации, которыми пользуются миллионы людей.
В третьей группе те, кто в этом видит своего рода одно из проявлений «теории заговора». Они обратили свои взоры к многострадальной истории казахского народа и стали вспоминать о том, сколько раз менялась графика его языка. Проводили прямую параллель между волной репрессий, направленных на лучших представителей интеллигенции, среди которых были яркие писатели и поэты, незаурядные ученые, деятели культуры и искусства, общественные деятели и этапами перехода алфавита на разную графику с их версиями.
Думается, мнение их весьма резонно, но для этого попытаемся совершить небольшой исторический экскурс. Да, казахский язык на протяжении всех этапов своего формирования неоднократно менял свою графику. Тюркские народы начали использовать арабскую графику еще с Х века вплоть до начала ХХ века. Надо отметить, что она называлась «абджада» и обозначала преимущественно согласные звуки. Отсутствие гласных букв затрудняло чтение. В свое время, а именно в 1924 году, великий казахский просветитель Ахмет Байтурсынов реформировал письменность на основе арабской графики. Кстати, она по сей день продолжает применяться казахами дальнего зарубежья.
До революции весьма в ограниченных масштабах также применялась разработанная Ибраем Алтынсариным кириллица для русско-казахских школ.
Лингвисты СССР общими усилиями разработали в 1929 году единый тюркский алфавит, который на казахском языке имел две версии. Латинизированный алфавит казахской письменности просуществовал всего лишь одиннадцать лет, до 1940 года.
Но вернемся к третьей категории противников перехода на латиницу. Из всего вышенаписанного, по их мнению, следует, что вероятно, принятие в течение короткого промежутка времени двух разных алфавитов подряд нанесет значительный урон развитию современного казахского языка.
Как видим, шуму было поначалу много, да и реакция носила отнюдь неоднозначный характер.
Ну, а теперь давайте досконально разберемся: на самом ли деле кириллица была подточена под лексико-грамматические и фонетические особенности казахского языка?
Для этого нам придется вновь совершить экскурс в историю, но не седую, а в начало 90-х годов прошлого, ХХ века. Уже тогда предлагались различные варианты реформирования письменности. Здесь среди ученых лингвистов разгорелись нешуточные страсти. Некоторые горячие головы предлагали вообще возродить орхоно-енисейское руническое письмо, с ними в жесткую дискуссию вступили те, кто ратовал за реставрацию арабского письма, модифицированного Ахметом Байтурсыновым, аргументируя это сближением с исламским миром. Более умеренная и трезвомыслящая часть ученого сообщества предлагала два варианта реформирования письменности.
По первому варианту предполагалось убрать из кириллицы на казахском языке восемь букв, потому как обозначаемые им фонемы отсутствуют в казахском языке. И тогда «тяжеловесный» алфавит из 42 букв сократился бы до 34-х.
Второй вариант предполагал полный или частичный возврат к довоенной латинице с одновременным применением вышеуказанных новых орфографических принципов.
В итоге встал вопрос о сохранении кириллицы или перехода на латиницу. В результате долгих научных споров и диспутов в 2007 году были подготовлены предложения по постепенному переходу казахской письменности на латинскую графику.
Как видите, новость о переходе на латиницу не стала громом среди ясного неба, а была результатом почти четвертьвековой подготовительной работы и Президента, и Правительства, и научного сообщества, и общества в целом. Не с кондачка, если говорить попроще, решался этот вопрос. Прошло еще семь долгих лет, пока в октябре 2017 года Н. Назарбаев не подписал указ «О переводе алфавита казахского языка с кириллицы на латинскую графику».
Уже через четыре года первоклассники будут изучать азбуку на латинице. Что же касается полного перехода казахского языка на латиницу во всех сферах жизни общества, то он будет осуществлен к 2025 году. Времени, как видим, предостаточно. Те, кому сейчас 50-70 лет, думается, смогут освоить и усвоить новый алфавит. А те, кто моложе этого возраста, особых трудностей при использовании новой графики не испытают. Все зависит от желания.
Так что, вопреки всем тем, чьи мнения в обобщенной форме были изложены в самом начале статьи, переход на латиницу – настоятельная необходимость, продиктованная самим временем, и отнюдь не означает по своей сути ухудшения добрососедских, братских отношений с Россией.
Учеными-лингвистами давно уже выявлено и доказано, что кириллическое письмо не полностью соответствует орфоэпике казахского языка, то есть нормам его произношения.
Во-вторых, процесс этот будет проходить в течение восьми лет. Думается, за этот период все поймут, что решение было принято правильное.
В-третьих, национальная газета «Ana tili» вот уже на протяжении нескольких месяцев публикует на латинице «Слова назидания» великого Абая. Читатели этого издания уже смогли убедиться в том, что официально предложенная латиница максимально адаптирована к казахскому языку.
В-четвертых, в латинице вместо применяемых сейчас 42-х кириллических букв будут использоваться 32, то есть на десять меньше. Это значительно упростит чтение материалов на государственном языке.
Есть ли другие более веские аргументы? Конечно. Это и близость к тюркскому миру, самые многочисленные народы которого давно перешли на латиницу. Это и желание полноценно влиться в мировое информационное пространство.

Роман ТОКБЕРГЕНОВ,
журналист, литературный переводчик

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ