ИСТОКИ ТВОРЧЕСТВА ЧИНГИЗА АЙТМАТОВА И ИСПЫТАНИЕ БУДУЩИМ

0
79

Акбар РЫСКУЛОВ,
председатель правления Союза писателей Кыргызстана,
Народный поэт Кыргызской Республики

В этом году мировая общественность отмечает 90-летие Чингиза Айтматова, одного из крупнейших художников слова и мыслителей ХХ века, Народного писателя Кыргызстана.
Как неумолим ход времени! В горькие дни утраты, когда мы провожали в последний путь всемирно известного писателя и мыслителя, мне казалось, что само время разделилось на две части: до и после Учителя. Ибо мы были современниками этого великого художника, с восторгом и упоением зачитывались творениями его духа, а теперь нам предстоит жить в совсем другом измерении. Стало быть, продолжателям дела Учителя – нам с вами на пороге третьего тысячелетия предстоит искать новые ответы на извечные вопросы в интересах будущего.

Утешался и успокаивал себя тем, что заново перечитывал его наследие и искал опоры в его же мудрых мыслях: «…самая глубокая печаль настигает человека в минуту, казалось бы, наивысшего счастья, ибо он всегда думает обо всем в мире, обо всех людях, ныне живущих и живших задолго до него».
Есть много вещих изречений, точных и прекрасных высказываний в богатом творческом наследии Чингиза Айтматова, которые выдержав испытание временем, стали поистине крылатыми. Одно из них в оригинале на кыргызском языке звучит так: «Ааламга кеткен жол айылдан башталат».
Действительно, каждая дорога берет начало с тропинки, а путь, ведущий во Вселенную, начинается с аила, то есть с малой родины. Всегда и везде было так. На первый взгляд, это очень простая мысль не нуждается в особых комментариях, вместе с тем, здесь заложена гениальная простота и непомерная глубина. Классик очень точно определил суть своего творческого начала и те истоки, откуда питаются его корни.
Каждый мыслящий индивид, подобно античному Антею, набирает силы там, где он родился, где разрезали ему пуповину, где он рос, прошел путь становления, получал жизненную энергию. Судьбоносное назначение художника еще таинственнее, быть может, предопределяется объективными причинами еще до рождения его. Как не выбирают родителей, так и не выбирают родных, соседей, родную землю. Но от них берут начало судьбоносные мысли, как речки впитываются вечными ледниками.
Родина Чингиза Айтматова – древняя и вечно молодая кыргызская земля. Шекер – его родное село. И это название Шекер, и это небольшое селение, которое затерялось в глубинах Таласской области, вскоре окажется на слуху у многих и превратится в своеобразную Мекку почитателей творчества всемирно известного писателя. Ибо именно здесь молодой Чингиз встречал восход утреннего солнца, провожал закаты, любовался плывущими облаками над головой, играл со сверстниками в кости, испытывал на неокрепшем теле стихии природы: дождей, снегов и ветра.
Будучи главным редактором республиканской молодежной газеты «Ленинчил жаш», я натолкнулся на довольно интересный факт. В 1986 году готовили праздничный номер из лучших публикаций нашей газеты. И среди прочих, мы заново опубликовали небольшой материал более чем полувековой давности, который вызвал живой интерес у читателей. Журналист молодежной газеты, а позже популярный поэт Райкан Шукурбеков, находясь среди детей в детском саде города Ош, задает несколько вопросов одному из воспитанников дошкольного учреждения. На вопрос журналиста: «Кем ты хочешь быть?» шестилетний мальчик отвечает: «Хочу быть шофером».
Да, вы догадались: этим смышленым мальчиком окажется будущий писатель. Тогда, в начале 30-х годов и этот юный интервьюер, и многие его сверстники мечтали водить машины, иметь дело с передовой техникой. Естественно, импульсивный ответ воспитанника детского садика еще не является полностью его осознанным выбором. Пускай дети занимаются своими делами: им позволено играть и отвечать игриво на серьезные вопросы.
Как прекрасно начиналась жизнь! Но, кто мог предположить даже в дурном сне, что вскоре на плечи этих юных созданий – ангелочков детского, стало быть, райского сада вскоре ляжет непомерно трудная ноша!
До прощания с отцом будущему писателю вместе со всей семьей удалось испытать истинную радость от только начинающейся полнокровной жизни. Поскольку отец был партийным работником, правда, им часто приходилось переезжать в разные уголки республики: от столицы в периферию и, наоборот. Семье бывшего второго секретаря ЦК ВКП(б) Киргизии Торокула Айтматова с четырьмя детьми суждено было пожить и в столице СССР, причем их старший сын Чингиз успел переступить порог и обучаться в начальных двух классах средней школы в Москве.
Возвращение в родное гнездо в Таласе было вынужденным шагом, вследствие карательной политики тоталитарной однопартийной системы. С четырнадцати лет его назначают секретарем сельского совета, и обяжут собирать налоги с односельчан, обессиленных и обескровленных, затеянной войной на Западе. Судьба испытывала на прочность не только крепких джигитов, ушедших на фронт, но и стариков и детей, оставшихся в тылу.
Впрочем, биографические данные классика достаточно хорошо изучены во многих странах. Я в этом еще раз убедился недавно в ходе международной конференции, проходившей в Турции, и когда стоял перед памятником кыргызского писателя в древнем граде Стамбуле. У нас в республике в этом отношении также предпринимаются определенные шаги, появляются достойные труды. Состоялись презентации новых книг известных мастеров пера О. Ибраимова, Ж. Сааданбекова, А. Акматалиева, С. Станалиева, Ч. Омуралиева и др. Особую благодарность хотелось бы высказать родной сестре Ч. Айтматова – Розе Торокуловне, ибо она является автором трех ценных биографических книг. В своеобразных исповедях речь идет о непростой, порою драматичной, но все-таки достойной судьбе этой замечательной и дружной семьи.
Моя задача несколько иная: проследить истоки, ведущие в творческую стезю будущего писателя, который когда-то мечтал быть шофером. Вместе с молоком матери, материнской колыбельной, а затем и магической силой народной песни у младенца просыпалось восприимчивое сердце. Вместе с наставлениями отца он уверенно входил в непростую мальчишескую, а затем и отроческую жизнь. Отец запомнится ему стоящим у московского перрона, машущим рукой детям на прощание, затем убыстряя шаги, бегущим вслед за уходящим поездом, и навсегда – таким заботливым….
Хорошее воспитание и образование сулили безбедную жизнь, но круто изменилось время! Вчерашнему московскому ученику предстояло узнать много нового из уст старых сородичей, в свете костра или сальной свечки его просили прочитать отрывки из героического эпоса «Манас». Мальчик с непривычки стеснялся московского акцента, благо никто не осуждал его за это. И он, зряче и вслух зачитываясь сказанием, жил героическим духом фольклора, дошедших из давних, седых столетий.
Но самое главное – его воспитывала суровая жизнь. Он пахал, сеял наравне со взрослыми, разносил «похоронки» неутешным вдовам-солдаткам. Наряду с горечью и плачем, впитывал все соки, нектары народных традиций добра и совести. Чингиз жил среди людей, старался оправдать их доверие, а в дальнейшем начнет творить добро ради них.
Именно в Таласской долине, окруженной вечными ледниками, вдоль крутой горной речки Куркуроо, не знающей ни минуты покоя, осеняли его сладкие мечты. Здесь зарождались горькие мысли о судьбе отца, предназначении человека и обустройстве Вселенной. А самое главное, его волновали судьбы людей родных, добрых и суровых. Ибо именно в суровые времена политических репрессий приходилось им жить, а затем испытать и пережить лихие годины Второй мировой войны.
Пусть и чахлое, заброшенное гнездовье в годы войны, обессиленное солнце и бледная луна, но именно детское восприятие мира и окружающей среды, острые впечатления и уроки лихой годины навеки оставят неизгладимый след в сердце юноши. Нет, они не забудутся, как и остовы юрты, и послужат крепким фундаментом классических творений, об этом писатель будет напоминать не раз.
В диалоге с Н.Анастасьевым «Как слово наше отзовется» планетарный писатель мысленно возвращается в родные места: «Начну с Шекера. С ходом лет мои взаимоотношения с ним … менялись. Сначала это просто место рождения, детство, дом, горы, люди, которые меня окружали. Потом – что-то большее. Корень, кровь давали о себе знать… Короче, не будь Шекера, вряд ли удалось бы мне сказать в литературе что-то внятное и отличное от других писателей, у которых были свои Шекеры, только под иными именами». И еще добавит: «Шекер же постоянно живет во мне, и, наверное, всегда будет жить, но время течет, приходит новый опыт, порой опровергающий предыдущий, и невозможно становится все время пребывать на одном и том же месте. Я думаю, будь Фолкнер, на которого сейчас так любят ссылаться, жив сегодня, он, может быть, тоже почувствовал, что и ему его родная Йокнопатофа становится тесновата».
В диалоге с В. Коркиным, озаглавленном как «Час слова», речь идет о новом мышлении, о прекраснейшем даре природы – радости видеть и понимать. И на уточняющий вопрос журналиста: «Что значит в этом смысле «видеть?» Айтматов отвечает: «Это, по-моему, значит – видеть мир одновременно глазами ребенка и мудреца.
Жизнь – это чудо. Нас, взрослых не надо убеждать, что это святая правда. Мы знаем сами. Но… чувствуем ли это теперь? Так, как – самозабвенно и бескорыстно – чувствует без слов ребенок, в душе которого мир всякий раз рождается вновь? Он открывает его прекрасным, как в первый день «творения», когда весь мир еще играет в утренней росе.
Именно в этом – в стихийной и неотразимой любви ко всему сущему – непроизвольно заявляет себя и с первозданным трепетом проявляется природа человека. Природа, которая вечно нова.
Детство не умеет удивляться. Это, как парадоксально ни звучало бы, самая воистину самая серьезная пора жизни. Ребенок любит весь мир, людей. Для него нет незнакомых, то есть чужих. Он еще вне времени и во всех временах, а выйдет он из детства не раньше, чем пройдет в своем духовном развитии всю человеческую историю. Представляете, что и как он видит?»
Первые публикации Ч. Айтматова в периодической печати, как известно, берут начало с газетных откликов, которые совпали с его студенческими годами. Студент-аграрник, выражая свое отношение к изданию кыргызско-русского словаря, еще тогда проявляет свою природную склонность к вопросам двуязычия, билингвизма. Следующая публикация состоялась в московской, так называемой, центральной газете «Известия». Это был небольшой отклик в поддержку партийной и общественной критической мысли того времени. Думаю, недавний выпускник сельхозинститута не случайно откликнулся на эту тему, ибо тоталитарная и репрессивная политика Сталина унесла тысячи безвинных жизней, в том числе и его отца.
Осуждая «культ личности» Сталина, молодой Чингиз рисковал своим будущим, но он набрался мужества, дабы сказать правду на страницах центральной печати. Он долго терпел самоуправство тирана, борьба Сталина и студента была неравная, но выждав момент, юноша высказал открыто то, что годами накипело в его душе.
Мне кажется, это было не озлобление молодой, хрупкой души, а наоборот, самоутверждение собственного «Я» в глазах семьи, сородичей, современников, среди которых утверждался он как личность, и с этого начался дальнейший тернистый путь писателя и мыслителя в поисках образов достойных и отрицательных героев, добра и зла. Позднее свою позицию он изложит так: «А ведь умалчивая о негативном наследии, мы загоняем эту болезнь внутрь, вместо того, чтобы избавиться от груза прошлого».
Мои доводы подкрепляют книги самого писателя. Все творчество Ч. Айтматова зиждется на автобиографичных началах, многие герои выписаны из жизни, с натуры. Он брал уроки в школе первого учителя Дуйшена, стал невольным свидетелем «самой прекрасной любви в мире» Джамили и Данияра, слышал разговор Матери-Земли и Толгонай, оседлал совместно с Танабаем иноходца Гульсары.
Будучи основателем «Иссык-Кульского форума», который снял железный занавес между Востоком и Западом, послом в странах Европы, он непременно возвращался в родной аил Шекер с любовью и тоской, ибо здесь зиждется истоки его творчества, здесь течет речка Куркуроо.
И позволю себе завершить эту небольшую статью еще одним мудрым изречением нашего Учителя: «…сегодня каждая литература должна решить, рассматривать ли ей себя как составную часть всей мировой литературы или же быть «великой» лишь у себя дома».

г. БИШКЕК
Кыргызская Республика

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ