ИСТОРИЯ ОДНОЙ СЕМЬИ

0
194

Гюльнар Муканова,
кандидат исторических наук,
доцент КазНУ им. аль-Фараби

Пожелтевшие от времени фотоснимки, архивные документы. За ними кроется глубоко упрятанная спираль судеб национальностей, генеалогия родов и поколений. Даты. Имена. Интерьеры. Все меняется. Как говорил поэт, «Пришли иные времена, взошли другие имена»…

Всходы новых человеческих волн, по Абаю, сменяют друг друга. Однако вечны любовь и вера, надежда и верность, Родина и семейные реликвии. Хорошо, если кто-нибудь в семье помнит и передает остальным «до востребования» знания о минувшем. Это так важно, когда помнится и честь смолоду, и дорог язык родной и уж если вовсе по-пушкински, то:

Два чувства дивно близки нам –
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
На них основано от века
По воле Бога самого
Самостоянье человека,
Залог величия его…

Был день, и было утро… Утром была война…
Юный Шарип (Шарифулла – так назвали его при рождении, ведь первенец появился на свет в семье Исхаковых, чтивших обряды мусульманства), со своими сверстниками шагнул в пекло войны, буквально в ад. Рожденным в 1920-м, им суждено было воевать… Драматичным оказался сам момент, ведь к началу Великой Отечественной войны он находился в рядах армии, будучи призван на службу еще в 1939 году, после окончания школы. Мечты увидеть родных, обнять родителей, младших братишек и сестренок улетучились, как дым.
Родители в детстве его баловали, впрочем, как и всех остальных своих детей. Чета Исхаковых: трудолюбивый Сабыржан и красавица Уммгульсум, прекрасная хозяйка, не могли нарадоваться тому, как растет и гулит их крепыш. Тем временем, вокруг уютно обустроенного быта и надежного очага, не зависевшее от них Провидение готовило такие испытания, каких бы никто не пожелал даже врагу. Конфискация… репрессии… война… Тут и взрослому человеку справиться с напастями оказывалось не под силу, разумом понять все происходящее было невыносимо, людей спасала только вера, считает один из потомков замечательных семей Искаковых-Иксановых-Абдрахимовых, ученый-гидролог Рустам Гарифович, заведующий кафедрой в КазНУ им. аль-Фараби.
Безусый подросток, физически выносливый и ловкий, его родной дядя Шарип всегда был заводилой среди ребят. Эти качества пригодились ему, когда начались настоящие бои. Смелого бойца заметили и направили на трудный участок. Он воевал в разведроте, проявляя храбрость и стойкость. Потери боевых друзей, что были неизбежны, придавали еще больше сил, чтобы сполна отомстить врагу.
Путь воина отмечен на карте Европы уродливым зигзагом: Прибалтика – Польша – Чехия. Он так сражался и мстил фашистам за обожженную канонадами юность свою, что в победном 1944 году дважды был представлен к высоким боевым наградам.
Обратимся к пожелтевшим от времени, архивным документам.
Отпечатанные на машинке, сухие строки приказов по фронту (команду­ющим фронтом в тот период был генерал армии А. И. Еременко), утвержденных Президиумом Верховного совета Союза ССР»:
Приказ № 070/н от 21 мая 1944 года о присвоении Искакову Шарифулле Сабировичу Ордена Красной Звезды (боец представлен к награждению от 93 стрелкового корпуса 2 Прибалтийского фронта) хранится в ЦАМО1. Причем его фамилия значится первой и единственной в списке орденоносцев (другие два бойца, Новиков и Кондаков, были представлены к медали «За отвагу»). Согласно архивному источнику, гвардии рядовой Искаков Ш. С. получил награду «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество».
Вторую награду – Орден Славы III степени, Шарифулла Искаков получил за подвиги, совершенные за временной отрезок: с 10 июля по 10 августа 1944 года. (Приказ по 219 сд, 673 ап, на награждение старшего разведчика батареи Искакова Шарифуллу Сабировича также хранится в ЦАМО2. Приказ подразделения 219 сд 2 за № 40/н от 28 августа 1944 года.
29-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион в составе 2-го Прибалтийского фронта, прославился в операциях, в результате которых группировка врага не была допущена до Ленинграда, были освобождены ряд крупных населенных пунктов, в том числе г. Рига. Здесь были применены реактивные минометы, знаменитые «Катюши».
Из истории Второй мировой войны: «Соединения 2-го Прибалтийского во время летнего стратегического наступления Красной Армии 1944 года провели успешную Режицко-Двинскую наступательную операцию, обеспечивая с севера главный удар советских войск в Белоруссии. Потери противника убитыми и пленными составили свыше 30 000 человек. За эту операцию командующему фронтом Еременко было присвоено звание Героя Советского Союза. В авгус­те 1944-го проведена была Мадонская операция». С большой долей вероятности можно утверждать, что разведчик Шарифулла Искаков заслужил награды именно в этих сражениях.
Как только дивизия вступила на территорию Европы, молодые воины были потрясены видом заключенных в концентрационных лагерях. Пройдя в сос­таве соединения с боями по территории Польши и Чехословакии, Искаков Шарип сильно повзрослел. И откуда у хлопца из Южного Урала было столько силы воли, неистовства во всем, а если что решил, то обязательно должен достичь своей цели?! Прямой в разговоре, светловолосый (рано поседевший?) вихрастый паренек поражал всех прирожденным чувством достоинства и умением постоять за себя.
Скорее всего качества эти он унаследовал от корней, дедов и прадедов, казанских татар-ногаев с берегов Волги-матушки, мирных, трудолюбивых, суровых внешне и таких надежных в трудную минуту. Предки Шарифуллы перебрались в Троицк, чтобы заняться самостоятельным промыслом, здесь на приволье быстро нагуливала вес домашняя живность, спрос на местные молоко, масло не убывал. Продукцию местных умельцев ценили высоко в Европе, масло сорта «Парижское» доставлялось по железной дороге в Лондон, Париж и Берлин, расходилось по всему Уралу и Поволжью, вплоть до Москвы и Прибалтики. С казахами-соседями жили дружно, взаимный обмен товарами на ярмарках под Кустанаем и Петропавловском шел бойко. Наиболее смелые и предприимчивые купцы Бакировы, организовали оптовые поставки чая из Синьцзяна, который в крае пользовался большой популярностью.
Не составляет сегодня секрета, что большинство купцов-мусульман, своим трудом и рисками на рубеже XIX–ХХ веков сколотившие первоначальный капитал, одновременно инвестировавшие в строительство школ и содержавшие сиротские дома региона, впоследствии оказались жертвами «раскулачивания» и репрессий. Эта участь не обошла татарских предпринимателей. Их деловая хватка и трудолюбие, стремление к совершенству и модерну, религиозность до прихода большевиков были примером для подражания. Гражданская вой­на кардинально изменила социальные полюса, вытравляя из душ людей самое ценное, веру в справедливость и гуманизм. Кратковременная передышка в виде ленинской НЭП (новой экономической политики) увлекла предпринимателей региона идеей создания сельхозартелей. К этой стезе обратились дед и отец Шарифуллы, об этом сообщает записка от руки, арабской вязью: «Чтобы Шарифулла увидел наши изображения, передаем, всем привет. Эфенде с нами, хлопочем об открытии артели по переработке масла и молока» (Перевод мой. – Г. М.).3
Производство только наладилось, когда инвесторов, местных предпринимателей, власть поставила перед выбором: жизнь или экспроприация…
Возвратимся к судьбе разведчика Шарипа Искакова. Вера матери его, Уммгульсум Ганиевны (1895–1969), молитва ее сокровенная уберегла старшего сына от тяжелых ранений и гибели. Может, она повторяла «Молитву матери»4 Габдуллы Токая:
«Ясный лик на небе кажет
лучезарная луна.
На соломенные крыши льет
сребристый свет она.
Тихо-тихо. Спит деревня.
Высоко витают сны.
Мертвым сном забылись люди,
от трудов утомлены.
И собаки не желают даже
вылезть за порог.
Лишь в одной избушке светит
осторожный огонек.
Там старуха бьет поклоны
за молитвою святой.
К небу от земной юдоли
унеслась она душой.
Вот она, сложив ладони,
их приблизила к лицу:
«Осчастливь, господь, сыночка!» –
молится она Творцу.
Слезы капают у старой,
бледный лоб давно иссох.
Ту молитву неужели не услышит
вышний Бог?»

Сын вернулся с фронта и разыскал своих родных. Семья к тому времени вынужденно перебралась в Алма-Ату. Столица союзного Казахстана обустраивалась, прихорашиваясь после войны, городу потребовались опытные архитекторы. Дядя, Газиз Валиевич Исхаков, получил официальное приглашение – возводить Театр оперы и балета, и организовал переезд невестки с дочерьми Гайшой и Аминой на юг. Другие братья Шарифуллы не вернулись с фронта.
…Мама сделала все возможное, чтобы вырастить достойными людьми детей, чтобы прокормить их в голодные годы, меняла фамильные драгоценности, бриллианты и серебряную посуду, что удалось укрыть от конфискации, точнее, разграбления, на еду. Сама пошла работать поварихой в совминовскую столовую, ее стряпню обожали и ценили. Руки ее золотые, теперь привычно раскатывавшие тесто, помнили тонкую арабскую вязь. В Алма-Ату после смерти вождя народов Сталина стали перебираться знакомые по прежнему месту жительства, обращались с просьбами составить текст молитвы – тумара-оберега из Корана или надгробной надписи – эпитафии. Она с легким сердцем помогала всем, мысленно вознося благодарения эфенди – тем, кто помогал семье в трудную минуту и родителям, за то, что ее, смышленую девочку, привели в школу, где абыстай-учительница учила девочек письму, счету и основам наук.
Такова история лишь одной, отдельно взятой, семьи, из числа татар Казахстана. Республика стала для них второй Родиной, и, даже общаясь с родственниками из Казани и Термеза, Москвы, они вросли корнями в эту гостеприимную землю. Их вклад в экономическое и культурное развитие страны неоспорим. И ныне у подножия Алатау звучат напевные татарские песни под гармонь, пекутся вкусные балиши, украшаются вышивкой одежды и, что немаловажно, здесь чтят старших. Веками складывавшееся братство народов нашего государства доказало свою прочность перед испытаниями.

КОММЕНТАРИИ

1. ЦАМО – Центральный архив Министерства Обороны Российской Федерации, г. Москва, Ф. 33, Опись 686044, Д. 4063, с. 1.
2. Там же, Ф. 33, Опись 690155, Д. 3568.
3. Полевые материалы автора.
4. Перевод В. Ганиева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ