ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ МАО ЦЗЭДУНА

0
225

Клара ХАФИЗОВА,
доктор исторических наук,
академик КазНАЕН

Председатель КНР Мао Цзэдун (26. 12. 1893 – 09. 09. 1976) писал работы по теории марксизма-ленинизма и партийного строительства, разработал версию идеологии, ориентированную на китайские реалии и названную по его имени «маоизмом». Эта идеология получила дальнейшее развитие в деле осуществления социализма с китайской спецификой.
В молодые годы вождь китайских коммунистов писал стихи в жанрах ши и цы на старинные мелодии. Его стихи-песни написаны под влиянием и в подражание образцам классической китайской поэзии. Они в поэтической форме отражают его эмоции и политические взгляды. Их художественное достоинство неоспоримо.

Сборники стихотворений вождя китайской революции издаются и изучаются в Китае и за рубежом. Филологи пытаются собрать все стихотворения Мао Цзэдуна, определить время написания каждого из них, сопоставить их с событиями в жизни Мао Цзэдуна и страны, чтобы полнее раскрыть их содержание. Самое ранее известное стихотворение в старом стиле датируется 1925-ым, а позднее – 1965 годом. Надо полагать, должны быть и более ранние стихи. Председатель до конца жизни продолжал писать ритмические посвящения своим соратникам и историческим событиям. В СССР подстрочник его стихотворения «Великий поход», написанного осенью 1935 года, опубликован раньше, чем в Китае. Мао Цзэдун читал соратникам свои стихи, один из них и познакомил с этим стихотворением советских читателей. Русские взрослые и дети участвуют в Китае в конкурсах, посвященных поэзии Председателя Мао.
Мао Цзэдун родился в зажиточной крестьянской семье, получил традиционное домашнее и школьное образование, затем окончил педучилище. Он постоянно занимался самообразованием, много читал, служил в библиотеке Пекинского университета. В 29 лет вступил в марксистский кружок, почти на это же время приходятся его первые стихи. Мао Цзэдун пишет стихи в классическом стиле, и в этом он похож на прежних китайских чиновников, готовящихся к государственной деятельности. Его эрудиция в области классической литературы, китайской истории вызывала уважение окружающих. Но он так и не смог избавиться от хунаньского произношения. Читателям известны более 50-ти его стихотворений в жанре цы (предназначались для пения) и люйши («уставные стихи», восьмистишия).
Обратимся к двум стихотворениям Мао Цзэдуна, которые имеют отношение к местам обитания народов Центральной Азии и их предков. Оба стихотворения писались на известные мелодии, отсюда можно предположить, что Мао Цзэдун не был знаком с ними поверхностно. Он, безусловно, их напевал, подгоняя под них ритм стихотворения.
В Китае стихотворения Мао Цзэдуна впервые были опубликованы в 1957 году в журнале «Шикань». В своем письме редакции журнала политик написал: «Товарищ Кэ-цзя, уважаемые товарищи! Ваше письмо получил уже давно. Сожалею, что отвечаю поздно. Выполняя ваше пожелание, я переписал те стихи старого стиля, которые вспомнил, и присланные вами восемь стихов – всего 18 стихов. Прошу поступить по своему усмотрению. Эти вещи я никогда не собирался официально публиковать, так как они относятся к старому стилю. Опасался, что распространение ошибочных образцов введет в заблуждение молодежь; к тому же они мало поэтичны и в них нет ничего особенного. Коль скоро вы находите, что их можно публиковать – с учетом исправлений ошибок, вкравшихся в несколько стихов, распространившихся в списках, – поступайте согласно вашему мнению. Выход в свет журнала «Шикань» – дело очень хорошее. Желаю ему расти и развиваться. В поэзии основой должны быть, конечно, новые стихи. Можно писать и стихи старой формы, но их не следует популяризировать среди молодежи, поскольку этот стиль сковывает мысль и к тому же нелегок для изучения. Все сказанное оставляю на ваш суд. С товарищеским приветом Мао Цзэдун. 12 января 1957 года».
Прошу обратить внимание на тот факт, что Мао Цзэдун заново переписал стихотворения в 1957 году, «исправлял ошибки», в связи с чем поздно ответил редактору журнала «Шикань». Естественно, он мог изменить слова и перенести акценты соответственно коренным образом изменившейся ситуации – он стал главой нового государства. Национальная политика в КНР находилась в процессе реформ, а национальные окраины – на стадии завершения административных преобразований.
Несколько стихотворений на русском языке впервые изданы в 1957 году, в том же году, что и китайские в серии «Библиотека «Огонька» [Восемнадцать стихотворений Мао Цзэдуна, 1957]. Инициатором издания был ученик академика В. М. Алексеева, дипломат, доктор филологических наук Н. Т. Федоренко (1912–2000).
Обратимся к стихотворению «Куньлунь». Как уже было сказано выше, оно написано в октябре 1935 года зрелым Мао Цзэдуном, которому было уже 42 года [Гун Му, 1997, 111]. Стихотворение написано в жанре цы на мотив «Прелестная Няньну» (Няньну цзяо 念努嬌). Под эту мелодию написано Мао Цзэдуном несколько стихотворений. Няньну – знаменитая певица и куртизанка Танской эпохи (VIII век), приглашалась при императоре Сюаньцзуне (713–756) для выступления на дворцовых приемах в столице и загородной резиденции [Позднеева, 2011, 137].
Для полного понимания стихотворений необходимо ознакомиться с исторической обстановкой в Китае. Коммунистам пришлось отступить на север после разгрома гоминьдановцами революционного района на границе провинций Фуцзянь и Цзяньсу. Это историческое событие называют Великим походом. С октября 1934-го по октябрь 1935 года с большими потерями коммунисты прошли путь в более 1200 км через территории одиннадцати провинций. Поход был тяжелым, а маршрут извилистым, с отступлениями и возвращениями на только что покинутые места, изменениями направления.
На Мао Цзэдуна произвели большое впечатление южные отроги Куньлуня в провинции Сикань. Эта провинция была одной из 21 провинции гоминьдановского Китая, образована в 1939 году, в 1955-ом – упразднена, а ее территория разделена между Автономным районом Тибет и провинцией Сычуань.

Куньлунь (Лунные горы)

Прочертив небосвод,
встал могучий Куньлунь,
Он от мира людского ушел в вышину,
Наблюдая оттуда за жизнью земной.
Это взвился драконов
нефритовый рой,
Все живущее стужей пронзив ледяной.
Летом тают его снега,
Рвутся реки из берегов,
Превращаются люди в рыб,
В черепах, сметенных волной.
Боковым злодеяньям и добрым делам
Кто из смертных осмелился
быть судьей?
А теперь я ему говорю: Куньлунь
Для чего тебе так высоко стоять,
Для чего тебе столько снега беречь?
Как бы так упереться мне
в небо спиной,
Чтоб мечом посильнее взмахнуть
И тебя на три части, Куньлунь,
рассечь.
Я Европе одну подарю,
Пусть Америка будет вторая,
Третью часть я оставлю Китаю,
И тогда на земле воцарится покой,
Всем достанутся поровну холод и зной.

(Перевод Л. Эйдлина)

Привожу для полного понимания замысла поэта подстрочник стихотворения «Горы Куньлунь» (Куэнь-Лунь) Н. М. Азаровой, опубликованный в журнале «Новый мир». Поскольку понятно, что при переводах стихов на чужой язык в ходе поиска рифмы и передачи ритмического строя изменения неизбежны.
Пересекая пустоту по горизонту, явился в мире смутно-различимый Куньлунь, просматривая до предела человеческие весны.
Взлетели три миллиона нефритовых драконов, взболтали (в ступе) Небо, насквозь пронизанное морозом.
В летний день (он) растаял, реки переполнились водой, люди стали рыбами и черепахами.
Тысяча осеней подвигов и преступлений, кто из людей прежде мог говорить об этом?
А теперь я обращусь к Куньлуню, надо ли столько высоты, надо ли так много снега?
Опершись на небо, вытянуть из ножен драгоценный меч, и Тебя расколоть на три куска.
Один кусок оставить Европе, один подарить Америке и один вернуть восточной стране.
В великом мире равенства и спокойствия на весь земной шар хватит жара и холода.
Куньлунь является самой длинной горной системой Азии, около 2500 км шириной от 150 км на западе и 600 км на востоке. Куньлунь называют хребтом Азии. Начинаясь с Памирского нагорья на востоке, горы пересекают провинцию Цинхай, северо-западную часть провинции Сычуань, далее проходят между Синьцзяном и Тибетом. Делится на три большие части: восточную, центральную и западную. Вершины гор достигают от 6000 м до 6,5-7 тыс. метров. Отроги восточной части в свою очередь расходятся тремя лучами в южном, центральном и северном направлениях. Горный отрог южного направления является водоразделом главных рек Китая: священных для китайцев Хуанхэ и Чанцзян. Ледники Куньлуня питают эти реки, они приносят воду для орошения полей, но они также могут быть источком бедствий в случае наводнений. Куньлунь (Куэньлунь) упоминается в древнем географическом и мифическом трактате «Книга гор и морей» (Шань хай цзин), который писался в конце периода Борющихся царств и начале Ханьской империи, в конце III – начала II вв. до н. э. усилиями нескольких ученых.
Куньлунь (昆侖) имел в древности сакральное значение для китайцев. Он рассматривался как своеобразный Олимп богов восточных народов – предков хань. Здесь же находятся чертоги богини Сиванму – Матушки Владычицы Запада, известного персонажа китайских мифов и некоторых религий. Все стороны света у древних сюнну и китайцев имели свою цветовую символику. Запад, согласно мифам, олицетворял белый цвет и тигра (белого тигра). На Западе садится солнце, души умерших скапливаются также на Западе в Куньлуне. Белый цвет у многих древних народов являлся священным и траурным. Лошади белой масти, необходимые для жертвоприношений духам предков выращивались на Западе. Также на Западе в Хотане добывались лучшие сорта нефрита и яшмы, которые использовались при захоронениях, кольчугу из плиточек нефрита одевали на труп, вкладывали кусочки из нефрита в рот усопшего. Также на нефритовых табличках писались названия должностей придворных чиновников, даруемых Сыном Неба. Из нефрита делались украшения, статуэтки, посуда и другие предметы. Нефрит, а не золото и серебро, является любимым камнем китайцев. Красивых юных девушек также сравнивали с нефритом. Поэтому в стихотворении о Куньлуне Мао Цзэдун не мог обойтись без упоминания нефрита. У него 3 млн. нефритовых драконов (бесчисленные гребни гор и вершин разной величины) «взболтали Небо». Или, как пишет другой переводчик: «Рой нефритовых драконов взметнулся в Небо». Мао Цзэдун писал стихотворение о Куньлунь, столкнувшись в походе с морозами, льдами и снегами Северо-Запада. Просматривается у Мао Цзэдуна влияние даосизма и китайской традиционной исторической хронологии при использовании слов «Весен и Осеней» – «Чуньцю». Есть хронология одноименного названия (春秋), авторство приписывается Конфуцию. Образное выражение «тысяча осеней – «цянь цю» (千秋) означает века.
Стихотворение также является отзывом на острые внешнеполитические события 30-х годов XX века. После Второй мировой войны, опираясь на захваченную Индию и пользуясь слабостью Китая, Великобритания фактически превратила Тибет, куда также простираются отроги Куньлуня, в свою колонию. Загадочной является третья страна: «восточная страна, восточное государство» (東國 – 東方國家). Большинство комментаторов под восточным государством в стихотворении подразумевают Китай. Но обычно Китай называют «Срединным государством» Чжунго, или «Поднебесной» Тянься. Японию, по-видимому, следует исключить сразу, ко времени написания стихотворения она заняла весь Северо-Восточный Китай, и при ее помощи было создано государство Маньчжоу Го (01.03.1932 – 19.08.1945). Коммунисты объясняли это «предательской политикой» правительства Миньго. Почему бы не принять за «восточное государство» – страну Восточной Европы, т. е. Россию? Царская Россия оккупировала на 10 лет Кульджинский край Цинской империи, договор о возвращении края был крайне неохотно подписан ею в 1871 году. Россия также распространила свои интересы до Кашгарии и Памира. В конце XIX века был подписан ряд договоров между Великобританией и Российской империей о разделе Памира, частью которого является Куньлунь.
Говоря о некоем восточном государстве, Мао Цзэдун употребляет глагол «возвратить, вернуть». Кому вернуть: Китаю, а может быть, ее исконным жителям? В 1933 году в Кашгаре официально была провозглашена Исламская Республика Восточный Туркестан. Она не была признана ни одним государством, мировое сообщество считало признание преждевременным, хотя среди государств были сочувствующие ВТР, например, Афганистан. Хотя республика просуществовала недолго, политическая идея Восточного Туркестана была запущена, дает свои отголоски и сегодня, что приносит озабоченность Китаю. Почему нельзя предположить, что под «восточной страной» Мао Цзэдун того периода в запале борьбы с Миньго имел в виду именно это государство? Тем более что здесь, при поддержке Великобритании и Кокандского ханства, ранее было создано государство «Йэттишар» (1867–1878). Однако Кашгария находится далеко от Срединной равнины, не в пример Маньчжоу Го (Великая маньчжурская империя) под боком Пекина и МНР?
Еще один немаловажный факт: завершив тяжелейший поход, в октябре 1935 года коммунисты создали советский район на границе провинций Шэньси, Ганьсу, Нинся. Снабжение и безопасность армии зависели от местного населения, а значительную их часть составляли мусульмане – дунгане хуэйхуэй. Дунгане были одной из движущих сил также в политических событиях в Восточном Туркестане. В истории Китая Южное Притяньшанье долго называлось «Хуэй цзян» – «Мусульмания». Поэтому можно принять Кашгарию как одну из версий локализации упомянутой в стихотворении «восточной страны».
Борьба за Восточный Туркестан не прекращалась после ликвидации Исламской Республики, и она пришлась на то время, когда отступавшие коммунисты проходили соседнюю провинцию Сикань. Возможно, в те годы Мао Цзэдун безоговорочно принимал борьбу северо-западных народов в Миньго как часть освободительной борьбы всего китайского народа.
Может быть, Мао Цзэдун вспомнил о неясных представлениях древности о «стране шелка» где-то на востоке?
«Не лучше ли достать волшебный меч-кладенец (寶劍) и разрубить Куньлунь на три части?» – вопрошает Мао Цзэдун-поэт. Без обиняков он готов один из отрубленных кусков отдать США, которые принимали активное участие в примирении Гоминьдана и коммунистов для борьбы с Японией. Под Европой, очевидно, подразумевается Великобритания.
Коммунист Мао Цзэдун считал, что дележом Куньлуня можно будет достичь великого спокойствия во всем мире (во Вселенной) – тайпин шицзе 太平世界. Считал, что, передав три части Куньлуня трем странам, возможно умиротворить весь мир. Мао Цзэдун предвидел, что борьба мусульман, уйгуров, дунган, а также тибетцев и других народов Северо-Западного Китая, а равно и вмешательство мировых держав в этот вопрос не скоро прекратится. Это подтвердилось в последующие годы. И сегодня казахстанский политолог, много лет следящий за событиями в Синьцзяне, называет его «мятежной провинцией», отмечает, что «число акций протеста не только не сокращается, а имеет тенденцию к росту» [Сыроежкин К. Л. 2015, 20-21].
В 1935 году вождь китайских коммунистов, возможно, был готов внутренне к потере некоторых окраинных земель для сохранения Китая. Перед глазами был пример распада огромной Османской империи и образования Турецкой Республики. Мао Цзэдуна пугает безбрежность пространства льда и снега в высоту и ширину, оно чуждо ему и вызывает тревожные чувства. Поэтому гипотетически Мао Цзэдуну хотелось бы разрешить проблему так, чтобы всем поровну досталось «холода и жара» в интересах сохранения китайского государства и обеспечения безопасности региона. Но, с другой стороны, он спрашивает Куньлунь: «…надо ли столько высоты, надо ли так много снега?» Мао считает, что вершины Куньлуня, теряющиеся в Небе, как будто бы хотят быть выше самого Бога. Здесь вместо общепринятого слова «шанди» он выбрал «тянь гун» («Небесный правитель», «Небесный князь»). А может быть, Мао Цзэдун спрашивал в то время у живущих на Западе малочисленных народов, надо ли им ставить перед собой высокие задачи строительства собственного государства, могут ли они справиться с ними, созрели ли они для этого? Не лучше ли им быть под патронатом крупных государств? Мао Цзэдун, несмотря на всю революционную риторику, внутри оставался националистом и «державником».
Мао Цзэдун во время Великого похода категорически выступал против предложения создать коммунистическую базу в провинциях Сикань и Синьцзян. Предлагавшие Синьцзян, очевидно, надеялись на помощь СССР, поскольку эта провинция была теснее связана с Советским Союзом, нежели с центральным Китаем. Мао Цзэдун настаивал на движении на север к границам с МНР (образована в 1924 году). В 1931–1933 годах Япония оккупировала северо-восток Китая, угроза с ее стороны Китаю непрерывно возрастала. Кроме того, она активно поддерживала автономистские и сепаратистские движения в Китае. Целью похода коммунистами на Север было оказание вооруженного отпора японским захватчикам, именно здесь существовала главная угроза Пекину. Мао Цзэдун продолжал писать стихи…

(Продолжение следует)

Литература

1. Азарова Н. М. Стихи Мао Цзэдуна и их переводы. «Новый мир», № 5, 2017 г. www.nm 925.ru/Archive/Journal_2017_5/Content/Publication 6-6632.
2. Гун Му. Ма Цзэдун шицы цзяньшан. (Стихотворения и песни Мао Цзэдуна с комментариями). Чанчунь: Чанчунь чубаньшэ, 1997, 436 с.
3. Желоховцев А. Н. Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5-ти томах. Гл. ред. М. Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. М.: «Восточная литература», 2006, т. 3. Литература. Язык и письменность, ред. М. Л. Титаренко и др. 2008, с. 357.
4. Қинаятұлы З. Шынғысхан және Қазақ мемлекеті. (Чингисхан и Казахское государство). Алматы: Тарих тағылымы, 2010, 728-бет.
5. Каталог гор и морей. (Шань хай цзин). Предисл., перев. и комм. Э. М. Яншиной. М.: Изд. «Наука» ГРВЛ, 1977, 235 с.
6. Мао Цзэдун. Облака в снегу. Сборник стихотворений Мао Цзэдуна. Стихотворения в переводе А. Панцова. М.: Вече, 2010, 112 с., с илл.
7. Mostaert Antoine. A propos de quelques portraits d’empereurs Mongols. «Asia major», vol. IV, 1927, page 141–156. Миссионерствовал во Внутренней Монголии и в Пекине, внес вклад в изучение «Юань чао би ши».
8. Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар»). Факсимиле ксилографа. Перевод с китайского, введение, комментарий и приложения Н. Ц. Мункуева. М.: Изд. «Наука» ГРВЛ, 1975, 286 с.
9. Позднеева А. М. История китайской литературы. Сборник трудов. Сост.: Л. Е. Померанцева. М.: «Восточная литература РАН», 2011, 304 с.
10. Сыроежкин К. Л. Синьцзян: большой вопрос для Китая и Казахстана. Астана – Алматы: Институт мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации. 2015, 336 с.+ 16 стр. фото.
11. Чжунго Синьцзян: лиши юй сяньчжуан. Ли Шэн чжубянь. (中國新疆:歷史與現狀。厲聲。 烏魯木齊。新疆人民出版社). Урумчи: Синьцзян жэньминь чубаньшэ, 2003, 400 с.
12. Чэнь Хуйшэн, Чэнь Чао. Миньго Синьцзян ши (陳慧生,陳超。民囯新疆). История Синьцзяна в период Миньго). Урумчи: Синьцзян жэньминь чубаньшэ, 1999, 452 с.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ