Гуманитарная модернизация: казахстанская модель

0
186

Жахан Молдабеков,

профессор КазНУ им. аль-Фараби,

лауреат премии им. И. Алтынсарина

 Модернизация системы образования должна стать действенным фактором и конкретным показателем, обеспечивающим качественный рост человеческого капитала в Казахстане. Это – одно из основных направлений государственной политики, отмеченных в Послании Президента РК Н. Назарбаева. В Послании указаны шесть ключевых механизмов реализации данной президентской установки. Мы обращаем внимание на последние два момента: «образование должно давать молодежи не только знания, но и умение их использовать в процессе социальной адаптации», «важно усилить воспитательный компонент процесса обучения».1

В Послании делается акцент на ключевые положения системы образования, а именно: на укрепление интеграции науки, образования и технологии; на развитие науки, техники и промышленности; на интенсификацию исследовательской деятельности и внедрение ее разработок в производство; на поддержание активности интеллектуалов в становлении инновационного бизнеса. Такой новый порядок еще не установлен, хотя усиливается спрос к наработке преемственности системы «исследование – изобретение – разработка технологии – производство» или к проведению теоретического исследования, эмпирического осмысления, сравнительного анализа и межпредметного подхода в их единстве. Укрепление реального статуса каждого из этих звеньев становится мобилизующим стимулом современной системы образования и ее гуманитарной сферы.

Что характерно для гуманитарной модернизации? Во-первых, она нужна как обновление культурно-исторического фона эпохи, образа человека и общества, их взаимодействия. Она способствует культурной преемственности, учит оптимальному варианту адаптации к существующим условиям жизни и самостоятельному анализу информации. Природа ее неоднозначна, и неоднозначно воспринимается ее цель, оцениваются способы ее реализации. О чем бы не говорили, гуманитарная модернизация заставляет задуматься об альтернативной модели развития общества, науки и национальной культуры, связанной с использованием социокультурного потенциала и прогнозированием ее вероятных социальных достижений и издержек. Неприглядна ситуация, когда гуманитарная сфера образования заходит в тупик. Общественно-гуманитарные науки теряют свою фундаментальную основу, идейную преемственность, социально-проблемную ориентированность и индивидуальную ценность. Сглаживание их исходных измерений привело к тому, что  проблемы гуманитарной науки стали определяться в отрыве от ее объекта, в пределах субъективного настроя и устремления административной системы. В обоих случаях четко не обозначен объект анализа и не выявлены его основные характеристики. Преобладание крайности – это неприятие всего западного и идеализация собственных традиций; отрицание традиции как абсолютно устаревшей и непригодной в условиях нового времени; чрезмерная идеализация западных ценностей и институтов. Эти трехмерные негативы губительны для культуры своего народа. «Если общество перестает верить в свои идеалы, оно утрачивает ориентиры» (С. Радхакришнан). Национальную культуру предпочительно строить на уже заложенном фундаменте. Устоявшийся приоритет не исключает, а напротив, предполагает усвоение ценных элементов других, в том числе и западных цивилизаций. Трудность заключается в переосмыслении целого ряда их положений.

Во-вторых, стал доминировать коммерциальный дискурс над научным, порою и политическим. Коммерциализация ограничивает внимание на массовое использование. В ней важна не столько самоценность личности, а прибыльность ее усилий. Отличие дискурса политического от научного или коммуникативного заключается именно в легитимации конкретных действий и ситуативной применимости их в определенных целях, особенно в поиске единой национальной идеи как базиса.2

В-третьих, растет потребность в совершенствовании умения осмыслить глубинные причины социокультурных моментов развития страны, определить масштабы кардинальных идеологических изменений и осознание необходимости «внутреннего единства» человека. В переменчивой ситуации необходимо было воздействовать на стандартизацию или унификацию личности и совершить «объединение в головах». Для чего обязательно умение преодолеть ограниченность в своих возможностях, быть двигателем в собственной стране и внести собственный вклад в культуру народа.3

В-четвертых, надо поднять качество социогуманитарного образования в мобилизации интеллектуальной культуры индивида, осуществлять его модернизацию, создавая казахстанскую модель развития системы образования и воспитания. По нашему мнению, казахстанская модель образования должна базироваться на системуе отношений: «социальная активность – социальное партнерство – социальная ответственность» и «духовная целостность – духовная свобода – духовная чистота», что раскрывает человеческую  потребность и роль гуманитарных наук в духовном росте молодежи. Эти социальные и духовные категории чем теснее опираются друг на друга, тем явно они становятся формой творчества.

Независимый Казахстан как никогда нуждается в носителе социокультурных изменений и в инициаторе общественных перемен. Мы хотим принять модель общественного взаимодействия на основе баланса традиций и инноваций, личностного, группового интереса и общественного блага. Масштабные перемены позволяют сделать предварительные выводы: мир культуры эволюционирует по возвратно-поступательному принципу, а духовное наследие представляет сумму переменных,  реализуемых в различных направлениях; культурная политика нуждается в четком понимании ситуации, вне позитивных усилий трудно изжить в ней элементы неопределенности. На пересечении явных и скрытых течений образовались разные группировки претендентов, у которых действие поступка не совпадает с моделью поведения и формирует разные уровни коммуникации.

Возросла потребность в реформе, главным принципом которой является поддержание активной деятельности в борьбе за переустройство общества на новых гуманистических началах и соблюдение принципов гуманизма, представляющих стремление человека к лучшему будущему. При этом не было сомнения в том, что разумно строить жизнь «на уже заложенном фундаменте» национальной культуры, интегрированном в духе.

  Традиционное понимание природы и современный научный взгляд на  предназначение социогуманитарного образования по многим параметрам не сходятся. Это естественно, если учесть, что республика входит в развитое мировое пространство и нуждается в решении его сложных, неотложных практических задач на местах. В интеграционном процессе наращивается активность и мобильность самих обучающихся. Молодые становятся активными носителями человеческого капитала. Между тем, теория и методология исследования модернизационных процессов обучения отстают от запроса учебной практики современности и интереса самих обучающихся.

В период отсутствия корреляции между стратегией и тактикой образования, между образованием и воспитанием наметилось стремление к самореализации и  государственному регулированию, образовалась некая напряженность между претендентами разных духовно-политических устремлений. Этот комплекс проблем нуждается в специальном и совместном обсуждении в кругу обществоведов и гуманитариев и в проведении регулярного опроса среди будущих специалистов. А пока накоплено немало скрытых, но все больше беспокоящих проблем.

Не секрет, что  социогуманитарное образование теряет свою преемственную почву и приоритетное направление. Наблюдается тенденция, когда ментальные особенности общества преподносятся  отрывочно, вне истоков национальной культуры. Вследствие чего постепенно нарушается баланс светских ценностей и национальной идеи, слабо раскрывается интегрирующая роль национальной идеи и духовного опыта коренного населения Казахстана. Под давлением внешней нагрузки отходим от прошлой традиции преподавания, не утвердив качественные характеристики в организации обучения социогуманитарных дисциплин;  никто, пожалуй, эффективно не занимается перспективой развития гуманитариев как цельного и самостоятельного направления в  образовательной системе. Естественно напрашиваются вопросы: как определить новый статус системы образования и системы профессий в гуманитарной сфере? Как восстановить или поднять  концептуальную целостность академического звания и социальную ориентированность профессиональной квалификации?

Этот круг проблем беспокоит не только самих  педагогов, но и общественность, поскольку  нарушается принцип внутренней или обратной связи между обучением и воспитанием, а нормативно-технологические акты обучения однозначно сужают воспитательный потенциал образовательной системы.  Тестирование как единственная и определяющая форма в оценке знаний, умений и навыков студентов явно снижает интеллектуальный уровень подготовки будущих специалистов, особенно в гуманитарной сфере. Многие педагоги вуза однозначно заявляют, что интеллектуальная подготовка студентов отстает от профессиональной, а умение – от навыков приобретения знаний. Мы говорим о своей внутренней тревоге. А внутреннее раздражение, так или иначе, сдерживает развитие человеческого капитала у самих педагогов. И дальнейшее трудно предсказать.4

Признаться, поводов для беспокойства немало. Поскольку реформа проводится по единому режиму для всей  системы образования ради получения полезного специалиста, приносящего пользу и выгоду, не учитывая особенности каждой образовательной системы; модернизационный процесс реализуется преимущественно по инструкции «сверху», со стороны руководства, работающим инструментом  которого становится административное  указание и решение. А сами педагоги-ученые остаются в роли объекта воздействия и исполнителя распоряжений. Между тем, недооценка творческих инициатив и устремлений самих педагогов может привести к повторению ошибок прошлого. Поскольку сглаживается, упрощается, сужается: а) специфика общественно-гуманитарных наук, б) роль самых ученых-педагогов в сфере образования.  Общественно-гуманитарная наука теряет мировоззренческую,  социокультурную, словом многовекторную функции, а ее носители – свое профессионально-гражданское лицо. Преодоление разобщенности и инертности путем образования ключевых союзов – это не только выживание, но и  средство борьбы за объединение.

Спрашивается, готово ли общество к гуманитарной модернизации? Существует ли благоприятная социокультурная традиция для гуманитарной модернизации? Как реализовать личностный потенциал ученого, не претендуя на равенство условий?

Путь к модернизации един. Безоговорочно ратуем за модернизацию и  придание ей инновационного характера. Для достижения целей-приоритетов гуманитарной модернизации важны ее гуманизация, развитие социальной и культурно-духовной сфер. В этом контексте принято считать, что система образования и науки – фундаментальный фактор социальной адаптации человека и динамичного развития общества, государства. Но способ достижения цели – разный. Расчет делается на технико-технологический способ решения проблемы и на использование готовой жизненной силы человека как средство реализации информационно-технологической операции. Благое намерение – поднять уровень престижности гуманитарной профессии и эффективности ее в жизни.  Однако в нем больше «зигзагов».

В поиске стали преобладать «инструментальный» подход и идеология бюрократизма. Оба приема упрощают проблему взаимодействия между наукой, культурой и идеологией. Инструментальный взгляд внедряет мотивированное действие, провоцируя идеологическое давление и допуская  изучения лишь механизмов взаимодействующих сторон. Инструментализм не способен упорядочить динамично развивающийся набор коллективных идей и убеждений, выраженных в семиотических, ритуальных, художественных или поведенческих формах.  В нем не актуализирована человеческая культурная деятельность.  Реконструкция образовательного процесса на фоне субъективных устремлений  носит двойственный характер:  она направлена на объективизацию идеологических представлений и воспроизведение себя в отвлеченной форме, однообразной схеме. В обоих случаях доминируют  дублирование моделей прошлых времен и распространение двойственных представлений о современной реальности.

В идеологии бюрократизма ограничены ресурс и рычаг воздействия. Поскольку в ее пределах формируются пассивное отношение к культурной политике,  расплывчатость персональных ролей и политической ориентации. Эти негативы нейтрализуют культуру участия. В период бездействия или крайнего вмешательства обновление культурной сферы отстает от темпов социально-экономического и политического развития общества, мало того и от развития общественного и национального сознания. В разрозненных обстоятельствах повседневности новация приобретает частный, региональный и отраслевой характер и, тем самым, утрачивает свою  системную и социально-ориентированную направленность. В административно-бюрократической системе традиция утрачивает способность воспроизводить культурное наследие в полном объеме, институты ее перестают динамично функционировать и развивать культуру. Власть, отделившаяся от истории и культуры своего народа,  так или иначе, повторяет ошибки прошлого в худшем варианте.

С другой стороны, множественность подходов к предметам и проблемам общественно-гуманитарных наук парализует общий дух согласованных усилий, не исключает жестких норм принуждения, сдерживает способность к самовоспроизводству и саморазвитию. Эти три вида негатива: а) приумножают неопределенность смыслов основных  понятий и базовых ценностей, б) отрывают традицию гуманизма от определенного контекста культуры нации и преемственности человеческой цивилизации.

Разнобой в подходах усугубляет нравственный кризис и осознание его глубины, поскольку придерживается тех или иных культурных установок в пользу  идеологических. При неопределенной ситуации возникают естественные вопросы: как восполнить утерянную функцию общественно-гуманитарных наук, расплывчатую позицию их представителей-ученых? Как поднять престиж этих специальностей и социально-педагогический имидж самих  специалистов? Каким образом используется язык общественно-гуманитарных наук, выполняющий культурную и идеологическую функции для достижения тех или иных целей?

Злободневные вопросы для специалистов и не только для них. Любой подход претендует на реформаторство, если в нем уважение к духовному наследию сочетается с критической оценкой устаревщих традиций, с признанием несомненности достижений западной цивилизации и с пониманием необходимости приобщения к достижениям научного прогресса. Передовое устремление выводит нас за рамки какой-либо формы традиции. 

Цель казахстанской модели образования очевидна: модернизировать университетское образование таким образом, чтобы оно смогло подготовить высококвалифицированных специалистов, а его кадры должны быть востребованы на существующем отечественном рынке. Главные его механизмы – информатизация, инновация, интеллектуализация и их инвестицирование. Указанные параметры, пожалуй, становятся ключевыми в   организации научно-исследовательского университета.

Ради высокой цели началось всеобщее и бурное движение в вузовских коллективах. Набирает темп перестройка учебно-исследовательской деятельности, выражающей деловые и корпоративные интересы вуза. Интересы педагога стали ощутимо зависеть от носителей форм собственности. Вроде согласованы цели, задачи и этапы модернизации системы образования, тем не менее, не раскрыто ее преимущество на альтернативной (государственной и корпоративной) основе. Камнем преткновения стало и другое – чрезмерный акцент на технико-технологический подход к реализации интересов вуза. Очевидно, что процесс модернизации образовательной системы будет поступательным, если удастся: а) смягчить технологию обучения духовным фактором, внедрить механизм производства социокультурных ценностей, б) обеспечивать фундаментальность интеграции науки, техники, производства и бизнеса на саморегулируемой основе, в) дополнять консолидацию сил ценностным ориентиром народа и гуманитарным содержанием обучения. Практика классического образования не отвечает адекватно этим системным требованиям. Отсюда и потребность казахстанского общества в повышении роли интеллектуального труда исследователей и изобретателей и в создании университетского образования нового типа – исследовательского. 

 А что происходит в реорганизации учебного процесса в ведущем вузе республики – КазНУ им. аль-Фараби? В нем делается многое для трансформации в исследовательский университет. Происходит координация усилий университетского коллектива. Начинания его пока ориентированы на прикладной характер исследований, на благоприятные для него ситуации.  Извлечение выгоды, зарабатывание дополнительных средств составляют самомобилизующую силу коллектива   университета. Заинтересованность в этом повсеместно растет. Установка на самостоятельность в самообеспечении приобретает обязательный характер. Учебно-исследовательская деятельность реорганизуется в русло рыночных отношений. Однако правила рынка, пока, реализуются  эпизодически на экспериментальном уровне, без твердой почвы. Не хватает знания, опыта, уверенности и т. п. И посему перестройка учебного процесса происходит не столь равномерно и продуманно.

В тени остаются социокультурное содержание системы образования и его социогуманитарный блок учебных дисциплин.  Пока вот что получается.  Мерка требований «западняя», а условия работы почти прежние, советские. Инициатива преимущественно принадлежит ведомственному руководству. Под прессом давления оказываются не только педагогический корпус, но и идейно-теоретические истоки социогуманитарных дисциплин. На перекрестке мнений убеждаемся в том, что «западный» вариант гуманитарного образования без нужной и существенной корректировки не соответствует нашему менталитету, национальным интересам Казахстана. Вот почему состояние преподавания социогуманитарных дисциплин не устраивает не только общественность, но и самих преподавателей, ученых.

Педагогов раздражают участившиеся разнличные указания сверху. Однозначное следование им закрепляет бюрократический дух в учебном процессе, уравнительный принцип при распределении педнагрузки ППС, однообразие приподавлении в творческой самостоятельности ученых. Подобные  негативы  сковывают академическую свободу преподавателя, сворачивают параметры его научно-профессионального роста, вынуждают оценивать  профессиональное мастерство педагога по количественным показателям. Рост живого в аморфной среде замедляется, новаторство заходит в тупик. В таких тисках вряд ли осилим задачу духовного подъема. А гуманитарии теряют реальные возможности для конкуренции. Это не удивительно, потому что увлечение прикладными исследованиями в педагогической среде – отход от основного вопроса образовательной системы, а именно, от подготовки интеллектуально и профессионально подготовленного специалиста, от воспитания гражданина страны. Отсюда и больше вероятности того нежелательного, к чему могут привести попытки чрезмерно зарегулировать обучение.5

С горечью констатируем, что рекомендации, спущенные администрацией, не угубляют сути концептуально-методологических достоинств гуманитарного обучения, адекатно не выявляют специфику гуманитарного образования с учетом профиля вуза и специальностей.

Любые негативы в этом важном деле отрицательно сказываются на отдаленную перспективу. В прикладном аспекте должное отделяется от сущего, что означает отход от оценки человеческих качеств и выявления закономерностей общества, от управления социокультурными силами и от их взаимозависимости. Прерывается сознательное взаимодействие с культурным наследием народа и с практикой духовного совершенствования. Утрачивается духовный потенциал (человечность, толерантность, мудрость и т. п.) человека и социальной группы. Прикладное исследование не претендует на обобщение главного в самосознании и самореализации, в научной теории и социальной практике. На этом уровне не найден, не внедрен механизм передачи социального опыта и производства духовных ценностей; слабо учитывается реальное состояние нашего общества или системно, в полном объеме не решается комплекс его идейно-духовных проблем.

Вследствие подобных издержек, социальное участие гуманитариев на деле реализуется слабо, разрозненно, малопродуктивно. Растет объем незавершенных действий, а горизонт их актуальности сужается. Существует немало преград, воздерживающихся мешающих профессиональной мобильности и креативным интенциям. Ослабляется влияние работоспособных механизмов социального доверия. В гуманитарной сфере «бал правят» представители уважаемых, но не социально-ориентированных, репродуктивных  профессий. На фоне узкого прагматизма креативность в общественно-гуманитарных сферах носит ритуальный характер, и тускнеет ее социально-практическое содержание. Ослабление внимания к гуманитарной культуре – потеря духовного богатства человека или отход от духовности вообще. На этом фоне острее чувствуется необходимость пробудить социальную энергию масс, сформировать условия, способствующие творческой самореализации, вернуть социальный престиж представителям творческих профессий.

Как компенсировать недостатки, приобретающие  системный характер в современном гуманитарном образовании? Это отнюдь не простой вопрос. Даже в условиях  масштабных и несхожих перемен никто не может оспаривать азбучную истину гуманитарной практики, изложенную акад. Д. Лихачевым:  «Историческая наука ведет ко все большему признанию роли внутренних законов в развитии страны, народа, культуры. Иностранные влияния оказываются действенными лишь в той мере, в какой они отвечают внутренниим ее потребностям».

Когда назревает внутренняя потребность, только тогда  мышление способно креативно осмыслить реорганизацию,  рождение новой нравственности и концептуализацию системы гуманитарного образования.  «Развитие креативной среды требует иного рода институционализации, а именно придания правилам свободного, открытого, самоопределительного смысла». Самоопределительные критерии гуманитарных наук содержатся  в национальном согласии, политической воле, в стремлении различных социальных групп обновлять свою жизнь и жизнь отчизны.  Пока в реальных социальных практиках творческая деятельность гуманитариев встречает массу  административно-командных, фискальных,  психологических препятствий. В ведомственных структурах возрастает риск верхушечной модернизации. Реорганизация по вертикали проводит модернизацию по кальке «централизация, упорядочение, оптимизация». Она ощутимо не поддерживает дух социального творчества,  строительства государства духовности и замыкается в пределах социальной пассивности.6

Рождение новой нравственности означает завершение эпохи прежних попыток моральной компенсации и новую нравственность «для себя». Если мы хотим следовать национальным интересам, то эта установка должна быть сознательно выбрана, а не предписана в рефлексивно-эмоциональной форме, а  коллективная идентичность должна реализовываться  в гармонии с общими национальными ценностями.  Это значимо для духовного обогащения и интегрированного понимания мира.

Широкий обзор точек зрения, посвященных различным аспектам общества (менталитету, национальному характеру, экономике, геополитике и т. д.) имеет схожую цель – концептуализацию системы гуманитарного образования. Вне концепции мы далеко не всегда понимаем подлинные причины того,  что происходит в обществе, и почему схожие мотивы духовного обновления могут иметь разные цели, разные возможности и разные пространства. Мы часто ни теоретически, ни эмпирически не можем установить корреляцию между неким событием, поступком какого-то лидера и тем, как общество на это реагирует. Поэтому нуждаемся в новой концептуализации, предполагающей обязательность догоняющей модернизации. Непривычную ситуацию можем комментировать так: единство организационной и методологической базы составляет большой ресурс для мобилизации интеллектуалов и модернизации сознания и культуры народа Казахстана. Ценность такого движения значима в  той степени, в которой духовное наследие народа будет вписываться в новое состояние общества.  Настал новый этап работы в ее комплексе – включение культурного наследия в систему образования и просвещения, изучение его влияние на казахстанское общество, на процесс сближения народа вокруг идейных мотивов Казахстана. 

Думается, настало время при Министерстве образования и науки и/или национальных вузах возродить функционирование общественно-методических советов по социогуманитарным наукам. Общественный совет,  как интеллектуальная площадка, должен иметь определенные полномочия (в начале консультативного характера) по выработке национальной модели социогуманитарного образования, «гармонизации» систем образования и воспитания, согласованию образовательной, научной, воспитательной и международной деятельности. Объединение формирует необходимость самоопределения и самоидентификации, расширяет свою идентичность за рамки национального государства. Правильное использование объединения   ускорит осознание своих национальных интересов и реализацию их в гармонии с общими ценностями.

Интенсивные перемены в человеческой активности и в ее исходных основаниях усиливают интерес к выработке модели модернизации и гуманитаризации образования. Предназначение ее заключается в единстве многообразия, а именно:

–  в учете интегральных компонентов национальной традиции и духовно-религиозного комплекса, в  восприятии инокультурного опыта ради сохранения самобытности и самоидентификации;

– в проведении образовательного курса – через всю жизнь каждого человека, связывающего между собой людей, идеи и опыт воспитания. Рецепты живого дела и субъективного творчества призваны  усилить мироорганизующую функцию культуры и поднимать на должный уровень содержание идейной работы;

– в формировании интеллектуальной культуры, гражданской позиции и чувства патриотизма у молодого поколения в единстве, приумножающем человеческую мудрость и умение излучать живой заряд;

– в интеграции субъектов науки, техники и духовного производства с потребностью  рыночной, демократической, правовой  и культурной среды, измерителем который является человеческая активность, ее статус, капитал и достоинство;

– в создании интегрированной программы обучения по культуре Казахстана, поддерживающей способ производства духовных ценностей – взаимного понимания, взаимного уважения, толерантности и т. п.;

– в возрождении обмена передовым педагогическим опытом ради возрождения человечности. В воспитывающем обучении нельзя отрывать теорию и практику друг от друга. Ибо  «практика без теории слепа, а теория без практики – мертва». Эта глубокая мысль не утратила свою значимость и по сей день.

Модернизация гуманитарной сферы призвана  укреплять духовное единство молодых поколений  в процессе самореализации и созидания. Велением времени стали задачи: разработать национальный план по развитию социогуманитарного образования, ориентированного на развитие интеллектуальной культуры; закреплять гражданско-нравственную позицию молодых и ускорять их социальную адаптацию к условиям работы;  расширять параметры адресной государственной поддержки в культурно-гуманитарной консолидации и модернизации социогуманитарного образования в целом. Мы все острее ощущаем необходимость в подобного родаказахстанской модели гуманитарного образования.

 

Литература

1. «Казахстанская правда», 28.01.2012

2. Сиземская И. Н. Социокультурное пространство России: реалии и перспективы. // «Общественные науки и современность», 2011, 4, с. 28.

3.   Мусихин Г. И. Идеология и культура. «Полис», 2012, 1, с. 57-58.

4. Тюрко-славянское взаимодействие культур: взгляд из современности. Алматы, 2011, с. 17-74.

5. Инновации в образовательной деятельности и вопросы повышения качества обучения. Книга 2. Алматы, «Қазақ университеті», 2012, с. 85-118.

6. Волков Ю. Г. Креативное общество как цель Российской модернизации. // «Социс», 2011, 11, с. 25-32.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ