БЛИЖНИЙ ВОСТОК: В А К У У М Л И Д Е Р С Т В А

0
1494

Ближневосточный регион в последние годы приковывает к себе внимание всего мира. Не в первый раз, конечно, но с начала «арабских  революций» или, как их тогда окрестили, «арабской весны» (2011 г.), события здесь стали развиваться во все более непредсказуемом и хаотическом направлении. Учитывая особую значимость региона для всего мира и то место, которое он занимает в экономике планеты, следует обратить на происходящие в нем процессы пристальное внимание.

В начале ноября минувшего года мир был потрясен ошеломляющим известием: в Королевстве Саудовская Аравия были арестованы сразу 11 принцев. Такого в истории страны еще не бывало. Причем арестованы принцы были по обвинению в коррупции, что само по себе является чем-то из ряда вон выходящим: в стране, собственно говоря, нет четкого разделения между королевской казной и государственной. Кроме принцев были арестованы 38 министров и их заместителей – как действующих, так и бывших. В списке арестованных фигурирует имя принца Валида бин Талала – самого богатого араба в мире. Он также известен тем, что в декабре 2015 года написал в Twitter: «Дональд Трамп, вы – позор не только для Республиканской партии, но и для всей Америки. Покиньте предвыборную гонку, потому что вам никогда не победить».
Также среди арестованных – принцы, занимавшие видные посты: экс-губернатор Эр-Рияда, экс-глава комитета по метеорологии, экс-заместитель министра обороны. Кроме них в списке значатся бывшие главы Королевского совета, начальник Королевского протокола, секретарь Комиссии по инвестициям, глава комитета по связи, глава медиохолдинга, министр экономики и планирования, командующий ВМФ, глава «Саудовских авиалиний». Во время задержания за сопротивление органам полиции был застрелен принц Абдул Азиз бин Фатх. Более того, в разгар арестов на юге страны, по официальным данным, произошла загадочная авиакатастрофа – разбился вертолет «Черный ястреб». На его борту находились принц Мансур бин Мукрин (заместитель губернатора провинции Асир) и несколько чиновников. Эта трагедия породила версию о том, что принц пытался бежать.
Невероятно. И все это происходит в стране, которая в течение десятилетий считалась лидером арабского мира. Что пошло не так в Королевстве Саудовском?..
Саудовскую династию основал в начале XVIII века Мухаммад ибн Сауд, эмир городка Эд-Диръии на Неджде (плато в Центральной Аравии). Он взял в свои руки дело духовного лидера Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, проповедовавшего суровый «пуританский» вариант ислама, который стал религиозным орудием новой династии и государства. Семья Са­удов в союзе с ваххабитами быстро приступила к завоеваниям, которые менее чем за полвека дали им власть над большей частью Аравийского полуострова. Однако расширение Саудовского государства встревожило турок, и они нанесли арабам в 1818 году сокрушительное поражение. Правнук Мухаммада, Абдулла, был увезен в Константинополь, где и был обезглавлен. В дальнейшем сын Абдуллы Турки восстановил Саудовское королевство с центром в Эр-Рияде, но эта первая реставрация Саудитов потерпела неудачу из-за борьбы за власть между двумя внуками Турки. Какое-то время третий внук, Абдул Рахман, номинально правил Эр-Риядом под властью соперничающей династии аль-Рашидов. Но в 1891 году Абдул Рахмана выслали из страны со всей семьей, включая его сына Абдул Азиза, будущего Ибн Са­уда. Абдул Рахман и его семья скитались 2 года, проведя несколько месяцев с племенем кочевников в пустыне. В конце концов династия Сабахов, правившая в Кувейте, дала им прибежище в этом маленьком городе-государстве на берегу Персидского залива.
У Абдул Рахмана в жизни было две цели: восстановить династию Саудов и сделать ваххабитскую ветвь суннизма в исламе всеобщей. Его сыну, Ибн Сауду, предстояло воплотить эти мечты в жизнь. Мубарак, эмир Кувейта, принял юного принца Сауда под свое крыло и многому научил, в частности, вспоминал Ибн Сауд, как «учитывать наши преимущества и наши недостатки». Мальчик получил строгое религиозное воспитание, жил спартанской жизнью, с юности освоив военное искусство и умение выживать в пустыне. Вскоре ему представилась возможность применить эти умения – турки подговорили Рашидитов, традиционных врагов Са­удитов, напасть на Кувейт, находившийся тогда под защитой Великобритании. В качестве отвлекающего маневра эмир Кувейта направил двадцатилетнего Ибн Сауда, чтобы тот попытался отнять у Рашидитов Эр-Рияд. Ибн Сауд повел небольшой отряд через пески пустыни, но его первый натиск был отбит. Со второй попытки, сочетая внезапность и силу, Ибн Сауд ночью ворвался в город и к утру захватил его. В январе 1902 года отец провозгласил двадцатиоднолетнего юношу правителем Неджда и имамом ваххабитов. Так началась вторая реставрация династии Саудитов.
В течение последующих лет, ведя одну военную кампанию за другой, Ибн Сауд сделался признанным правителем Центральной Аравии. В это же время он стал лидером Ихвана, или «Братства» – воинственного религиозного движения, быстрое распространение которого в Аравии обеспечило Ибн Сауду множество преданных воинов. В течение 1913–1914 годов он взял под контроль Восточную Аравию, включая большой и густонаселенный оазис Эль-Хаса. Поскольку его население составляли в основном мусульмане-шииты, в то время как Саудиты были суннитами, и не просто суннитами, а членами суровой секты ваххабитов, то Ибн Сауд уделил особое внимание управлению и образованию Эль-Хасы, упорядочив его статус и предотвращая недовольство его обитателей. Вопреки догмам ваххабизма, Ибн Сауд был разумным политиком и знал, что в его интересах не посягать на чувства шиитов. «У нас 30 тысяч шиитов, живущих в мире и безопасности, – сказал он однажды. – Никто никогда не тревожит их. Все, о чем мы их просим – не перебарщивать в открытой демонстрации своих чувств в праздники».
Последние важные для империи Саудитов территории были присоединены практически сразу после Первой мировой войны. Ибн Сауд захватил северо-западную часть Аравии. Затем, в 1922 году, британский верховный комиссар, выведенный из себя междоусобицей Ибн Сауда и эмира Кувейта, взял красный карандаш и сам очертил границы их стран. Он выделил также две нейтральные зоны вдоль границ Ибн Сауда – одну с Кувейтом, другую – с Ираком. Нейтральными их назвали потому, что бедуины могли пересекать их в обе стороны и пасти там свои стада, а управляться они должны были совместно. К декабрю 1925 года войска Ибн Сауда захватили Хиджаз – священную землю ислама на западе полуострова, омываемую Красным морем. Здесь находились порт Джидда и два священных города – Мекка и Медина. В январе 1926 года, после соборной молитвы в Великой мечети Мекки, Ибн Сауд был провозглашен королем Хиджаза, а династия Саудитов стала хранительницей святилищ ислама. Итак, в 45 лет Ибн Сауд оказался хозяином Аравии. В ходе четвертьвековой умелой войны и мудрой политики он установил власть Саудитов над девятью десятыми Аравийского полуострова. Рес­таврация фактически свершилась.
Однако скоро воины Ихвана начали критиковать Ибн Сауда за отступление от принципов ваххабизма. Они заявляли, что цивилизация, которая начала проникать в королевство – телефон, телеграф, радио, автомобиль, – порождения дьявола, и осуждали Сауда за то, что он вообще имел дело с неверными – англичанами и другими иностранцами. В 1927 году, вышедшие из повиновения ваххабиты, подняли восстание. Однако Ибн Сауд снова победил и в 1930 году уничтожил движение Ихван. Теперь контроль Ибн Сауда над Аравией был полностью обеспечен. С этого момента его задачи сместились с завоеваний к тому, чтобы сберечь нацию, созданную за 30 лет. В ознаменование единства название государства в 1932 году было переименовано с «Королевства Хиджаза, Неджда и присоединенных областей» на существующее и поныне – Королевство Саудовская Аравия, а на его троне сменилось 6 правителей: Сауд, Фейсал, Халид, Фахд, Абдалла, Салман. Все они были сыновьями первого короля Абдул Азиза.
Основной закон государства признает права на саудовский престол сыновей и внуков Абдул Азиза, однако не уточняет порядка наследования. Но, как мы видим, все короли Саудовской Аравии были братьями. Между прочим, у основателя королевства было 45 сыновей, и все претендовали на статус официальных наследников. Нынешнему королю Салману бин Абдул Азизу 84 года. На троне с 23 января 2015 года, когда Аллах забрал к себе короля Абдаллу, его старшего брата.
Но в тот самый момент, когда казалось, что усилия Ибн Сауда увенчались победой, возникла новая угроза. У Ибн Сауда стали заканчиваться деньги. С началом Великой депрессии в 1929 году поток паломников в Мекку иссяк. Между тем паломники были основным источником доходов короля. Финансы королевства пришли в критическое состояние, счета не оплачивались, зарплаты государственных служащих задерживались на 6 – 8 месяцев. Возможность Ибн Сауда раздавать племенам субсидии была одним из важнейших факторов, объединяющих разрозненное королевство. В государстве началось брожение. Положение усугублялось тем, что король приступил к осуществлению дорогостоящей комплексной программы, объединявшей все – от создания сети вещания до реконструкции системы водоснабжения Джидды. Где найти дополнительный источник денег? Ибн Сауд попытался собрать налоги на год вперед. Потом послал своего сына Фейсала в Европу искать содействия или инвестиций, но безуспешно. Его финансовые проблемы продолжали множиться. И в этот трудный момент советник короля подал ему идею пригласить западных геологов, чтобы они провели разведку природных ресурсов Аравийского полуострова. Советником этим был англичанин, бывший чиновник Индийской колониальной администрации, принявший ислам при покровительстве Ибн Сауда. Король лично нарек его мусульманским именем Абдулла, настоящее имя которого было Гарри Сент-Джон Бриджер Филби. Английские друзья завали его Джек. Он был отцом одного из самых выдающихся разведчиков ХХ века Кима Филби, работавшего на Советский Союз, а кроме того, незаурядным ученым, крупнейшим исследователем Аравии.
Дальнейшее известно. В Саудовской Аравии были обнаружены невероятные запасы нефти, причем легкой как по добыче, так и по составу. Это обстоятельство выдвинуло Королевство в разряд самых влиятельных государств мира. Нас, однако, в данном случае интересует один из моментов в истории Са­удовского государства после Второй мировой войны, который можно считать ключевым.
6 октября 1973 года (на Йом Киппур, один из главных еврейских праздников) Египет и Сирия совместно атаковали Израиль. Это было началом Октябрьской войны – четвертой и наиболее разрушительной из арабо-израильских войн – одной из войн, оказавших самое серьезное влияние на мировое развитие. Президент Египта Анвар Садат оказал давление на тогдашнего короля Саудовской Аравии Фейсала с тем, чтобы последний принял меры по недопущению участия США в войне на стороне Израиля, используя то, что Садат назвал «нефтяным оружием». 16 октября Иран и еще пять стран Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, объявили о 70-процентном увеличении цен на нефть.
На встрече в Кувейт-Сити арабские министры нефтяной промышленности рассматривали варианты дальнейших действий. Иракский представитель был сильно настроен в пользу ущемления США. Он предлагал делегатам национализировать американские коммерческие предприятия в арабском мире, объявить тотальное эмбарго на поставки нефти в США и дружественные Израилю страны и изъять арабские активы из американских банков. Он указывал на огромный объем арабских счетов и предсказывал, что их изъятие спровоцирует обвал, мало чем отличающийся от паники 1929 года, ознаменовавшей начало Великой депрессии, потрясшей весь западный мир.
Остальные арабские министры не склонны были принимать настолько радикальный план, но 17 октября они решили согласиться с вариантом ограниченного эмбарго, которое должно было начаться с 5-процентного сокращения нефтедобычи. Затем добыча должна были сокращаться на 5 процентов в месяц вплоть до момента достижения политических целей эмбарго. Министры согласились, что Соединенные Штаты должны быть наказаны за произраильскую позицию и должны быть подвергнуты самому серьезному эмбарго. Несколько стран, участвовавших во встрече, объявили о 10-процентном сокращении добычи. 19 октября президент Никсон запросил у Конгресса 2,2 млрд. долларов на помощь Израилю. На следующий день Саудовская Аравия и другие арабские нефтедобывающие страны объявили тотальное нефтяное эмбарго на поставки нефти в США.
Нефтяное эмбарго закончилось 18 мар­та 1974 года. Оно было непродолжительным, но влияние его было огромно. Цена саудовской нефти выросла с 1, 39 доллара за баррель 1 января 1970 г. до 8, 32 доллара за баррель 1 января 1974 г. Политики и будущие государственные деятели уже никогда не будут забывать об уроках, полученных в первой половине 1970-х гг.
Эмбарго привело к значительным изменениям взглядов на внешнюю политику. Уолл-Стрит и Вашингтон убедились, что ни в коем случае нельзя более допускать ничего подобного. Защита американских нефтяных поставок была приоритетом для вашингтонских политиков и до 1973 года, но после него она стала их навязчивой идеей. Эмбарго подняло статус Саудовской Аравии как игрока на мировой арене и вынудило Вашингтон признать стратегическую важность Королевства для американской и вообще всей западной экономики. Помимо этого, оно стимулировало американских экономических и политических стратегов в поисках способов канализировать саудовские нефтедоллары обратно в Америку и тем самым намертво привязать Королевство к Штатам.
Практически сразу после окончания нефтяного эмбарго Вашингтон начал переговоры с Саудами о технической поддержке, военных поставках и обучении саудовских вооруженных сил, предлагая построить в стране современную экономику в обмен на нефтедоллары и, что гораздо более важно, в обмен на гарантии недопущения будущих нефтяных эмбарго. Переговоры закончились созданием очень необычной организации – Американо-саудовской совместной экономической комиссии (United States-Sandi Arabian Joint Economic Commission). Известная как JECOR, она воплотила инновацию, которая была полной противоположностью традиционным программам иностранной помощи – предполагалось на саудовские деньги нанимать американские фирмы для фактического строительства новой Саудовской Аравии.
Хотя общее управление и финансовая ответственность были возложены на Казначейство США, комиссия была практически независимой. В конечном счете, ей предстояло потратить многие миллиарды долларов в течение более чем двадцати пяти лет, фактически, без тени подотчетности Конгрессу США. Поскольку американское финансирование не привлекалось, Конгресс не имел полномочий вмешиваться в деятельность этой комиссии, даже несмотря на участие Казначейства США. Это было соглашение с самыми далеко идущими последствиями, когда-либо заключавшееся США с развивающейся страной. Оно давало возможность Со­единенным Штатам глубоко проникнуть в Королевство, закрепляя концепцию будущей взаимозависимости. Это была продуманная стратегия, в ходе реализации которой экономика Саудовской Аравии должна была настолько тесно переплестись с американской, чтобы гарантировать ее ориентацию на Запад. Справедливости ради следует отметить, что Саудам было очень трудно, почти невозможно отказаться от предложения, учитывая их географическое местоположение, слабость вооруженных сил, уязвимость перед соседями наподобие Ирана, Сирии, Ирака или Израиля. Пользуясь этой слабостью, Вашингтон выдвинул еще одно условие. Оно заключалось в том, что на нефтедоллары Саудовская Аравия должна была покупать ценные бумаги американского правительства, в свою очередь, проценты по этим бумагам должны были использоваться Казначейством на цели модернизации Саудовской Аравии. Иными словами, процент за пользование деньгами нефтяного королевства должен был пойти на оплату работы американских компаний в Королевстве. Казначейство должно было нанимать на саудовские деньги американские компании для проектирования и строительства объектов инфраструктуры и даже целых городов повсюду на Аравийском полуострове.
Хотя саудиты оставляли за собой право определения общей направленности проекта, реальность состояла в том, что элитный корпус иностранцев будет определять будущее политики и экономики Аравийского полуострова. Проще говоря, Королевство теряло свой суверенитет, при формальных признаках его сохранения. Впоследствии такая схема применялась и в других странах. Томас Липпман, адъюнкт в Институте Ближнего Востока и бывший журналист, в то время красноречиво обосновывал все преимущества этой сделки для Штатов: «Саудиты, купаясь в деньгах, ссужали бы сотни миллионов долларов Казначейству, которое пользовалось бы ими вплоть до момента выплат поставщикам и подрядчикам. Эта система гарантировала бы работу этих денег на американскую экономику». Все проекты требовали непрерывной и постоянной модернизации и обслуживания, все они были чрезвычайно сложными, что обеспечивало компаниям, их воплощавшим, постоянную занятость по их развитию и сопровождению на многие десятилетия.
Таким образом, Королевство продавало свою нефть Западу, преимущественно Штатам, и получало за это доллары. Затем эти доллары возвращались обратно в США и начинали работать на американскую экономику. Взамен Королевство приобретало американские ценные бумаги и получало по ним проценты. Средства, вырученные на эти проценты, уходили на оплату услуг американских же фирм, которые обустраивали инфраструктуру страны и наращивали ее нефтедобычу. Затем цикл повторялся. Саудовское Королевство обеспечивало Штаты нефтью и финансировало их экономику. Эта схема делала его несамостоятельным придатком США, хотя и вело к колоссальному обогащению элиты. Такая схема в стране с менее существенными запасами нефти и более многочисленным населением вызвала бы появление взрывоопасной политической оппозиции, но условия Аравийского полуострова уникальны, кое-что перепадало и простому народу.
Конечно, богатые нефтью страны региона, в которых была реализована точно такая же стратегия, получали от США гарантии защиты от внешних посягательств, но это палка о двух концах. Взглянем на схему размещения американских военных баз на Ближнем Востоке.
Саудовская Аравия: база «Принц Султан». Здесь размещен Центр управления аэрокосмическими операциями США на Ближнем Востоке. Впрочем, эта база настолько секретна, что часть ее на снимках из космоса закрашена серой краской. «Али Аль Салем» (Кувейт). База ВВС США. «Ахмед Аль Джабер» (Кувейт). База ВВС США. «Манама» (Бахрейн). База ВМФ, главная стоянка 5-го флота США. «Шейх Иса» (Бахрейн). База ВВС США. «Аль Удейд» (Катар). База ВВС США. «Тумрат» (Оман). База поддержки морской авиации США. «Сиб» (Оман). База ВВС США «Мазира» (Оман). База ВВС США. «Аль Дафра» (ОАЭ). База ВВС США. «Фуджара» (ОАЭ). База ВВС США. «Инджирлик» (Турция). База ВВС США (это не Ближний Восток, но база работает как перевалочный пункт для американских войск в ближневосточном регионе).
Возникает вопрос: для чего сконцентрированы столько американских военных баз в Персидском заливе? Для того чтобы защитить независимость стран региона? Или для того чтобы они не вздумали выйти из-под контроля? А рядом еще плавает и мощный американский флот…
Реализация вышеописанной схемы взаимодействия Саудовской Аравии с Соединенными Штатами была облегчена своеобразным государственным устройством Королевства, где правит семья Аль Сауд.
О численности и составе семьи Са­удитов известно достаточно много. Как мы указывали, структура семьи определяется сугубо традиционным принципом – принадлежностью к роду основателя саудовского государства короля Абдул Азиза ибн Абдул Рахмана Ибн Сауда (1882–1953) и степенью родства с ним. Помимо Саудитов, к элите могут быть причислены клан Джилюви – наследственные правители нефтяной Восточной провинции, занимающие и сейчас там важные посты, и клан Сунайянов, ведущих свой род от брата основателя династии в XVIII веке. Необходимо назвать и род Аль Шейх, к которому принадлежал основатель течения ваххабизма в исламе. К контрэлите можно отнести те роды племенной аристократии, которые оказались оттесненными от власти, – это «араифы», потомки правителя государства Саудитов в конце XIX века Сауда ибн Фейсала. Ранее, в 70-80-е годы, внутри семьи Аль Сауд выделялись следующие слои: родные братья короля Абдул Азиза, сыновья короля Абдул Азиза, внуки короля Абдул Азиза и т. д. Однако возрастной принцип не был однозначно решающим при структурировании реальной правящей структуры. При необходимости соблюдения возрастной иерархии реальные отношения определялись иным – близостью того или иного эмира к королю и личными интересами эмира. Таким образом, можно сузить понятие саудовской элиты, отнеся его не ко всей господствующей в Королевстве семье Саудитов (и примыкающим к ней родам), а к реально правящей группе эмиров, которую составляют оставшиеся родные сыновья короля Абдул Азиза и сыновья правивших после него сыновей. Численно это достаточно большая группа (напомним, Сауд имел 45 сыновей), составляющая около 80 человек, но из них лишь половина активно участвуют в государственной жизни, а остальные заняты в бизнесе. Таким образом, семья Аль Сауд представляет собой основу саудовской элиты, в ней можно выделить господствующую и более узкую правящую группу. Внутри самой семьи постоянно сохраняется противостояние различных группировок, которое может перерасти и в открытое противоборство.
Роль Саудитов в общественной жизни Саудовской Аравии не имеет буквальных аналогов в европейских монархиях. Семья настолько многочисленна (от 5 до 7 тысяч эмиров), что ее представители пронизали всю государственную и экономическую жизнь страны. Правящая группа Саудитов осуществляет властные функции, определяет направление и решает встающие проблемы во внутренней и внешней политике, в развитии экономики, распоряжается государственным сектором национальной экономики, основу которого составляет нефтегазовое хозяйство. Несколько сыновей короля Абдул Азиза стали миллиардерами, десятки Саудитов активно занимаются бизнесом в международном масштабе в сферах финансов, недвижимости, промышленности, строительства и торговли. Прочие эмиры занимают различные посты и на местах реализуют предлагаемый сверху курс, а также информируют верхи о ходе дел в той или иной сфере. Например, в ВВС молодые эмиры служат командирами эскадрилий. Представители поколения внуков и правнуков короля Абдул Азиза благодаря наличию хорошего западного образования получают большее основание на пребывание в высшем управленческом слое. Благодаря семейным связям Са­удиты породнились с наиболее могущественными племенными кланами, значение которых в социальной жизни страны не стоит недооценивать. Тем самым семья Аль Сауд стала не только важной частью государственного аппарата и деловой верхушки, но и пустила корни в саудовском обществе. Любой саудовец может обратиться с просьбой к эмиру, то есть к члену правящей династии, и это психологическое обстоятельство работает на авторитет Саудитов.
В саудовском королевстве семья Аль Сауд выполняет различные функции: с формальной точки зрения, это – правящая семья, контролирующая политическую власть в стране, и группа, господствующая в экономической жизни страны. С неформальной точки зрения, это фактически несколько фракций внутри правящей политической партии и несколько десятков финансово-промышленных конгломератов международного масштаба, действующих в рамках одного государства, а также важная часть госаппарата и национальной буржуазии, обладающая средствами, знаниями и опытом. Стоит обратить внимание и на то обстоятельство, что в общественной жизни Королевства региональные элиты имеют меньшее значение, чем в других восточных странах. Причина этого видится в той жестокой борьбе, которую всего несколько десятилетий назад вел король Абдул Азиз Ибн Сауд с вождями различных племен, подавляя их амбиции и сепаратистские устремления. Таким образом, к концу XX века понятие «элита» лишилось в Саудовской Аравии своего традиционного ограничения – рамок нескольких «благородных» бедуинских родов, и приблизилось к европейскому аналогу, имея некоторые отличия от ряда восточных стран. Понятно, что при таком не совсем обычном устройстве государства, правящей элите было легко, без какого-либо противодействия повести страну по выбранному пути.
Однако в 80 – 90-е годы минувшего столетия Саудовская Аравия пережила глубокий экономический спад и последствия войны в Заливе. Колебания цен на нефть сильно сказались на темпах социально-экономического развития страны, хотя и не изменили его характера и направления. Страна остается в ряду богатых арабских государств, но в ней стали нарастать проблемы. При этом Саудиты осознают существование потенциальной возможности раскола страны на самостоятельную восточную часть, на исторически тяготеющую к Иордании северо-западную часть, на юго-западную часть, имеющую давние связи с Йеменом. Поэтому попытки не только сепаратизма, но и регионализма не приветствуются центральной властью. Однако мир меняется, и к этим изменениям надо приспосабливаться.
Внешнее благополучие Королевства скрывает немалые проблемы в сферах экономической и социальной. Например, не в полную проектную мощность действует немалое число промышленных предприятий в промышленных зонах Джубайль и Янбо, которые по планам саудовской элиты должны были стать мировыми центрами нефтехимии. Требуется все больше средств для обустройства старых нефтяных месторождений. С каждым годом возрастает острота проблемы нехватки воды. Значительная часть выпускников саудовских вузов и средних учебных заведений не может найти работу, так как в стране переизбыток гуманитарных специалистов, а на технические специальности саудовцы идти не хотят. Это привело к присутствию миллионов иностранных работников на постоянной основе и нарастанию безработицы среди саудовцев. В социально-политической жизни нарастает классовая дифференциация, увеличивается имущественный разрыв между богатыми или очень богатыми и малоимущими. Подспудно присутствует тенденция недовольства засильем Саудитов в хозяйственной жизни. Объективной задачей правящей элиты становится продолжение курса реформ и завершение преобразований в политической сфере, проведение перемен для устранения или смягчения трудностей в экономике и социальной жизни.
Для всех сегодня стало ясно, что период нефтяного бума не вернется уже никогда. Вопрос в том, сможет ли правящая элита Королевства решиться на проведение серьезных преобразований и сумеет ли их провести безболезненно для себя?..

(Продолжение следует)

Бахытжан Ауельбеков,
обозреватель

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ