«ЦЕНУ ЖИЗНИ СПРОСИТЕ У МЕРТВЫХ…»

0
385

Вспоминаются строки поэта Мукагали Макатаева: «Так что, следует чаще устраивать себе экзамен, говоря себе: Достоин ли я этого бесценного дара Всевышнего – жизни, и правильно ли я ее проживаю? Не уронил ли я высокого звания Человек?»

Еще Иван Бунин, лауреат Нобелевской премии, отмечал:
«Молчат гробницы, мумии и кости.
Лишь слову жизнь дана.
Из тьмы веков на мировом погосте
Звучат лишь письмена…»
Архивные документы свидетельствуют, что в этом году исполняется 90 лет со дня принятия декрета ЦИК и СНК Казахстана «О конфискации и выселении крупнейших байских хозяйств и полуфеодалов», определивший эскалацию силового нажима, которая привела к ужасающему подрыву экономики республики.
Эта дата – еще одна трагическая страница в скорбной истории казахского народа. В своем труде доктор исторических наук Ш. Мухамедина пишет, что верным соратником И. В. Сталина был Ф. И. Голощекин, возглавлявший казахстанскую парторганизацию с 1925 года. Именно он решил, что Казахстан станет форпостом мировой социалистической революции на Востоке. Был одержим идеей в предельно сжатые сроки превратить социалистическую республику в свободную от «дореволюционных пережитков». КазЦИК возглавлял верный Голощекину Ельтай Ерназаров.
К 1928 году байских хозяйств было не более семи процентов от общего числа скотоводческих производственных единиц. В байских подворьях было не менее 20 голов крупного рогатого скота. Руководствуясь указаниями ЦК ВКП(б), ЦИК и СНК КАССР 28 августа 1928 года, было решено выселить наиболее «крупных скотоводов из коренного населения, которые сохраняя полуфео­дальные, патриархальные и родовые отношения, своим имущественным и общественным влиянием препятствует советизации аула».
Все это сопровождалось повсеместно с вопиющими нарушениями законов. Партийные и государственные работники всячески пропагандировали эти лозунги. И чем ниже был ранг руководителя, тем громче звучала его демагогия.
Начались репрессии, отчуждалась вся недвижимость и движимость, не оставляли даже пищи для детей. Насильно отобрав все имущество, выселяли владельцев скота из традиционных мест обитания. Скотоводы и их семьи навсегда лишались права вернуться на свою родину и заниматься привычным хозяйством. Репрессированных увозили в города и трудоустраивали в местах, где отсутствовали элементарные условия для нормальной жизни. Их унижали грубейшим образом. «Экспроприации было подвергнуто около 700 хозяйств, у которых конфис­ковали 144745 голов скота (в переводе на крупный). Около 113 тыс. голов было тут же перераспределено между колхозниками (29 тыс., или 26 процентов), и бедняцко-батрацкими хозяйствам (85 тыс. голов, или 74 процентов)» (Ж. Б. Абылгожин, доктор исторических наук).
Фактически жители аулов не понимали, что происходит. Мало кто одобрял сплошную нищету и разорение хозяйств. В петропавловской газете «Степная звезда» было напечатано постановление окружного исполкома о выселении «из пределов Петропавловского округа с конфискацией имущества 34 семей крупных скотоводов». Другой пример: «В ходе хлебозаготовок свыше 30 тыс. крестьян были подвергнуты различным репрессиям, только в течение 1928–1929 годов расстреляно 227 крестьян» [«Горизонт», № 9, 3 марта 1993 г.].
Репрессиям подвергалась наиболее просвещенная, хозяйственно-сметливая часть кочевников.
Документы Центрального архива РК гласят, что в целом по республике «Малый Октябрь» нанес колоссальный урон, «в результате около 500 хозяйств разного уровня в 1928 году откочевали за пределы Казахстана. 31 тыс. крестьян были подвергнуты репрессиям, 277 крестьян были расстреляны. В 1929 году в республике к ответственности были привлечены – 56498 крестьян, из них более 34 тыс. были осуждены. Только с 1929 по 1933 гг. тройкой Полномочного представителя Объединенного государственного политического управления (далее ОГПУ) по Казахстану рассмотрены 9805 дел и приняты решения в отношении 22933 лиц, из них к расстрелу приговорены 3386 человек, заключены в концлагеря на срок от 3 до 10 лет – 13151 человек. За 1933 год арестовано свыше 21 тыс. человек. Протоколы тройки рассматривались на закрытом заседании Казкрайкома партии и подписывались одним из секретарей: Ф. Голощекиным, И. Курамысовым, а с 9 марта 1930 г. – председателем Казкрайкома ВКП (б) Г. Рошалем. Сталинская коллективизация вызвала ожесточенное сопротивление крестьян. С 1929 по 1931 годы в Казахстане прошла волна вооруженного – 372 восстания». Любое сопротивление подавлялось самым жестоким образом. Советская власть повторила опыт царизма, пославшего карательную экспедицию в Степь для подавления национально-освободительного движения 1916 года. Никто не вел переговоры с восставшими. После подавления восстания против насильственной коллективизации дела участников рассматривались внесудебными органами – «тройками».
Трагические последствия отразились на сельском хозяйстве и на казахском ауле. «Промывание мозгов», как любили говорить тогда, и лозунг «перегибов не допускать – парнокопытных не оставлять» – были главными в проводимой кампании. Крестьяне были вынуждены покинуть территорию Казахстана и откочевать в Туркмению, Каракалпакию, Иран, Афганистан, Китай, Турцию и другие страны.

«Оказались изгоями
в своей же стране,
Ни за что им досталось…
Не позавидуешь их судьбе.
Без вины пострадавшие
соотечественники,
Но родину не продавшие…»

Гульбаршин САЛЫК,
краевед,
член Союза журналистов Казахстана

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ