МОБИЛЬНОСТЬ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ

0
1266

Актолкын КУЛСАРИЕВА,
доктор философских наук, профессор,
проректор по научной работе и международному
сотрудничеству КазНПУ им. Абая

«К сфере образования пора относиться как к отдельной отрасли экономики со своими инвестиционными проектами и экспортным потенциалом», – отмечает Н. А. Назарбаев в Послании «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции». Ключевой посыл гласит о том, что эта промышленная революция приведет к кардинальному, фундаментальному преобразованию всех аспектов жизнедеятельности человечества. В четвертой промышленной революции во главе угла будут стоять инновации, их интенсивность и скорость реализации (мобильность).

Первыми шагами мира к новой промышленной революции, как известно, стали облачные технологии, развитие способов сбора и анализа Big Data, Интернет вещей, краудсорсинг, биотехнологии, беспилотные автомобили и медицина, основанная на 3D-печати, новые материалы, квантовые вычисления и т. д. В мире финансов это – криптовалюты Bitcoin и технологии Blockchain. Кстати, технология Blockchain, по единодушному мнению мировых экспертов, сопоставима по своему революционному воздействию на современный мир с Интернет – всемирной компьютерной информационной сетью.
Во второй половине XX века начались исследования феномена превращения знаний в главную производительную силу постиндустриального развития (Д. Белл, Е. Масуда, О. Тоффлер). Американский ученый Питер Фердинанд Друкер, классик современной теории менеджмента, был среди этих ученых-теоретиков из разных научных областей, взявшихся за осмысление кардинальных трансформации современного человеческого общества. Он в своем труде «Эпоха разрыва: ориентиры для нашего меняющегося общества», подробно рассмотрев понятие «экономика знаний», констатировал тенденции трансформации современного общества от капиталистического к посткапиталистическому, которое не похоже ни на капиталистическое, ни на социалистическое общество, и оно может быть определено как «общество знаний».
Традиционный капитализм, всего лишь за полтора столетия завоевавший весь мир и способствовавший созданию глобальной цивилизации, уступает место новой экономической системе – системе, основанной на знании и информации. В рамках этого процесса формируются новый тип социального устройства и новая система ценностей. При этом имеет место формирование глобальной экономики, глобального образовательного пространства и глобального социума. П. Ф. Друкер утверждал, что ни материальные, ни финансовые, ни даже управленческие ресурсы не являются решающими факторами современной экономики, потому что она основана на такой эфемерной субстанции, как информация с ее созданием и распространением. Эти коренные изменения в экономической жизни ведущих стран мира, повлекшие за собой институциональные изменения в сфере их образования, П. Ф. Друкер расценивает как радикальную трансформацию основ общественного устройства.
Для постиндустриального производства характерны рост доли интеллектуальной составляющей – технологических разработок, инноваций, разработки дизайна и т. д. в составе стоимости продукции; превращение инноваций в ключевой факт конкурентоспособности предприятий. Таким образом, знание, в течение столетия использовавшееся для разработки орудий труда, производственных технологий и видов готовой продукции, практически в одночасье превратилось в определяющий фактор производства, отодвигая на задний план и капитал, и рабочую силу. Став общественным товаром, сегодня знание уже применяется в сфере самого знания.
Общество знаний – мобильное общество. Эта мобильность означает, что в обществе знаний социально-экономические изменения предъявляют такие требования к индивидууму, как личностная мобильность. Она включает в себя: всестороннее развитие, психологическую гибкость, пластичность, коммуникативность, умение работать в команде, готовность к активным действиям, умение ориентироваться в виртуальном информационном пространстве, желание передвигаться в реальном земном пространстве и т. п.
Возрастающий интерес к мобильности закономерен и оправдан. Принято выделять социальную, профессиональную, академическую, социокультурную и т. д. мобильность. Но в основе формирования всех этих видов мобильности личности будет лежать личностная мобильность. В ситуациях динамично изменяющихся условий жизнедеятельности личностная мобильность субъекта является показателем его востребованности в современном мире, потому что именно это качество поможет успешно самореализоваться и чувствовать себя комфортно в обществе знаний. Термин «мобильность» первоначально появился в социологии. Потребность в нем возникла в связи с анализом процессов, связанных с изменчивостью и подвижностью как человеческой сущности, так и всего мира.
Для реализации социальной мобильности недостаточно существование внешних социальных условий. Социальная мобильность подразумевает следующие способности и качества личности: желание быть активным творцом себя и своей жизни, умение четко анализировать, взвешенно оценивать, постоянно саморазвиваться и т. д. Приведу простой пример о необходимости пространственно-географической мобильности для осуществления своих замыслов. Ведь было бы желание, и одни люди будут готовы каждый день ездить на работу из близлежащих аулов в город, в то время как другие – горазды лишь жаловаться на безработицу, существующую в селе. Я вспоминаю, как в городе Стилуотер штата Техас (США) меня поразило то, что некоторые люди ежедневно летают на самолете в другой город на работу…
Личностная мобильность позволяет человеку легче проходить период терзаний по «примериванию на себя» разных социальных ролей. Он не отступает в случае неудачи, не «теряется» в ситуации выбора, допускает наличие альтернативных решений. Он подготовлен к использованию новых форм и способов деятельности, открыт для общения, в то же время готов к неожиданностям в повседневных контактах, хорошо ориентируется в окружающей действительности, склонен к риску и нестандартным ответам на вызовы жизни.
Итак, личностная мобильность – это интегративное качество личности, являющееся основополагающим для эффективной реализации личностью других типов мобильности, проявляющееся в сформированной мотивации к обучению на протяжении всей жизни, в способности к творческой деятельности, к эффективному общению, которое позволяет личности находиться в процессе активного саморазвития. Чем выше уровень развития личностной мобильности, тем целенаправленнее и эффективнее происходит социальное, экономическое, политическое продвижение индивида как по вертикали, так по горизонтали социальных лестниц, тем успешней находит он свое место в социальной иерархии.
Обладать качеством личностной мобильности означает быть своего рода психоаналитиком, активным, самоопределяющимся в ситуации, способным к пересмотру своей деятельности, жизненных приоритетов, готовым к выбору новой социальной роли, профессиональной позиции, способов достижения поставленных целей, мотивированным к саморазвитию и осознанному самосовершенствованию. Именно такие личностные качества должны непрерывно прививаться человеку с ранних ступеней подготовки в учреждениях образования в контексте постиндустриальной стадии развития человечества.
В постиндустриальном формате деятельности производственным компаниям Индустрии 4.0 требуется совершенно иной тип образованных людей по сравнению со специалистами индустриальной эпохи. Им необходимы люди, способные работать в рамках сложной, многозадачной деятельности, в которой каждый сотрудник выполняет весьма частные функции, например, технолога, аналитика, маркетолога, экономиста и т. д., однако опорой его деятельности выступает не стандартная специальность, усвоенная некогда, а аккумулированный опыт, способность анализировать ситуацию.
Глобальные научные проблемы таковы, что они не могут быть решены в соответствии с методологией или знанием, полученным только в рамках одной науки. Самые интересные результаты наблюдаются на границе научных областей или на междисциплинарном перекрестке наук, так как узкая специализация, «дисциплинарность» все более и более показывает свою ограниченность. На смену освоения специальности приходит междисциплинарное образование, формирующее способность не столько применять полученные знания, сколько создавать новые знания. Поэтому требования к квалификации, в смысле стандартизированного шаблона компетенций, ныне заменяются на требования к навыкам, как способности принимать верные решения в сложных, комплексных, динамичных процессах, организовывать свою работу в команде или работу других участников деятельности.
Давосский форум подготовил специальный доклад The Future of Jobs, где сказано, что около 65 процентов детей, которые ныне отправляются в начальную школу, будут работать по специальностям, пока несуществующим. Базовыми навыками для профессионалов будущего станут умение учиться в течение всей жизни (life long learning), критическое мышление и самоконтроль. Фактически речь идет о том, что подрастающему поколению не доведется довольствоваться полученной специальностью, их трудовой путь будет в обязательном порядке связан с адаптацией к возникающим вызовам и с непрерывным саморазвитием. В мире волатильности, неопределенности, сложности и неоднозначности (в мире VUCA) ясно одно: профессионал будущего в случае надобности должен будет легко и быстро перестраиваться и переучиваться под новые задачи и новые занятия.
Поэтому, как считают аналитики Давоса, будущий профессионал Индустрии 4.0 к 2020 году, должен обладать следующими навыками: комплексное решение проблем; критическое мышление; креативность; управление людьми; координация действий с другими; эмоциональный интеллект; формирование собственных суждений и принятие на их основе решений; сервис-ориентация; взаимодействие на основе переговоров; когнитивная гибкость.
Одна из заметных мировых тенденций развития современного общества связана с развитием образования, как сферы услуг и ключевого звена инновационной политики. В связи с этим в сфере высшего образования появился рынок «без границ», своеобразный «академический капитализм», как одно из самых заметных проявлений тренда глобализации и конкуренции. Если страна хочет ускоренного экономического развития и научно-технического лидерства в мире, то ей нужно иметь эффективный, гибкий, разнообразный сектор высшего образования. Все мощные в экономическом отношении державы – Великобритания, США, Германия, Япония, Китай и т. д. – стали таковыми благодаря лидерству в развитии техники и технологий, а также соответствующим изменениям в системе образования.
Всякое образование имеет превентивную функцию, предупреждающую риски развития общества. Как отмечает немецкий социолог У. Бек, общество риска – это социум молодых. И в данном контексте сфера высшего образования может играть особую роль в развитии межкультурного понимания, представляя собой платформу для обсуждения актуальных проблем, как межкультурная коммуникация и полиязычная компетенция. Таким образом, в когнитивном обществе образование можно рассматривать не только как производственно-инновационный фактор, но и как институт достижения социального доверия, толерантности и профилактики ксенофобии.
В этом ключе необходимо отметить, что академическая мобильность является неотъемлемой формой существования интеллектуального капитала в эпоху знаниевого общества. Как готовность личности к социокультурной, климатической и другим видам адаптации, академическая мобильность – исключительно важный для личностного и профессионального развития процесс. Ведь такого рода адаптивность автоматически и чаще всего подсознательно развивает в личности определенные качества: умение выбирать пути взаимодействия с окружающим миром; способность мыслить в сравнительном аспекте; способность к межкультурной коммуникации; способность изменять самовосприятие.
Неудивительно, что в глобализирующемся мире уже имеет место формирование наднациональных образовательных структур и движений, таких как Болонский процесс. Надо признать тот факт, что с момента создания Европейского Союза в 1957 году еще не было ни одной другой инициативы, поддержанной таким большим количеством людей и стран как в самой Европе, так и за пределами этой географической общности. Основной целью Болонского процесса было усиление европейской интеграции и повышение конкурентоспособности европейского высшего образования путем перестройки системы обучения на вузовском и послевузовском уровнях, обеспечение студенческой мобильности с использованием легко читаемых программ и сравнимых степеней. Поэтому академическая мобильность была приоритетной в общем числе задач Болонского процесса, и именно в связи с ним личностная мобильность дополнилась академическим аспектом.
Термин «академическая мобильность» понимается не только как физическое перемещение человека в общемировом образовательном пространстве, но, как было отмечено выше, это еще и способность человека к адаптации в современных условиях проживания в поликультурном обществе, умение устанавливать контакт с иностранными гражданами, способность преодолевать возможные трудности, возникающие в процессе контакта с чужой социокультурной средой. В связи с этим многие вузы из разных стран пытаются подавляющее число своих учебных планов разработать таким способом, что они создадут «окна мобильности».
Авторский коллектив КазНПУ им. Абая тоже разработал новые образовательные программы педагогических специальностей, гармонизированных с программами зарубежных вузов-партнеров. В основу этих программ были заложены требования профессионального стандарта педагога, вышеуказанные навыки, необходимые в динамично меняющемся мире. Образовательные программы также ориентированы на запрос работодателей, преемственность уровней образования, и мы очень надеемся, что они станут для студентов нашего университета своебразным «окном мобильности» в деле «циркуляции умов» в рамках европейского пространства высшего образования.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ