СЕКРЕТЫ БЫТИЯ

0
622

Мереке УЮКБАЕВА,
профессор КазНПУ им. Абая

Стремительное изменение совершенного мира своеобразно влияет на людей, меняя их восприятие действительности, отношение к ней. Распад института семьи, начавшийся в XX веке, продолжается в XXI веке. Хотя с древности существовали объективные препятствия для создания семьи: отсутствие приданого у христиан, калыма у казахов и т. д. 

Семья всегда нуждалась в стабильной материальной основе, так как женщина-мать физически не могла зарабатывать. Муж считался главой семьи и обязан был обеспечивать жену и детей. Особенно в те времена, когда у женщин не было никаких гражданских прав и свобод. Ныне наученные горьким опытом женщины вынуждены сами себя обеспечивать и содержать детей. Но во все времена были безответственные отцы и мужья, изображенные в мировой литературе, как, например, муж главной героини в романе «Жизнь» Ги де Мопассана, муж сестры Сомса Форсайта в «Саге о Форсайтах», гражданский муж Жервезы в романе Эмиля Золя «Западня», Стива в романе Л. Толстого «Анна Каренина» и т. д.
Но не только мужьям и отцам была в тягость семейная ответственность. И женщины предавали свои семьи, бросали мужей и детей: Анна Каренина в одноименном романе Л. Толстого, жена Жадигера в романе Абдижамила Нурпеисова «Последний долг», жена главного героя в «Белой аруане» Сатимжана Санбаева и т. п.
Распад института семьи, начавшийся в XX веке, имеет свои глубокие социально-психологические корни. Это, по сути, вся история человечества, так и не приспособившегося жить в мире в своей собственной семье без потерь и страданий. Французы в своей художественной литературе показали, что они живут только ради любви. Как, например, госпожа де Риналь в романе Стендаля «Красное и черное»: потеряв любовника, она не захотела жить и умерла. Ее не удерживали на белом свете ни трое маленьких детей, ни муж. Не имела значения семья и для Эммы Бовари в романе Флобера «Госпожа Бовари»: она отравилась из-за любовника, который бросил ее. И Жервезу в романе Эмиля Золя «Западня» не удержали от алкоголизма, погубившего ее, муж и трое детей. Более того, она жила одновременно под одной крышей вместе с мужем и любовником, считая это нормальным.
Французский писатель Андре Моруа в своем знаменитом романе «Письма незнакомке» изложил свои взгляды на любовь и брак во Франции, отметив два течения: «Первое, мощное течение – любовь возвышенная. Именно во Франции в средние века родилась куртуазная любовь. Поклонение женщине, желание ей понравиться, слагая песни и стихи (трубадуры) или совершая подвиги (рыцари), – неотъемлемые черты элиты французского общества той поры. Ни одна литература не придавала такого значения любви и страсти». И далее автор отмечает: «Однако наряду с этим течением существовало второе, весьма распространенное. Его описывает Раб­ле. Любовь плотская, чувственная выступает тут крупным планом. Брак при этом скорее вопрос не чувства, а лишь удобная форма совместной жизни, позволяющая растить детей и блюсти обоюдные интересы. У Мольера, например, муж – немного смешной персонаж, которого жена, если сможет, обманывает и который сам ищет любовных похождений на стороне».
Развитие цивилизации, по имению Андре Моруа, привнесло изменения в семейные отношения, поэтому XIX век выглядит иначе: «В XIX веке господство зажиточной буржуазии, придававшей огромное значение деньгам и передаче их по наследству, привело к тому, что брак превратился в сделку, как это видно из книг Бальзака. В таком браке любовь могла родиться позднее – в ходе совместной жизни – из взаимных обязанностей супругов, вследствие сходства темпераментов, но это не считалось необходимым. Встречались и удачные браки, возникшие на основе трезвого расчета. Родители и нотариусы договаривались о приданом и об условиях брачного контракта прежде, чем молодые люди знакомились друг с другом». Об отношениях полов в XX веке Моруа писал: «Состояние теперь уже не играет определяющей роли при выборе спутника жизни, так как образованная жена, которая служит, или муж с хорошей специальностью ценятся несравненно больше, чем приданое, чья стоимость может резко упасть. Возвышенные чувства, тяга к романтической любви – наследие прошлых веков – также утратили былое могущество. Почему? Во-первых, потому, что женщина, добившись равноправия, перестала быть для мужчины недосягаемым, таинственным божеством, а стала товарищем; во-вторых, потому, что молоденькие девушки теперь немало знают о физической стороне любви и более верно и здраво смотрят на любовь и на брак». Но есть неизменные вещи, например, стремление к счастью, страх одиночества, желание иметь детей. Моруа так представляет нынешнее положение в отношениях мужчин и женщин: «Нельзя сказать, что юноши и девушки совсем не стремятся к любви; но они ищут ее в прочном браке. Они с опаской относятся к браку по страстной любви, так как знают – страсть недолговечна. Во времена Мольера брак знаменовал собою конец любви. Сегодня он – лишь ее начало. Удачный союз двоих сегодня более тесен, чем когда-либо, ибо это одновременно союз плоти, души и интеллекта. Во времена Бальзака мужа, влюбленного в свою жену, находили смешным. Сегодня развращенности больше на страницах романов, чем в жизни. Нынешний мир непрост, жизнь требует полной отдачи и от мужчин, и от женщин, а потому все больше и больше брак, скрепленный дружбой, взаимным тяготением и душевной привязанностью, представляется француженкам лучшим решением проблемы любви». И при этом Моруа отметил свойство мужской психологии, способ покорения мужчин: «А для мужчины, владыки мира, самое главное выказать свое всемогущество перед смиренными женщинами». Писатель считает, что именно ум лежит в основе взаимоотношений мужчин и женщин во Франции: «Гете в свое время заметил, что нет ничего привлекательнее, чем занятия молодого человека с девушкой: ей нравится узнавать, а ему обучать. Это верно и по сей день. Сколько романов завязывается за переводами из латыни или за решением задачи по физике, когда пушистые волосы молоденькой ученицы касаются щеки ее юного наставника! Попросите, чтобы вам разъяснили сложную философскую проблему, слушать объяснение с задумчивым видом, повернув головку так, как вам особенно идет, затем проникновенно сказать, что вы все поняли, – кто способен устоять перед этим! Во Франции путь к сердцу мужчины проходит через его ум».
Андре Моруа не без дискриминации по полу принижает женщин, ставя их ниже мужчин во всех отношениях, требуя от прекрасного пола постоянно подстраиваться под мужчин, забыть о себе, потерять свою индивидуальность: «Женщина, агрессивная и всем недовольная, быстро надоедает мужчине; но и женщина, невзыскательная, простодушно всем восторгающаяся, ненадолго сохранит свою власть над ним».
Андре Моруа требует от родителей бережного отношения к своим детям, следя внимательно за своими поступками и словами, которые могут ранить душу детей, нанести психологическую рану. Особенно чутко писатель рекомендует родителям любить своих чад именно в детстве, так как если оно счастливое, то и дальнейшую жизнь он видит успешном: «Пессимистическое представление о мире, сложившееся у ребенка в детстве, возможно, в дальнейшем изменится к лучшему. Но процесс этот будет протекать мучительно и медленно. Напротив, если родителям удалось в ту пору, когда у ребенка еще только пробуждается сознание, внушить ему веру в незлобивость и отзывчивость людей, они тем самым помогли своим сыновьям и дочерям вырасти счастливыми. Различные события могут затем разочаровать тех, у кого было счастливое детство, раньше или позже они могут столкнуться с трагическими сторонами бытия и жестокими сторонами человеческой натуры. Но против ожидания лучше перенесет всевозможные невзгоды как раз тот, чье детство было безмятежным и прошло в атмосфере любви доверия к окружающим».
Андре Моруа, опираясь на свои психологические познания, пытается преподать урок родителям, заботящимся о своих детях: «Известно, что жизненный опыт так просто не передается, каждый самостоятельно усваивает уроки жизни, но остерегайтесь по крайней мере давать ребенку опасную пищу для воображения. Мы избавим своих детей от тяжелых переживаний, если будем все время помнить о том, что они обладают обостренным любопытством и гораздо впечатлительнее нас. Это урок для матерей». Об отцах Моруа не говорит, словно они не должны заниматься воспитанием своих детей, предоставив это целиком и полностью своим женам. Это ли не проявление традиционного мужского эгоизма?
Андре Моруа предлагает чисто французский вариант избавления от любовницы мужа (без скандалов), а весьма изощренно – сделать соперницу своей подругой, приглашать каждый день в дом, чтобы она утратила свой романтический ореол в его глазах и даже надоела бы ему своей обыденностью: «С ге­роическим упорством вы продолжали приглашать и удерживать подле себя Другую. Следовало окончательно подорвать ее престиж. Это не заняло много времени. Она исчерпала свои рассказы, начала повторяться. Продолжала ли она встречаться наедине с вашим мужем? Маловероятно, ибо он больше не лгал, рассказывая о том, как провел день. Ваш триумф оказался блистательным, хотя и тайным…» Писатель приводит цитату из книги Мориса Тэска «Симона, или Супружеское счастье», соглашаясь с ее идеей: «Именем той, которую люблю, я говорю вам, друзья мои, что нет драмы в любви. И лишь в отсутствии любви таится драма. Разделенное чувство не может не быть счастьем». Моруа отмечает, что во времена Мопассана, а затем и Пруста романист показывал, что любовь – вся из душевных мук, а брак служил темой для комедий.
Андре Моруа убедительно доказал, что несовместимость характеров в браке смягчается взаимной любовью, без которой взаимное сосуществование в семье невозможно: «Несовместимость – это противоположность характеров и темпераментов, которая приводит к тому, что два человека не могут прийти к согласию и уже тем более жить вместе. Для того чтобы несовместимость действительно возникла, эта противоположность должна быть непримиримой; если она не была таковой, ее не назвали бы несовместимостью. Бывают случаи, когда в первую пору супружества взаимное привыкание не то чтобы невозможно, но очень затруднительно. Иногда это происходит потому, что между супругами нет любви. Мужчина и женщина заключили брак по рассудку; каждый привык к одиночеству и самостоятельности; оба плохо переносят возникшую необходимость считаться с желаниями и капризами другого. Любовь сделала бы эту жертву легкой, и новые привычки не замедлили бы явиться. Если же любви нет с самого начала, взаимное сопротивление супругов проявляется сильнее. И все-таки, если в ходе совместной жизни рождается взаимное влечение или же благоразумие играет роль миротворца, все улаживается. Но если после нескольких месяцев или даже нескольких лет брака обнаруживается, что время ничего не меняет к лучшему, ибо противоположность суп­ругов пустила слишком глубокие корни, вот тогда-то несовместимость можно назвать полной».
Несмотря на все перипетии семейной жизни, Моруа отдает ей предпочтение, считая холостяков неполноценными, так как это противоестественно, противоречит природе человека: «Холостяку всегда будет присуща некая неполноценность: его взгляд на целую половину человечества останется либо романтическим, либо критическим. Прибавьте к этому, что у него никогда не будет случая наблюдать вблизи детей, следить за их воспитанием, понять их. Так можно ли считать его вполне полноценным? Монтерлан в своем прекрасном романе «Холостяки» с необычайной силой описал свойственное почти каждому холостяку незнание реальной жизни: его мир искусственно сужен и напоминает мячик на резинке, который, отскакивая, всегда возвращается на одно и то же место. На это можно возразить, что Бальзак большую часть своей жизни был холост, а между тем никто лучше его не описал сцен семейной жизни. Это верно, но ведь то Бальзак, ему было достаточно десяти фраз, чтобы воссоздать атмосферу жизни супружеской четы. Обыкновенному человеку пятидесяти лет едва хватает на то, чтобы понять одну-единственную женщину – свою собственную жену».
Но вместе с тем Андре Моруа, говоря о «мрачном рубеже» человеческой жизни, смерти, которой никому не избежать, не находит утешения в семье, а лишь сожалеет о несбывшихся надеждах, неосуществленных мечтах: «Думаю, что большая часть людей, и даже те, что производят впечатление победителей, испытывают приступ отчаяния в ту пору, когда им приходится пересекать этот мрачный рубеж. Какой бы состоявшейся ни была чья-нибудь жизнь, непременно существует огромная разница между тем, о чем мечталось в юности, и тем, что получилось. Ни один из нас не шествует по избранному пути, не отклоняясь и не сворачивая. Как молекулы газа под воздействием бесчисленных толчков вынуждены каждый миг менять свою траекторию, так и люди постоянно испытывают влияние случайностей».
Не найдя утешения в семье, среди родных, Моруа ищет его в искусстве: «Искусство бесконечно, жизнь коротка». И писатель пытается определить правила жизни, чтобы сделать ее сносной в этой извечной борьбе полов:
«В любви мужчина стремится не к войне, а к миру. Блаженны нежные и кроткие женщины, их будут любить сильнее». Любить – может быть, но смогут ли их обеспечить современные мужчины, ведь «нежная и кроткая женщина» подразумевает домохозяйку, целиком материально зависящую от мужа, потому что, будучи «нежной и кроткой», женщина вряд ли сможет сама себя обеспечить, занять «место под солнцем» вне семьи. Это, пожалуй, главное противоречие между требованиями мужчин и теми требованиями, которые предъявляют к женщине работодатели. Можете ли вы представить себе «нежного и кроткого» хирурга, адвоката, прокурора и т. д.? Меняются жизнь, общество, люди, но постоянен только мужской эгоизм, желающий подмять под себя женскую индивидуальность, так как все должны быть только «нежными и кроткими», если хотят быть любимыми.
Таким образом, роман Андре Моруа «Письма незнакомке» – это редкий эпистолярный жанр, в котором автор изложил историю брака во Франции и те семейные ценности французов, которые, с точки зрения мужчин, остаются неизменными: женщины, желающие жить в браке с мужчинами, должны быть нежными и кроткими, не мстить своим мужьям, терпеть их любовниц, дружить с последними, всю меру ответственности по воспитанию детей взять на себя. И при этом сохранять внешнюю привлекательность, сексапильность, а также помогать мужьям в работе в качестве секретарш и т. д. Немудрено, что не только во Франции, но и во всем мире все больше становится разводов. Мир стал другим. И женщины тоже. Принято считать, что браки заключаются на небесах, но разрушаются они на грешной земле.
Рутина, безденежье, проблемы детей не способствуют укреплению семьи. В редких случаях любовь, соединившая двух людей, сохраняет свою силу в неблагоприятных условиях обыденной жизни с ее вечными неприятностями.

ЛИТЕРАТУРА
1. Очерки по мировой литературе рубежа ХХ–ХХІ столетий. Алматы, 2006.
2. Новейшая зарубежная литература. Алматы, 2011.
3. История мировой литературы и искусства. М., 2006.
4. Зарубежная литература ХХ века. М., 2007.
5. Моруа А. Письма незнакомке. Минск, 1988.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ