ПОКА ЖИВ ЯЗЫК, ЖИВА НАЦИЯ

1
1128

Принаряженный, праздничный январь…Что сулит нам новый 2018 год – непросто прогнозировать. Ясно только одно, какие бы события не захлестнули наше общество, какие бы важные общегосударственные проблемы не обнажились в год Собаки, все равно они будут иметь перманентный характер. Вопросы и проблемы, сопряженные с социально-экономическим развитием, находили и ныне найдут своего разрешения. Ибо глаза боятся, а руки делают, были бы средства, а Казахстан известен своей инвестиционной привлекательностью. Поэтому яснее ясного, что темой номер один, как и в предыдущие 26 лет, станут проблемы вокруг государственного языка. Причем полемика, дискуссии, дебаты наверняка будут острее, нежели прежде. И на это есть причины.

В казахском обществе за последний год резко возросла тревога по поводу будущего родного языка, по большому счетуза четверть века так и не ставшим государственным. Сегодня казахский – язык переводного текста с русского. Как бы ни было грустно, надо этопризнать. И это притом, что выдающиеся ученые прошлого и настоящего безоговорочно признают исключительную мощь, гибкость и метафоричность языка Великой степи. (В. В. Радлов: «Я считаю великим три языка из всего числа мировых языков – русский, французский и казахский (один из тюркских языков»).
И на этом психологическом фоне «минобрская программа трехъязычия» является ни чем иным как крайне эффективным раздражителем общественного настроя. Неспроста депутат Мажилиса Парламента РК Ирина Смирнова бьет тревогу по поводу очередного «ноу хау» Министерства образования и науки – лидера по сырым и не доводимым до логического конца реформам.
«В одном из лицеев Астаны недавно проводился открытый урок по биологии на английском языке, чтобы продемонстрировать уровень готовности к переходу на трехъязычие, учитель прочел весь урок на ломаном английском по бумажке, а из 30 учеников подготовили пятерых знающих язык, чтобы произвести впечатление интерактива. Перекладывать ответственность с себя за неэффективное планирование, прогноз и статистику на людей, которые якобы не успевают осилить программу, бессмысленно. Завтра уполномоченный орган придумает новую программу с новыми деньгами. Отступать-то мы не любим, как и признавать ошибки», – заявила бывший педагог с многолетним стажем. Депутат отметила, что в 2016–2017 годах из республиканского бюджета на реализацию программы по внедрению трехъязычного обучения выделено более 11 миллиардов тенге. В бюджете на 2018–2020 годы предусмотрено около 19 миллиардов тенге.
«Преподавание на английском языке, на котором учитель не то что думать, а даже изъясняться на бытовом уровне не сможет, не будет эффективным. Такие предметы, как физика, химия, биология, даже на родном языке не все ученики усваивают в полном объеме. В десятых классах только 10-15 процентов учеников владеют английским языком на уровне. А что делать с остальными учениками?» – задалась вопросом парламентарий. При этом она напомнила, что преподавателей физики, химии, биологии страны уже два года обучают английскому за счет государства. Сельских учителей направляют на курсы в центры с предоставлением жилья и питания. На рабочем месте им сохраняется заработная плата, а заменяющему учителю оплачивают замену.
«Уже говорят, что есть вероятность того, что для некоторых учителей такие курсы будут проводить повторно, так как трех месяцев для овладения иностранным языком недостаточно. Когда мы научимся правильно воплощать идеи Президента, когда мы станем рациональными и прагматичными? Скорее всего, программа не оправдает ожидания Главы государства, как и вложенные в нее средства. Это уже ясно. Конечно, нам могут показать блестящую статистику, но вопрос: зачем мы себя обманываем?» – заявила депутат Ирина Смирнова.
Трудно не согласиться с ней. Правда, она рассматривает проблему больше с точки зрения экономической целесообразности. Но есть, на наш взгляд, и другая, не менее важная проблема, если хотите – судьбоносного характера. Утвердив казахский государственным языком по Конституции РК, мы по сей день не добились его полноценной востребованности. Поэтому не можем вослед Алишеру Навои воскликнуть: «Я в мире утвердил родной язык. Предела вожделенного достиг». Свободно говорить, читать, писать, думать на государственном языке – это так же естественно, как дышать воздухом. Хотя и не исключено, что наше мнение по этому вопросу будет отнесено к разряду консервативному, но оно выражает ныне позицию подавляющего большинства соотечественников. И кто возразит против этой истины? Ведь по меткому замечанию Карла Маркса: «Не знать языка страны проживания может гость, идиот или оккупант, насаждающий свой язык». Поэтому, если мы законопослушные граждане, то в нашем случае даже не должно быть и повода для доказательства важности государственного языка. Те же наши соседи русские, китайцы, узбеки могут нас просто не понять. Но если так, то почему мы как зомбированное общество, отдав на откуп государственный язык иллюзорному трехъязычию, занимаемся самообманом. И кто убедит нас, что закон Ома или Бойля-Мариотта можно постичь только посредством английского языка?
Между тем, первый встречный, даже не ссылаясь на научные авторитеты и не приводя примеры из международного опыта, может убедить того же магистра Сагадиева, что любой школьник должен знать в первую очередь государственный язык, постичь его красоту, через него – многовековую мудрость своего народа. Именно тогда он будет стремиться к общечеловеческим ценностям, учить языки других народов.
Что касается языков великих Л. Толстого и У. Шекспира, то выучить их в век глобализации в информационном обществе не составляет особого труда. А вот забыть родной язык – ничего не стоит. Поэтому настало время, не раздваивая школы страны на кириллицу и латиницу, перевести их на единый формат. Не должны в унитарном государстве учебные заведения делиться на казахские, русские и т. д. Это уже атавизм. Обучение в школах должно вестись на государственном языке, собственно, как во всем мире. При этом русский, английский языки оставить как предметы в учебной программе казахстанских школ. Только такой путь обеспечит востребованность государственного языка. Более того, реализацию национальной идеи «Мәңгілік Ел». Ибо народ жив, пока востребован его язык. Нет языка, нет и народа. Идеи, тем паче. И все разговоры вокруг государственного языка за эти 26 лет обретения независимости все это, как говорится, от лукавого. Что касается нередких разговоров по поводу, якобы, повсеместного слабого обучения в казахскоязычных школах, перехода на латиницу… Все познается в сравнении. Иногда некорректно сопоставлять, но по результатам тех, кто это уже проделал, все выглядит наоборот.
Кстати, даже такой патриот, как Мао Цзэдун, говорил: «Мы никогда не построим коммунизм, если не сумеем отказаться от иероглифов и не заменим их латинской графикой». И это от лидера поистине великой во всех смыслах страны. В очень серьезной книге «Времен связующая нить» Мурат Ауэзов со всей присущей ему искренностью и тревогой за будущее языка Абая и Мухтара пишет: «Язык лишь в той мере имеет право на солидарное и уважительное к себе отношение, в какой его носители умеют отстаивать свои и общечеловеческие идеалы и ценности. Никто со стороны не может обеспечить ему жизнеспособность и долгожительство. Это внутреннее дело конкретного народа, его культуры и его национального самосознания».
По возможности активно участвуя в реализации общенациональной программы «Руханижаңғыру», мы не должны смиряться с вырождением родного языка – действенного фактора роста национального самосознания. Подлинная модернизация, обновление общественного сознания возможны лишь при полновесной востребованности государственного языка. Возможности же его неисчерпаемы, он способен сопровождать, усилить, облагородить или отринуть любую идею, в том числе и из силиконовых долин и с всевозможных холмов. Просто его надо знать, любить, как незабвенный Гер аға. Подлинный знаток русского, немецкого и казахского языков Герольд Карлович Бельгер отметил, что в Большом академическом 17-томном словаре русского литературного языка зарегистрировано и объяснено 120488 слов. А четыре тома «Словаря» В. Даля вмещают в себе 200 тысяч слов с большим количеством поговорок, толкований. Он же при этом пишет, что только в 10-томник Казахского толкового словаря вошло 2 миллиона 550 тысяч слов. Можете представить, более чем 2 миллиона слов в одном языке. Неужели этого аргумента мало, чтобы мы уважали и пестовали его, обеспечили бессмертие самому богатому языку тюркского мира?
С наступающим Новым годом!

Аяган Сандыбай,
главный редактор журнала «Мысль»

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Посмотреть бы на этот словарь казахского языка в 2 млн.слов… А слова Карла Маркса: «Не знать языка страны проживания может гость, идиот или оккупант, насаждающий свой язык» оказались весьма не дальновидны… получается, что 80% населения в мире стремятся говорить на английском, считая его аккупационным? Между тем ИНТЕЛЛЕКТ англичан и американцев закрывается НАВСЕГДА. А у этих всех поборников чистоты языка нет тысяч учебников и книг… на английском. Тогда как русский язык в 20-м веке открыл двери в мир знаний всем малоразвитым народам, даря им БЕСПЛАТНО право стать умнее и развиваться на равных. Казахстан идёт по пути Индии, откуда выгнав “англичан-оккупантов”, страна обрела индо-англоязычную элиту в 50-100 семей, и 1,5 млрд. не образованных людей, погрязших в нечистотах. Мощный стимул движения вперёд, нечего сказать…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ