ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ

0
568

Раушанбек Абсаттаров,
доктор философских наук, профессор,
заведующий кафедрой политологии и
социально-философских дисциплин
КазНПУ им. Абая,
член-корреспондент НАН РК

Проблема выявления этнополитических противоречий и способов их решения является одной из самых трудных и сложных в общественной жизни. Сегодня в мире в различных социально-экономических условиях живут более 3 тыс. наций, народностей и племен, которые объединены в 245 государств, общей численностью населения более 7 млрд. человек. Свыше 90 процентов представителей разных народов мира входят в состав многонациональных государств, в которых 320 этносов имеют численность более 1 млн. человек. 

Президент Н. А. Назарбаев на Ассамблее народа Казахстана говорил: «Особо я хотел бы обратиться к нашим специалистам политологам, ученым сферы общественных наук. На мой взгляд, проблемы национальных отношений могут и должны быть ключевыми в ваших исследованиях. Общество чрезвычайно нуждается в четкой характеристике процессов, происходящих в этой области, причем не только в Казахстане, но и во всем мире, знаний возможных перспектив становления межэтнических отношений». Конечно, тут важно видеть всю реальную картину межэтнических отношений и этнополитических противоречий. Заметим, что они хотя и активно разрабатывались долгие годы, но в настоящее время требуют нового осмысления, новых подходов, оценок и способов их решения.
Проблема этнополитических противоречий охватывает большой круг вопросов. Поэтому в одной статье рассмотреть все аспекты с одинаковой обстоятельностью и глубиной невозможно. В связи с этим, не претендуя в суждениях на абсолютную истину, хотелось бы рассмотреть на материалах Центральной Азии некоторые узловые вопросы этнополитических противоречий в современном обществе и способы их решения, которые в политической науке еще не исследованы.
Мировой и центрально-азиатский опыт показывает, что этнополитические противоречия всегда имеют конкретно-историческое содержание. Научный подход к проявлениям этнополитических противоречий требует, во-первых, познания, понимания, исследования обозначавшихся противоречий, во-вторых, осознанного воздействия, направленного на преодоление их в целом, в т. ч. на решение противоречий объективного характера, в-третьих, устранение трудностей, просчетов и ошибок, порожденных действиями субъективного порядка. Думается, сложность их познания, учета и разрешения в том, что все они взаимосвязаны и теснейшим образом переплетены с другими группами противоречий: экономическими, политическими, правовыми, социальными, духовными, демографическими, миграционными, семейными и др. Эти явления практически не существуют в чистом виде, обычно в этнонациональной жизни одно противоречие переплетается с другим, они взаимно питают друг друга.
Сегодня обществоведам Центральной Азии необходимо рассмотреть недостаточно изученные вопросы: осмыслить сущность этнополитических противоречий в странах Центральной Азии, определить эффективность, пути и способы их решения в контексте национального, социального прогресса.
Перестройка, обновление этнонациональных отношений в Центральной Азии по-своему противоречивы, и практика не может этого не учитывать. Дальнейшее обострение этнических противоречий в период реформирования общества мне представляется неизбежным. Иначе и быть не может, если всерьез говорить о глубоком преобразовании экономических, социально-политических и духовных отношений. Поскольку многие нерешенные вопросы долгое время накапливались и загонялись внутрь, то в условиях обновления, модернизации они постепенно вырываются наружу, порождая широкий спектр национальных требований, национальных движений, национально-культурных центров, национально-политических объединений и т. д.
Эти движения в Центральной Азии весьма противоречивы. Хотя на первый взгляд, они вполне вписываются в русло обновления, реформирования в процессе демократизации и расширения общественной активности, свидетельствуют о росте национального самосознания народов, однако нередко в них присутствуют сепаратистские, агрессивные и экстремистские черты, что приводит в ряде случаев к внутренним этнонациональным, межэтническим столкновениям. Поэтому ныне основная проблема в том, как решить эти вопросы. По-видимому, здесь нужен акцент на этнонациональные компромиссы, социально-политические консенсусы, поиска взаимоприемлемых решений. Только такой путь сможет уберечь народы Центральной Азии от серьезных напряженностей и потрясений.
Для более четкого обозначения области анализа надо определить, что многообразие противоречий этнонационального и межэтнического развития в Центральной Азии детерминировано объективно существующими различиями между народами, странами в сферах общественной жизни. Здесь нельзя не вспомнить Гегеля, который говорил, что различие есть противоречие. Имеющиеся экономические и социальные неравенства среди азиатских народов, республик в самой большей степени были обусловлены политикой центра и неравномерным развитием регионов бывшего СССР и Центральной Азии. Предстоит многое еще сделать и в юридическом плане, чтобы регионы, страны Центральной Азии и все проживающие в них народы находились в равных условиях, пользовались равными правами.
Страны Центральной Азии способны разрешить этнополитические противоречия на основе общности коренных интересов всех народов и проведения правильной национальной политики. Конечно, эти противоречия не разрешатся сами собой, их преодоление потребует определенных усилий, напряжения, а иногда и борьбы. Сила содружества народов, стран центрально-азиатского общества состоит в том, что демократический строй, правильная национальная политика создают все возможности для преодоления данных противоречий, позволяют обществу разрешить их своевременно, не допуская национального недоверия, зависти, националистических, шовинистических чувств и экстремистских намерений.
Процесс обновления и перестройки этнонациональных отношений в Центральной Азии выявил противоречия между необходимостью радикальных преобразований и консерватизмом людей в методах действий. Консерватизм проявляется во всех сферах этнонациональных отношений и является катализатором механизма торможения, а также препятствует развертыванию национального прогресса. Сущность данного явления своими корнями уходит в закон единства и борьбы противоположностей, в извечную борьбу старого с новым, прогрессивного с реакционным, национального с космополитизмом, манкуртизмом и т. д.
Таким образом, центральноазиаты должны научиться нормально жить в мире этнонациональных противоречий, разрешать этнополитические противоречия, не допуская склок, слухов, агрессивности, бюрократизма, проявлений волюнтаризма, преступности и других антинародных форм преодоления этнополитических противоречий. Но для этого, по моему мнению, нужно неуклонно поднимать культуру регулирования этнонациональных и интеграционных процессов, совершенствовать подготовку руководящих кадров, их умение научно анализировать, вскрывать и разрешать реальные этнополитические противоречия, не допускать межэтнических напряженностей, конфликтов и т. д.
Самым глубоким истоком этнополитических противоречий является возрастание материальных и духовных потребностей народов. Более того, демократизация современного общества обнажила этнополитические противоречия. Чем полнее и глубже изучаются и раскрываются «белые пятна» различных периодов становления и формирования этнонациональных отношений в бывшем СССР и странах Центральной Азии, тем рельефнее ощущается проблема противоречий.
Только сейчас, когда воссоздается подлинная картина становления, формирования и деформации этнонациональных отношений в странах Центральной Азии, мы, наконец-то, можем понять трагическую судьбу наших народов в период коллективизации, осмыслить зигзаги хрущевской «оттепели» и волюнтаризм в этнонациональных отношениях, оценить ущерб, нанесенный делу национальных интересов во время застойного и горбачевского периодов и т. д.
Постепенно начинают восстанавливаться утерянные связи между прошлым и настоящим народов Центральной Азии и их подлинные взаимоотношения, что открывает возможность разрешения этнополитических противоречий на основе проведения правильной национальной политики.
Для реального разрешения этнополитических противоречий в странах Центральной Азии необходимо раскрыть глубинный механизм становления и функционирования извращенных форм национальной политики, процесса деформации этнонациональных отношений, не способствующего установлению гармонических связей между народами. Не менее важной является информация о социально-экономических и национальных процессах, имевших место в предшествующие годы, о политических деятелях, некогда стоявших во главе нашего государства, а также о современниках, которые, взяв на себя ответственность за будущее и социально-экономическую стратегию стран Центральной Азии, оказывают непосредственное влияние на принятие политических решений в вопросах национального и межэтнонационального развития, обеспечивают их претворение в жизнь.
При анализе причин этнополитических противоречий необходимо иметь в виду и такой социально-психологический феномен, как историческая память народов Центральной Азии, в которой навеки запечатлелись былые войны, конфликты, голод, геноцид и т. п. Кроме того, следует признать, что причиной возникновения этнополитических противоречий явились абсурдные политические решения Москвы, в числе которых массовые репрессии, необоснованные депортации народов, запреты на проживание представителей тех или иных национальностей в местах их традиционных поселений, административный волюнтаризм в установлении границ между республиками и регионами Центральной Азии. Необоснованно обвинялись в национализме и преследовались многие национальные кадры. Например, в Казахстане это стоило жизни Ж. Аймауытову, А. Байтурсынову, М. Жу­­мабаеву, М. Дулатову, Т. Рыскулову. Это обернулось высылкой из республики М. Ауэзова, А. Жубанова, К. Сатпаева; изъятием из обращения книг О. Исмагулова, О. Сулейменова; запретом на кинофильм М. Бегалина; подавлением мирной демонстрации студенческой молодежи Алматы и других городах республики. В 1930–1932 гг. 1,5 млн. казахов безвозвратно откочевали за переделы страны. В начале XX века в Казахстан было переселено более 7 млн. человек. Более того, во время двух революций, гражданской войны, в годы голода, репрессий, демографических депрессий, преследований, по данным М. Абсаттарова, погибло около 4 млн. казахского населения.
Все эти и другие негативные явления оставили глубокий след в сознании людей, с ними приходится сталкиваться и сегодня. Социально-психологическими последствиями были социальная апатия, безразличие, сознание несправедливости и т. д.
Обновление, реформирование общества выявило этнополитические противоречия в основных сферах жизнедеятельности стран Центральной Азии: экономической, социально-политической и духовной. Думается, главные среди них – это противоречия между принципом равноправия больших, малочисленных народов и неодинаковыми возможностями удовлетворения их потребностей, сближением наций и привязанностью народов к этнической территории; между национальным и интернациональным в тенденциях развития и сближения народов; между ростом этнонационального самосознания и углублением интернационализации; между общенациональным и национальным патриотизмом и т. д. Эти и другие этнополитические противоречия и проблемы должны решаться на подлинно демократической основе, в контексте борьбы за социально-экономический прогресс. Плодотворно решать их, нужно опираясь на науку и следуя букве закона, сохраняя целостность страны, находя согласие и взаимоприемлемые решения при уважении равных прав и свобод человека, народа.
Небезынтересно рассмотреть некоторые проявления этнополитических противоречий в различных регионах Центральной Азии, например, острые конфликты на этнической почве в регионах – Новом Узене, Андижане, Оше, известные националистические, шовинистические, изоляционистские настроения, появившиеся в Душанбе, Ашхабаде, Северо-Казахстанской и Западно-Казахстанской областях, возрождение элементов феодально-байских отношений в Самарканде, на юге Казахстана и многое другое. Эти противоречия, на мой взгляд, нельзя считать только наследием прошлого, квалифицировать как случайные и т. д. Они обнаруживают себя в виде более или менее устойчивых тенденций развития, могут обрести массовый характер и требуют серьезного изучения.
Этнополитические противоречия тесно связаны с языком. Поэтому одним из важных факторов разрешения этнополитических противоречий является развитие языков народов Центральной Азии. В период советской власти в их языковой жизни накопилось много проблем, острых и болезненных вопросов. Например, казахский язык в Казахстане долгое время фактически был дискриминирован. По данным ученых-языковедов, около 40 процентов казахского населения либо не владело своим языком, либо владело им поверхностно. А в Алматы 90 процентов подростков коренной национальности не говорило на родном языке. Аналогичная картина была характерна и для других городов Казахстана. Кроме того, делопроизводство на казахском языке не велось ни в одной из республиканских и областных организаций. Что из этого получилось, известно всем. В итоге язык казахского народа, занимающего по численности населения 70-е место в мире, оказался на своей исторической родине под угрозой исчезновения и был вытеснен из общественно-политической жизни. Великой болью отдается в сердце каждого честного человека тот факт, что казахский язык применялся лишь в 10-ти сферах жизни общества из 50-ти возможных. Все эти и другие перекосы привели к тому, что пошло на спад развитие национальной культуры, печати, науки, образования и национального самосознания. В связи с этим огромное политическое и социальное значение имеют Закон РК о языках и разработка государственной программы развития казахского, русского, немецкого языка и других национальных языков в республике.
Среди факторов, определяющих степень и специфику разрешения этнополитических противоречий в странах Центральной Азии, важное место занимает развитие национальных меньшинств.
В странах Центральной Азии живут и трудятся совместно с крупными нациями более 150-ти народностей. Естественно, что у них порой возникают специфические проблемы, связанные с реализацией национальных интересов в сфере образования, культуры, языка, традиций, обычаев, быта, религиозных отправлений и т. д. Для их решения, например, в Казахстане создана система выявления и оперативного реагирования. В стране действует Большая и Малая Ассамблеи народа, а в городских и районных администрациях – комиссии, отделы или специальные рабочие группы, в которые входят представители национальных меньшинств, национально-культурные центры малочисленных народов и т. д.
Следует сказать, что негативные явления в нашей истории, которые не имели ничего общего с научной национальной политикой и нанесли серьезный урон развитию национальных меньшинств и упрочению их дружбы с казахским, узбекским, таджикским, туркменским и другими народами, должны быть названы своими именами. Например, немало нерешенных проблем немецкого, корейского, польского, курдского, греческого, турецкого, дунганского населения. Фактически ни в одной стране Центральной Азии они как национальное меньшинство не представлены в структурах национально-государственных образований. Сегодня стоит задача более пристального рассмотрения опыта 20-30-х гг. прошлого века, возрождения в новых формах национальных районов и советов в местах компактного проживания представителей национальных меньшинств.
При рассмотрении истории этносоциального развития национальных меньшинств в странах Центральной Азии видно, что наиболее трудный процесс их развития пришелся на предвоенные, военные и послевоенные годы XX века. На многих из них лежала печать спецпереселенцев, они попали в совершенно незнакомую социально-культурную среду обитания. Наибольшие потери понесла их культура из-за разрыва преемственности. При этом не все элементы культуры исчезли или преобразовались. Те из них, что связаны с развитием производительных сил и расширением производственного опыта, производственными навыками, профессиональными знаниями, во многом сохранились и умножились, несмотря на существенные деформации. Были заметные препятствия в развитии языка, художественной литературы, искусства, образования, науки, составляющих основу духовной культуры. Думается, прерванный процесс этносоциального развития национальных меньшинств оказал деструктивное влияние на культуру стран Центральной Азии в целом: не получили общенационального распространения и признания различные формы их национальной культуры.
Вместе с тем следует отметить, что в странах Центральной Азии достигнуты и определенные успехи в развитии национальных меньшинств, что способствует преодолению межнациональных напряженностей. Здесь выросли многие талантливые писатели, художники, артисты, врачи, инженеры, экономисты, агрономы, педагоги, ученые. Например, по моим подсчетам, сегодня в вузах и колледжах Респуб­лики Казахстан обучается более 60 тыс. студентов – представителей национальных меньшинств. Научных сотрудников и преподавателей вузов в республике насчитывается приблизительно 8 тыс. человек, из них более 3 тыс. имеют ученую степень доктора, кандидата и магистра наук. Открываются школы с обучением на родном языке, готовятся специалисты в педагогических институтах, колледжах, университетах. Например, в КазНУ им. аль-Фараби на факультете журналистики, КазНПУ им. Абая и Кокшетауском госуниверситете образованы отделения, где студенты обучаются на немецком, корейском, уйгурском и других языках. Сегодня в кружках и учебных заведениях изучаются десятки языков национальных меньшинств республики. Тем самым расширяется сфера употребления этих и других языков национальных меньшинств, а значит, создаются возможности для их дальнейшего развития.
Издание на языках национальных меньшинств газет, журналов, книг, а также выпуск радио и телепередач, создание национальных ассоциаций, культурных центров способствуют национальному и культурному возрождению малочисленных народов и решению этнополитических противоречий в республике. В этой связи вопросы национального и культурного возрождения национальных меньшинств необходимо изучать в контексте с их историей, традициями и противоречиями в их национальной жизни. Для этого необходимо привлечь ученых как казахстанских, так и зарубежных. Более того, нужно перейти к налаживанию связей национальных меньшинств с прародиной, особенно в сфере образования, языка, культуры, науки.
Должен быть разработан комплекс мер по развитию малочисленных народов стран Центральной Азии, предусматривающий конкретные шаги по развитию языка, культуры, образования. В одночасье нельзя обеспечить решение этой проблемы. Поэтому необходимо разработать поэтапную программу ее реализации, основой решения которой должны стать меры по расширению подготовки кадров на местах, обучение больших групп учащихся, магистрантов, докторантов, стажеров из представителей национальных меньшинств, особенно отсталых, как в рес­публиканских, так и зарубежных вузах, научно-исследовательских институтах.
Важная часть решения этнополитических противоречий в общественной жизни Центральной Азии – полное отрицание шовинистических, националистических и местнических воззрений и борьба с ними.
Надо сказать, что национализм имеет различные формы, и, в конечном итоге, наносит большой вред прежде всего тому народу, региону, району, той части области, где он проявляется, отталкивает от этой национальности другие народы, ведет к ее изоляции.
О том, насколько опасны всевозможные националистические настроения, свидетельствуют трагические события в различных регионах бывшего СССР, которые убеждают нас в том, что наблюдающиеся ранее националистические, шовинистические настроения не получали должного и своевременного отпора со стороны как государства, так и общественности именно в силу недостаточной толерантности, культуры сотрудничества. Следовательно, проявившиеся негативные тенденции пагубно отразились на этнонациональных отношениях в странах Центральной Азии, и усиливали местничество, трайбализм, национализм и шовинизм. Подтверждением этого являются межнациональные конфликты в Таджикистане, Узбекистане и Кыргызстане.
Наша общественность вправе спросить каждого политолога, представителя творческой интеллигенции, работника средств массовой информации Центральной Азии: что вы сделали для сохранения межнационального согласия, укрепления дружбы народов?
Жизнь диктует нам быть мудрее, поддерживать взаиморазвитие, взаимопонимание культур, найти средства для избавления не только от старых, но и от новых социальных недугов. Ни в коем случае нельзя в Центральной Азии допускать действий, способных посеять семена сомнения, подозрительности между представителями различных народов.
В связи с этим следует подчеркнуть, что сегодня крайне необходимой является разработка концепции этнонациональных отношений в странах Центральной Азии на длительный период, включающей в себя изучение специфических запросов диаспор, реализацию положений Конституции, касающихся их свободного развития и общенационального согласия.
Известно, что Центральная Азия, располагая уникальными кладовыми полезных ископаемых, по существу, в советское время не имела права пользоваться всеми этими богатствами. Например, Казахстан распоряжался только 7 процентами объема своей промышленной продукции. Все это ставило республику в унизительное положение.
Не секрет, что всевластные министерства и ведомства центра выкачивали национальные богатства Центральной Азии, пренебрегая потребностями социально-экономического развития союзных республик, особенностями их экологии, культуры, традиций. Только преступное, бюрократическое равнодушие к судьбе людей могло навязать одностороннее, монокультурное развитие республикам Центральной Азии, превратить в ядерные полигоны обширные территории Казахстана и ­­т. д. Все это порождало трения в межэтнонациональных отношениях, девальвировало национальную политику на местах.
Надо сказать, что национальные чувства народов весьма щепетильны и легкоранимы. Даже если они задеты людьми других национальностей неосознанно, в виде шутки, по неосторожности, результат, как правило, отрицательный. Например, в средствах массовой информации, в связи с декабрьскими событиями 1986 года в Алматы, появились формулировки «кунаевщина», и в постановлении ЦК КПСС – «казахский национализм», которые не могли не задеть национальные чувства казахского народа. Совершенно справедливо формулировку «казахский национализм» общественность республики квалифицировала не только как необоснованную, но и как оскорбительную для всего казахского народа. К этому я добавил бы: не только казахского, но и всего казахстанского народа. С этим разбиралась комиссия, которая пришла к выводу, что случившееся – следствие гласности и демократии. А вот оценки, выводы были сделаны со старых, догматических, имперских позиций и подходов. Подлили масла в огонь и средства массовой информации. Это был протест, негодование, возмущение, реакция казахского народа в связи с назначением «эмиссара» Москвы Колбина руководителем Казахстана, который не знал особенности, специфику, историю нашей республики.
По мере разрешения этнополитических противоречий будет продолжаться и рост национального самосознания народов. Учитывая социально-психологические явления, логично допустить, что рост национального самосознания наряду с позитивными возможностями может иметь и негативные, т. е. обострить этнополитические противоречия. Например, чрезмерная увлеченность историческим прошлым привела к идеализации своей истории, национального уклада жизни, переоценке своего народа и недооценке вклада, достижений других народов Центральной Азии.
Рост национального самосознания, например, может сопровождаться проявлениями национальной кичливости, зазнайства, национальной неприязни, нетерпимости и другими негативными явлениями. Поэтому в период роста национального самосознания важно не допустить перекосов и деформаций.
Решению этнополитических противоречий в общественной жизни стран Центральной Азии заметно мешает отсутствие научно обоснованной, разработанной в соответствии с условиями и национальными особенностями регионов системы формирования национального и общенационального самосознания населения. Нередки случаи, когда с одинаковыми рецептами подходят к формированию национального и общенационального самосознания как малочисленных, так и больших народов Центральной Азии. Но ведь уровень интернационализации и национального самосознания, например, казахов, скажем, один, у немцев – другой, у русских – третий, у корейцев – четвертый, у курдов – пятый и т. д. Фактически без заново созданной научной системы формирования национального и общенационального самосознания, освобожденной от наслоений лозунгового, абстрактного патриотизма, интернационализма, декларативности, формализма, без отвечающей требованиям времени и интересам национальностей, вызовам научно-технического прогресса, нельзя цивилизованно развивать этнонациональные отношения.
В заключение можно сделать следующий вывод: существующие этнополитические противоречия в Центральной Азии, прежде всего, связаны с социально-экономическим фактором и нарушением научных принципов формирования национальной политики. Страны Центральной Азии способны решить эти противоречия на основе согласия, общности главных интересов всех национальностей. Негативная тенденция самоизоляции национальностей, навязываемая сегодня лжерадетелями всего национального, – тупиковый путь этнического, общественного развития. Изучение этнополитических противоречий и поиск определения путей, способов их решения помогут развитию и сближению всех дружественных народов. Сегодня дружба народов Центральной Азии подвергается испытанию независимостью государств. Кое-кто полагает, что независимость – это, мол, дело коренных наций. Такой взгляд глубоко ошибочен. Суверенитет и независимость стран Центральной Азии – дело всех граждан. Ныне важно, чтобы решение этнополитических противоречий и проблем в целом способствовало объединению народов Центральной Азии в дружную семью и развитию демократического, справедливого общества, которому принадлежит будущее.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here