Восемь граней задушевного слова

0
182
Жылкибаев

Берик Жылкибаев,

доктор филологическихнаук

Вышла новая книга Мурата Мухтаровича Ауэзова, названная автором «ДІЛІМ». Название можно переводить по-разному. Образование читателя подскажет ему варианты «Мой менталитет», «Мое кредо» и какие-то иные варианты. Образованность дает единственно приемлемое – «Мое сердце». Когда речь идет от ума, от логически строгой мысли, то, естественно, выступают определения первого ряда.

А если автор озабочен извечным вопросом: «Как сердцу высказать себя?» – приходит определение второго ряда. Есть понятия «высшее образование» и «высокая образованность»: они не идентичны. Можно иметь несколько дипломов, т. е. высших образований, и при этом образованность будет хромать на обе ноги. Такой казус применим не только к отдельным лицам, но и к социуму, народу, стране. Образование – дело наживное (иногда покупное, чего греха таить), оно приобретается, дается школой, вузом и другими учреждениями. Есть же выражение «Академическое образование». Образованность впитывается с младых ногтей с молоком матери, благодатным окружением, формирующим личность человека. Лицо с высшим образованием и образованная личность – понятия разные. Вот с таких позиций можно подходить к пониманию названия книги «ДІЛІМ». Ну, это, в конце концов, дело читателя и переводчика. Но решающим остается конечный вывод, сделанный после прочтения и осмысления этого интереснейшего произведения, которому я затрудняюсь дать определение («Былое и думы», «История моей жизни», «Хроника времени» и т. п.). Это должен был сделать сам автор, но он, видимо, решил не отнимать хлеб у специалистов. Пусть пошевелят мозгами.

Когда читаешь такие книги, невольно возвращаешься к автору. Конечно, Мурат Ауэзов – образованный человек, за его плечами престижный МГУ (Восточное отделение, китаевед или синолог), он перечитывал на разных языках горы книг. Это так, а что касается образованности, то он формировался как личность в семье выдающихся людей, испытал мощное влияние отца и беспредельную любовь матери – Фатимы Габитовой. Родители дали ему самые лучшие человеческие качества: любовь к жизни, к труду, уважение к людям, интерес к истории человечества, в том числе и своего народа, веру в свои силы, восхищение природой, способность удивляться и отдавать дань Прекрасному. Они предостерегали его от самолюбования, нарциссизма и воспитывали те качества, которые в совокупности называются человечностью, гуманностью. И самое ценное дарение родителей – активное отношение к жизни, самоконтроль и рыцарская преданность идеалу. Все, знакомые с Муратом Ауэзовым, даже иногда мимолетно встреченные люди, отличают эту благороднейшую черту его личности. Много дорог прошел, исколесил, во многих странах побывал, во многие времена и эпохи проникал, вчитывался, вдумывался автор книги «ДІЛІМ», прежде чем приступить к ее написанию, представить на суть читателя. Сегодняшним, будущим, соотечественникам и гражданам других стран. Он ожидает резонанса, ответного отклика. Ему не нужна похвала, лавры, слава. Он ждет, как слово его отзовется, в чем с ним согласны, в чем он ошибся, чего недооценил, что преувеличил. Он многого ждет, и как один из первых читателей я высказываю свое мнение.

Академик Зейнолла Кабдолов запомнился современникам своими афористическими выступлениями. Он часто анализировал события, факты, происшествия из текущей жизни, применяя конструктивный прием: вот экспозиция, вот кульминация, а вот развязка. Все это общеизвестно, но академик оперировал такими неожиданными вещами, что слушатели сидели, раскрыв рты. Мне вспомнился этот оригинальный остроумный ученый по двум обстоятельствам. Во-первых, Мурат Мухтарович был награжден за свою деятельность Премией имени Зейноллы Кабдолова. Значит, заслужил, значит, в его литературной и культурной деятельности было много такого, что в свое время волновало и Кабдолова. И вот я обратил внимание на композицию «ДІЛІМ» и там нашел великолепное воплощение конструкции, столь милой сердцу покойного академика. А изюминка композиции состоит в том, что Мурат Мухтарович следует мудрой народной поговорке: «Сегіз қырлы бір сырлы». В его композиции восемь глав, объединенных одной общей сквозной идеей, думой о времени, о народе, о себе. Построение, порядок глав – чередование задушевных бесед с читателем. Это не «картинки с выставки», не «что я видел» в духе Бориса Житкова, а приглашение к серьезному размышлению, попытка оценки по Гамбургскому счету «исторического» пути родного народа, приглашение посмотреть без розовых очков на себя и окружающий мир. И самое главное – призыв к действию! Мы в который раз слышим бессмертный призыв: «Оян, қазақ!», но этот призыв не выглядит абстрактным, митинговым, популистским, а синтезирован в горькие раздумья о многих бедах и страданиях, выпавших на долю доброго, многотерпеливого казахского народа. Великий печальник горя народного Некрасов откликнулся на освобождение русского народа от крепостничества: «Довольно! Окончен с прошедшим расчет! Окончен расчет с господином! Сбирается с силами русский народ и учится быть гражданином!» А Мурат Ауэзов призывает быть азаматом-гражданином своих современников. Этому призыву посвящены главы «Садақтың ұшқан оғындай…», «Жеті қырдан астың ба?», «Жайсаңда жүр жаныңда». Да и в других главах четко звучит интонация: «Оян, қазақ!» Интересно отметить, что в самых позитивных оценках и фактах Мурат Ауэзов далек от похвальбы, самодовольного благодушия, так и слышится авторское предупреждение: «Радоваться рано!»

Предостережения, которые делает Мурат Ауэзов – это опыт его родителей, много лет находившихся в условиях постоянной угрозы как жена врагов народа, как один из организаторов движения «Алаш орда». Сам Мурат Мухтарович испытал тяжелую руку жестокой власти, когда создал молодежную группу «Жас тулпар», которую эта власть восприняла как «Жас Алаш». И он выдержал. Эти годы были временем духовного взросления, временем упорной борьбы за свою свободу и за свободу своего народа. Он боролся как политолог, культуролог, философ, как гражданин, отстаивая национальное достоинство своего народа, честь казахской нации. И в сегодняшних позитивных успехах национального роста есть немалая доля его личного вклада. Но в книге «ДІЛІМ» он крайне скупо пишет о себе и очень много о людях себе подобных. А таких друзей-соратников у него много, и прошли все они тернистый путь, испытания на «личное мужество и физическую смелость». К таким азаматам отнесен Алтынбек Сарсенбаев в главе «Еңку-еңку жер шалмай», где бесстрашный гражданин представлен как продолжатель великого дела славных борцов Алаша, как хранитель духовности этих подвижников. Должное место уделено гражданскому подвигу Олжаса Омаровича Сулейменова, который одним из первых заговорил о высокой духовности казахов в книге «Аз и Я». Эта книга названа событием, сломившим шовинизм в Ледовитом океане Советской действительности. В период, когда многие официальные лица и рядовые граждане трусливо попрятались от опального Олжаса, Мурат остался в числе немногих верных и надежных друзей.

Многолетнюю борьбу за дело всей своей жизни Мухтар Ауэзов завершил непокоренным борцом, мужественно противостоящим все новым ударам. Мурат продолжил борьбу за честь отца и достойно продолжал ее, увенчав жизнеописанием Мухтара в книге Анастасьева «Трагедия триумфатора» и выпустив в переводе Анатолия Кима новое издание эпопеи «Путь Абая». Мурат откликается на каждое событие, каждый шаг, способствующий росту национальной духовности, повышению культуры. Так, он поддержал Дулата Исабекова, который выступил с заявлением, где причислил к преступным деяниям написание плохих и посредственных художественных произведений.

Мурат Ауэзов не мог обойти молчанием очень важную сферу – международные отношения, геополитику, дипломатию на государственном уровне. Сам он какое-то время работал дипломатом. Знает не понаслышке обстоятельства и состояние международных отношений между РК и другими странами: Индией, Китаем, Монголией, Саудовской Аравией, Турцией, Финляндией, Японией.

Его наблюдения сфокусированы в главе «Жоғарыдан ағатын өзендерді біл!» и статьях в главе «Жеті қырдан астың ба?», где речь идет о казахстанско-китайских связях, истории культурных и политических отношений, а также об Иране и Саудовской Аравии. Говорится о выдающихся политических деятелях, с которыми автору приходилось встречаться. Надо сказать, что по уровню фактологического экспонирования тексты автора на уровне глубоких репортажей прославленного журналиста Александра Каверзнева, а портретные зарисовки не уступают перу Валентина Зорина. В книге предоставлен богатый материал – фотопубликации, где Мурат Ауэзов представлен в дружеском общении с видными общественными деятелями и политическими персонами разных стран. Думается, что материал из названных глав может послужить ценным пособием в работе наших работников МИДа.

Нет мудрости в разглагольствованиях, поэтому свои замечания по книге «ДІЛІМ» я завершаю указанием на символическую архизначительную фигуру, которой заканчивается повествование Мурата Ауэзова. Это – «Тамшы, бұлақ!». В Капале, на родине Фатимы, есть родник, подобный «Стене плача», где из тысяч глаз струится кристально чистая вода. Его можно сравнить с «Бахчисарайским фонтаном», с источником Иппокрены. Перед ним склоняли головы к хрустальной влаге такие люди, как Чокан Валиханов, Ильяс Жансугуров, здесь бывали знаменитый Биржан-сал и многие духовные светочи казахской земли. Символическое заключение-призыв в книге «ДІЛІМ» – это оптимистическая вера в будущее казахского народа, в его неиссякаемое жизнелюбие, энергию, неукротимое стремление к достижению идеала.

Меньше всего хотелось бы мне, чтобы все написанное свелось к пересказу содержания книги «ДІЛІМ». Читатель самостоятельно разберется в этом без всякой подсказки. Хочу обратить внимание на скрытую от «чуждого взора» особенность повествования. Это авторская цель, его замысел, как мне представляется. Есть старая сказка Шарля Пьеро о Мальчике-с-пальчик, спасителе своих братьев и своей семьи. Так вот, в темном лесу сегодняшних неурядиц, непонятностей Мальчик-с-пальчик разбросал камушки-путеводители, ориентиры, по которым новое поколение может определить привычную дорогу в будущее, узнать, что нужно ему делать, как высоко держать голову, оставаясь верными сынами своего народа.

P.S. Что касается жанра написанной книги, то у меня нет никаких сомнений, что это – МАНИФЕСТ – очень серьезный исторический документ, под которым могли бы поставить подписи и первые пламенные деятели «Алаша», и их последователи – жастулпаровцы и наш современник – Азамат.

P.S.S. Грани слова, озвученного в «ДІЛІМ» – это следование традиции, положенной в казахском словесном искусстве великими мыслителями прошлого – Абаем, Шакаримом, Бухар-жырау и многими гениальными светочами духовности. Мурат Ауэзов в своем «восьмиграннике» или «октаэдре» дает также «қара сөз», какие подарил потомкам Абай. Его слова-речи обращены к предкам-пращурами, родителям, братьям-сестрам, ровесникам-соратникам жастулпаровцам. Это слова историка и этнографа, поэта и художника, дипломата и провидца-предсказателя, патриота-интернационалиста, мечтателя, заглянувшего в далекое будущее, и наконец – это слова, в которых звучит предостережение от неверных шагов, неправильного видения мира. В своем пафосе слова – Мурата Ауэзова можно приравнять к оценке, данной одним замечательным мастером пламенного поэтического Слова:

Исчезнут все звуки былого,

Промчатся все призраки мимо.

Но вечно горящее Слово,

Навеки неиспепелимо!

Таковы грани Слова в пророческой книге «ДІЛІМ».

 

18.09.2017 г.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ