Свободомыслие мусульманского Востока

0
96

Духовный мир

Мадина Усенова,
доктор философских наук,
профессор, религиовед

В истории человечества эпоха Средневековья охватывает тысячелетний период, одной из главных особенностей которого было всесилие религии и церкви. Духовенство представляло собой могучее сословие, которое могло любого человека лишить всего, даже жизни. Слыть вольнодумцем в ту пору было опасно. Именно тогда пылали костры инквизиции, наводившие ужас на миллионы людей. И, тем не менее, вольнодумство, идеи свободомыслия, выражавшие прогрессивные тенденции общественного развития, выдвигались и отстаивались наиболее смелыми и честными мыслителями того времени. Особенно ярко это проявилось на мусульманском Востоке.

Средневековую арабо-мусульманскую культуру олицетворяли адибы – самая образованная часть общества. Поэты, ученые, философы, художники, общественные и государственные деятели. Адибом среди философов и слыл Абу Хаян-ат-Тавхиди. Еще его называли «мульхидом», что на арабском означает «не верящим ни в одного из богов», хотя он никогда не богохульствовал. Формально признавая всемогущество Аллаха, он подчеркивал преимущества безрелигиозной морали.
Показательно в этом отношении творчество Абулькасима Фирдоуси (934–1030) – великого персидского поэта, создавшего бессмертную поэму «Шах-наме». В ней он воспевал иранских царей, мифических и исторических, но главным героем его поэмы является Рустам – сын своего народа, покоривший сердца всех читателей мира. Славя Человека, красоту его земных чувств, поступков, Фирдоуси писал:

В цепи человек стал последним звеном,
И лучшее все воплощается в нем.
Как тополь вознесся он гордой главой.
Умом одаренный и речью благой.
Вместилище духа и разума он,
И мир бессловесных ему подчинен.
Ты разумом вникни поглубже, пойми,
Что значит для нас
называться людьми.
Ужель человек так ничтожен и мал,
Что высших ты в нем
не приметил начал?
Земное с небесным в тебе сплетено,
Два мира связать не тебе ли дано?

Всем известно имя Омара Хайяма (1048–1123), ученого, философа, поэта, создавшего незабываемые рубаи. Каждое четверостишие Хайяма как маленькая поэма с философским подтекстом, невообразимо смелое для того времени. Его любили тогда, и любят сейчас даже в самых глубоко религиозных странах, таких как Саудовская Аравия, Иран, где ислам является государственной религией. Его могила всегда усыпана цветами.
Острие сатиры Хайяма направлено на развенчание основных догматов ислама-фатализма, о загробном воздаянии, аде, рае, религиозной морали.

Ужели бы гончар им сделанный сосуд
Мог в раздражении разбить,
презрев свой труд?
А сколько стройных рук,
голов и рук прекрасных,
Любовно сделанных,
в сердцах разбито тут!
Жизнь сотворивши, смерть
ты создал вслед за тем,
Назначил гибель ты созданьям всем.
Ты плохо их слепил?
Но кто ж тому виною?
А если хорошо, ломаешь их зачем?

Такие «каверзные» вопросы поэт задает и служителям культа, претендующим на роль наставников, не взирая на свои низкие моральные качества.

Хоть я и пьяница,
о, муфтий городской,
Степенен все же я в сравнении
с тобой.
Ты кровь людей сосешь,
я – лоз. Кто кровожадней:
Я иль ты? Скажи, не покривив душой?

Столь же ярко, смело высмеивает веру в загробную жизнь поэт Абу аль-Маари (973–1057). Он был одним из первых мыслителей Средневековья, кто обосновал взаимосвязь социального и духовного гнета. В стихах Маари звучат обвинения в адрес правителей, которые, пользуясь темнотой, религиозностью простого народа, притесняют своих подданых, вместе с муллами и казиями обирают народ, отбирая последнее. Религию он считает обманом, порождением алчности и ко­рыстолюбия властей и, обращаясь к легковерным своим соотечественникам, поэт пишет:

Проснитесь, наконец,
обманутые дети!
Вы слепо верите лжецам
былых столетий.
Корыстолюбие, не знавшее препон,
В могилу их свело, и умер их закон.

Очень современно звучат сегодня предостережения поэта – не верить лидерам всяких сект, коих множество в исламе, их лживым обещаниям с помощью «возрожденных» истин раннего ислама, нового мессии обеспечить всеобщее счастье, торжество справедливости и добра. Маари считает, что счастья можно достичь, полагаясь только на себя, свои силы и знания, обустраивая свою земную жизнь.

Люди верят, что будет наставник
ниспослан судьбой,
Чья высокая речь зазвучит над толпой.
Не томись в ожиданье,
надежду оставь, земножитель.
Для тебя твой рассудок –
единственный руководитель!
Этих множество сект для того
существуют на свете,
Чтобы людей завлекать
в хитроумные сети.

В истории средневекового свободомыслия и вольнодумства особое место занимает Абу Наср аль-Фараби (870–950). Наследие этого замечательного ученого-энциклопедиста так многогранно и велико, что исследователи даже сегодня находят множество «белых пятен», ждущих своего часа. Не будет преувеличением сказать, что нет ни одной отрасли знаний, в которой бы он не оставил глубоких суждений, метких наблюдений и гениальных догадок. Аль-Фараби был основателем блестящей школы, из которой вышли такие видные ученые, как аль-Жаухари, аль-Туркестани, аль-Отрари и др.
Следует отметить, что философские воззрения аль-Фараби могут быть правильно поняты только с учетом самобытности, специфики той эпохи, в которой он жил и творил. В условиях раннего Средневековья вряд ли была возможна атеистическая система воззрений. Не случайно Ф. Энгельс неоднократно напоминал о «двухтысячелетнем периоде господства идеализма», в силу чего научно-материалистическое содержание нередко облекалось в идеалистическую и теологическую форму.
В центре философской системы аль-Фараби четко выделяется три главных стержня:
1. Признание вечности мира.
2. Детерминизм в исследовании любого явления.
3. Учение о разуме, приводящее к выводу об отрицании бессмертия индивидуальной души.
Эти идеи не только подрывали и сводили на нет важнейшие основы вероучения ислама, но и любой религии вообще. Более того, сама попытка научного анализа идеологии, господствующей в то время религии ислама, была в величайшей степени смелым поступком ученого.
Аль-Фараби не отрицает Бога, как Творца мира. Этот главный догмат всех мировых религий стал у Фараби предметом научного, философского анализа, исходным принципом которых является не слепая вера, а разум. Вот почему философию великого мыслителя ортодоксы всех времен считали «еретичной» и яростно боролись с ней. Это было равносильно «замахнуться на самого Бога»!
В основе человеческого общежития, по мысли аль-Фараби, лежат социальные чувства и инстинкты, объединяющие людей. А потому агрессия, воинственность чужды человечеству, иначе оно не выжило бы. Эти идеи также шли вразрез с одним из важнейших догматов ислама – с джихадом – священной войной против неверных.
Итак, заслуга свободомыслия и вольнодумства мусульманского Средневековья ІХ–ХІІ веков заключается в том, что в сложных условиях господства религиозной идеологии они расшатывали, казалось бы, вечные истины и догмы мировых религий. Человек в сочинениях вольнодумцев постепенно освобождался от власти сверхъестественных сил, мистики и предрассудков. Разум заявлял о своих правах, накапливая аргументы против религии. Средневековое свободомыслие расчистило путь для развития науки, техники, философии более поздних эпох.
В христианской Европе вольнодумство, испытавшее влияние высокоразвитой арабо-мусульманской культуры, дало мощный толчок прогрессу научно-технической мысли, развитию литературы и искусства, оппозиционно настроенных против религиозной идеологии. Перешедшее от арабов «жизнерадостное свободомыслие», по словам Ф. Энгельса, подготовило материализм ХVIII века.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ