Тайны Бесмойнака

0
543

Сакральная география

Исмаилжан Иминов

Об этом уникальном месте я слышал в пору своего беззаботного детства. Отец мой, имам мечети села Каргалы Абдыкадыр-кари Иминов, в далекие 1950-е годы совершил паломничество в сакральный парк Арасан-Корасан. В те годы ему еще не было и сорока лет, а побывал он там вместе с председателем духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана, муфтием Зияутдинханом Бабахановым и руководителем мусульманской общины нашей республики, казием Абдугаппаром Шамшитдиновым. 

Арасан-Корасан

Прошло более 60-ти лет после той поездки, и теперь я еду в эти дорогие места в составе экспедиции «По сакральным местам родного края», организованной Жамбылским районным акиматом Алматинской области.
Наша «Нива» уверенно движется из села Узунагаш в аул Бесмойнак, который находится в 60 км от районного центра, а пока автомобиль преодолевает расстояние, я немного расскажу о составе экспедиции.
Айткуль Медеуова, хрупкая, невысокая женщина. Я с ней знаком многие годы: она моя коллега, учитель математики, несколько лет работала заместителем заведующего РОНО, была директором школы, а сейчас возглавляет отдел внутренней политики районного акимата. Ратбек Терликбаев, поэт, редактор районной газеты «Атамекен». Поэт – мой близкий друг, мы выросли в одном поселке, он хороший публицист: работал корреспондентом в областной газете «Жетысу». Еще один наш общий друг, который вместе с нами хочет познать сек­реты «Арасан-Корасана» – это врач Сертай Сагеев, директор районной больницы села Каргалы. С Сертаем я знаком более 30-ти лет, помню, как молодым специалистом он приехал работать в нашу больницу. Он не только хороший доктор, но и прекрасный спортсмен, особенно любит играть в футбол. Вот в составе такой команды мы подъезжали к аулу Бесмойнак.
Село это старинное, в прошлом называлось Сергеевка. Оно возникло в годы Столыпинской реформы, когда лучшие черноземные поливные земли царское правительство выделило переселенцам из России и Украины. Сюда попало несколько русских семей, старостой был избран наиболее предприимчивый Сергей Инин. По имени этого человека и назовут село Сергеевка. Лишь в годы независимости аулу вернут исконное название Бесмойнак.
В селе мы зашли в уютную новую мечеть, где нас встретил мальчик, сын имама, он прочитал красивым голосом суру из Корана, поминая всех наших предков, людей, которые жили на этой земле, перед трудной дорогой. Несмотря на летний месяц, в селе прохладно: гуляет свежий ветерок, радует глаз обилие плодовых деревьев… В огородах сельчан уже покраснели помидоры, поспели огурцы, тянется к солнцу зеленый лук. Не случайно это зеленое село издавна называют курортной зоной.
Автомобиль вновь тронулся и направился к сакральному парку, который находится в 9-ти км от Бесмойнака. Дорога была полевая, объезженная машинами. Советский вездеход «Нива» остановился на высокой горе. Мы вышли из машины, рядом стояли еще несколько автомобилей, чьи пассажиры, как и мы, приехали насладиться красотой этой земли.
«Там внизу, в котловине, находится Арасан-Корасан», – сказал Сертай, который уже бывал в этих местах. Заметили, что на веточках кустарника были повязаны лоскутки в основном белой ткани, но не черной. Древние тюрки называли эти лос­кутки «чалама». Этот обычай сохранился еще с тех пор, когда наши предки исповедовали тенгрианство. Они считали, что в этих священных местах витают духи предков. Во время своей экспедиции в Туву в 2015 году я был поражен обилием чалама в этой братской тюркоязычной республике, исповедующей шаманизм и буддизм.
Склон был крутой, почти как обрыв, но мы заметили тропинку, змейкой вьющуюся вниз. Помня народную мудрость: «Дорогу осилит идущий», мы медленно, но уверенно стали спускаться. По тропинке, которая пробивалась сквозь заросли шиповника, с трудом мог пройти лишь один человек.
Вдруг мы заметили куропатку, которая важно шла, а за ней «хвостиком» бежали ее птенчики. Птицы не заметили нас, а мы пропустили их, любуясь веселыми и смешными цыплятами. В нескольких мес­тах мы увидели огромные яблони «дички», чьи ветки с обильными плодами опускались до самой земли.
Шли не торопясь, каждый неосторожный шаг мог принести неприятности. Где-то в середине пути перед нами появилась небольшая гора, поднявшись на нее, мы вновь стали спускаться вниз.
Теперь стала ясно видна речка, которая неслась с юга на север. По ее берегам росли большие деревья. А за рекой были скалистые горы. Рассмотрели одну из скал, чей абрис напоминал профиль головы человека.
На обочине дороги заметили присевших отдохнуть женщин, которые возвращались домой. Они были усталые, но довольные. Поздоровавшись, пожелав друг другу счастливого пути, мы прошли мимо.
Наконец мы дошли до дна котловины. Справа стоял небольшой домик, а впереди возвышались скалы. К нам подошел худощавый молодой человек лет тридцати, с карими добрыми глазами. Он представился нам:
– Я, Куаныш Сакпантаев, хранитель этого святого парка. В течение нескольких поколений мои предки встречали паломников, знакомили их с нашими достопримечательностями. Этим занимался мой отец Жумали, прадед Сакпантай… К нам приходят люди с чистым сердцем и добрыми помыслами, у нас особая аура, больные уходят отсюда здоровыми, а несчастные находят свой жизненный путь…
– Почему эта земля называется Арасан-Корасан? – спросил его я.
– В тяжелые годы, когда джунгарские полчища налетели на наши земли, здесь жили два брата: Арасан и Корасан. Арасан был охотником, метким стрелком. Мужественно казахи сражались с врагами, но, когда захватчики, чьи силы во много раз превышали наши, стали одолевать, Арасан привел в эти места земляков и спас их. А прятал он своих сородичей в этих горах, скалах, пещерах. Если хотите, я покажу эти места.
– А чем занимался второй брат?
– Корасан также любил родную землю, как старший, но был совершенно на него не похож. Он был знахарем и муллой. В нем был сильный и светлый дух, если он читал аяты из Корана, то вода из нашей речки могла течь в обратную сторону. Главное: он лечил земляков травами, водой чистых родников и лечебной грязью. Думаю, что вы попробуете воду из наших ключей, погреетесь в лечебном источнике и грязевой ванне, и узнаете их силу.
Куаныш повел нас к родникам. Мы увидели три источника.
– Попробуйте воду из каждого ключа, она разная. Первый лечит от болезней желудка, второй – от печени, а третий – от заболеваний почек. Лет двадцать назад, тогда еще жив был отец, а я был ребенком, к нам приезжали ученые-медики из России, они взяли пробы, которые подтвердили, что вода и грязь у нас действительно лечебные, – сказал юноша.
Я выпил воду из каждого источника. Родники били из-под земли, и они были рядом, но температура и вкус воды были разные.
– Куаныш, температура воды разная…
– Здесь рядом еще один ключ, животворящая влага, которая лечит болезни сердца, там вода ледяная. В целом, в ущелье семь родников, пять из них здесь, а два – выше по ущелью.
Мы выпили холодную воду, она охладила нас и подняла настроение.
Рядом находилась природная ванна с лечебной грязью, осмотрели мы и ее. Недалеко увидели два больших источника с оздоровительной водой. Решили, что после восхождения на вершину примем процедуры.

Мечеть в пещере

«Нам предстоит подняться в пещеру, где располагалась мечеть, которая находится вот в той скале», – сказал Куаныш, показывая на гигантский валун, часть которого напоминала профиль человека. Я поднял голову, и она закружилась от увиденной картины. До пещеры было примерно метров триста, и где-то внизу на солнце блестела железная лестница.
– Разве можно добраться до нее без специального снаряжения альпиниста? – спросил я юношу.
– Следуйте за мной, при поддержке Аллаха мы сегодня побываем там, – ответил хранитель.
Мы перешли речку, свернули налево и стали подниматься по крутому склону. Вслед за хранителем шел Сертай, а за ним – я. Медленно по узкой тропинке мы добрались до лестницы, дальше метров пять нужно было подняться по ней. Как установили и укрепили лестницу, которая стояла перпендикулярно, под 90 градусов, сказать я не могу, это загадка. «Кому страшно, тот еще может вернуться», – предложил Куаныш, но мы все молчали и стали подниматься за ним. Расстояние до пещеры было с пятиэтажный дом. Минуты тянулись долго, я человек, который родился и вырос в горах, знал, что лучше в таких случаях не смотреть вниз. Осилив расстояние по лестнице, дальше нужно было подниматься почти по ровной стене, опираясь ногами на небольшие каменные отверстия в скале, держась руками за два каната, которые какой-то заботливый человек укрепил за штырь в пещере. Это был самый трудный и опасный участок в подъеме. Первым шел хранитель, вслед за ним мой друг Сертай. Пропустив их, чтобы канат находился в свободном, ненатянутом состоянии, стал подыматься и я. В таких случаях ни о чем не думаешь, главное преодолеть расстояние. Я молил Всевышнего, чтобы он помог мне и моим спутникам.
Наконец я добрался до пещеры. С трепетом, с правой ноги, со словами «бисмилахир рахманир рахим» вхожу в таинственную мечеть, оставляя обувь у порога. Захожу, но волнение не проходит, ведь вслед за мной карабкается Айткуль. А вот и она, я даю ей руку, и она попадает в этот нерукотворный храм. «Я все-таки попала сюда, здесь когда-то была моя мама, а теперь я», – говорит смелая женщина.
У нас у всех хорошее настроение. Я внимательно рассматриваю пещеру, хотя ее трудно назвать так. Когда-то от огромной скалы откололась небольшая ее часть треугольной формы. Потолок пещеры со временем был засыпан другими валунами, которые почти закрыли небо.
С радостью я заметил ласточек, которые свили себе гнездо на потолке и летали, не обращая внимания на нас. Пещера была ухоженная, небольшая. Ее площадь равнялась примерно шести-семи квадратным метрам. Пол был покрыт красным чистым ковриком, на стенах была натянута белая ткань.
– Куаныш, расскажите историю этой пещеры, – прошу я.
– Здесь укрывались мои предки Арасан и Корасан, когда джунгарские полчища обрушились на наши земли, но пещера тогда не была такой, она не была закрыта сверху. Когда аксакалы убегали от чужеземцев, и их вот-вот должен был настичь враг, братья добрались до этого места, совершили здесь намаз и всем сердцем попросили Всевышнего, чтобы он им помог. Аллах пришел им на помощь, укрыл помещение сверху камнями, и образовалась пещера, которая стала мечетью для верующих. В этой мечети нашли убежище женщины, дети и старики. А потом, когда кафиры захватили наши земли и запретили соблюдать мусульманские обряды, сюда, в пещеру, подымались наши предки и совершали молитвы.
– Правда ли, что сюда подымаются даже пожилые женщины?
– Да, и не только женщины, но и старики. Ими движет великая вера в Аллаха, желание совершить здесь намаз. Всевышний помогает им, и они попадают сюда.
– Кто в вашей семье стал первым смот­рителем Арасан-Корасана?
– Много веков назад мои предки охраняли это место, но пришли к власти люди, которые стали преследовать их за это. Оставили пращуры святыню и перекочевали отсюда. Но память об Арасане-Корасане была жива в нашей семье. В годы Великой Отечественной войны, когда Сталин понял, что без поддержки Всевышнего ему не одержать победу над фашистами, он разрешил мусульманам совершать свои обряды. Тогда мой прадед Сакпантай вернулся сюда, открыл заново дорогу в мечеть, расчистил родники, и сюда потянулись люди. После кончины Сакпантая хранителем Арасана-Корасана стал дед, позже отец, а сейчас я.
– Кто являлся хранителем в середине 1950-х годов, когда здесь побывал мой отец с муфтием и казием?
– Прадед Сакпантай. Дед рассказывал, что Сакпантай не раз ездил в Каргалы в мечеть во время айтов. Там он, очевидно, и познакомился с вашим отцом.
В мечети уютно, на душе покой. Мы прочитали аяты из священной книги Коран, прося у Аллаха для себя и своих семей благополучия, а для народа Казахстана – процветания.
Здесь, в мечети, вспомнил рассказ аксакала, с которым разговорился недавно у родников. Вот что он мне поведал: «Это было давно, когда кафиры гнались за Пророком Мухаммадом, вот-вот они должны были его настичь. Пророк увидел в скале эту пещеру и залез в нее, и всем сердцем попросил Аллаха, чтобы Он ему помог. Тогда вход в пещеру покрылся густой паутиной. Увидев это, неприятели решили, что давно люди не заходили в нее и повернули назад. Пророк был спасен».
Долго мы сидели в пещере, не хотелось отсюда уходить, но настало время покинуть ее и побывать на месте, где Пророк Мухаммад по преданию совершил намаз.
Где Пророк совершил намаз…

Члены экспедиции медленно, друг за другом спустились с пещеры, но их путешествия продолжались. На самой вершине горы есть место, которое связано с именем Пророка Мухаммада, об этом нам рассказал Куаныш. Сойдя с лестницы, мы по тропинке свернули направо и по очень крутому склону горы стали подыматься вверх. Подъем был тяжелый, а дорога трудная. Страхуясь, порой держась за ветки кустарников, мы долго шли к цели. Казалось, что мы прошли многие километры, а на самом деле мы одолели расстояние 300-400 метров. Я не чувствовал усталости, впереди была цель, которую мы должны были достичь. При поддержке Всевышнего мы добрались до вершины. И вот, что было там. Плоский камень, где навечно остались следы локтей, колен и место, где Пророк лбом касался земли. Картина была потрясающая, я увидел рядом бесик (детскую колыбель) и место, где Пророк отдыхал и привязывал лошадь. «Как-то, один из пяти ежедневных намазов Он совершил там», – утверждал хранитель.

Лечебные процедуры

Бесмойнак – небольшая, горная речка. Поэтому студеная вода с бешеной скоростью несется по ущелью. По ее берегам растут огромные ивы, дикие яблони, кустарники, местами можно заметить камыш.
Я сел на камень под ивой, наслаждаясь шумом бурной реки. «Прежде, чем принять процедуры в наших лечебных источниках, вам предстоит произвести омовение», – предупредил хранитель. Конечно, мы выполняли его волю. Пред нами предстали два источника с лечебной водой: это были большие родники. В каждом из них одновременно могли искупаться лишь два пациента. В первом вода была слегка мутная, а во втором – кристально чистая, прозрачная, в ней можно было заметить даже маленькие камешки. Жизнерадостный Сертай уже наслаждался водой второго источника.
Я залез в первый ключ, вода в нем была теплая. Через минут тридцать купался уже во втором источнике, вода в нем была прохладнее. Животворящая влага сняла дорожную усталость, я почувствовал себя счастливым младенцем. Выйдя из источников, я направился в природную ванну с лечебной грязью. И здесь меня опередил Сертай. Лишь голова у доктора торчала из грязи. Я уверенно лег рядом с ним. Грязь была очень пластичной, отличалась большой теплоемкостью и медленной теп­лоотдачей, в ней было немало полезных микроорганизмов. Вскоре к нам присоединился Ратбек. Не хотелось покидать теплую грязелечебницу, но нам предстоял обратный путь. Выйдя из природной ванны, я залез в ледяную воду речки Бесмойнак. Эффект был потрясающий, он напомнил чем-то русскую баню, когда после горячей парной попадаешь в бассейн с холодной водой. Затем я вновь принял ванну с лечебной водой, быстро оделся и был готов к дальнейшим приключениям.

Разговор с хранителем

– Куаныш, когда и кто построил этот дом?
– Кажется, в 2005 году сюда приехал большой начальник из Алматы, у него в семье были большие проблемы: любимая жена, с которой он жил более 10 лет, не могла ему родить. Супруги с отцом поднялись в пещеру, совершили там намаз, приняли лечебные процедуры, и Аллах подарил им наследника. Позже она родит ему еще несколько детей. Благодарный Марат-ага, так его звали, возвел этот дом. Строили его 50 человек, все строительные материалы приносили сверху, лишь в фундаменте использовали камни, собранные в округе.
– Сколько человек в среднем за день посещают это место?
– По-разному, в иные дни здесь бывает 100-150 паломников, в другие – 10-15 человек, а иногда сюда никто не спускается.
– Зимой здесь кто-то бывает?
– Нет, сюда трудно добраться, страшно холодно, гуляет ветер. Лишь в ясную погоду можно попасть сюда.
– Ты любишь Арасан-Корасан?
– Странный вопрос, конечно, здесь прошла жизнь многих моих предков, возродил Арасан-Корасан мой прадед Сакпантай, десятилетиями его хранили дед, отец, а теперь настала моя очередь. Надеюсь, что после меня здесь будет хозяйничать мой сын.
Мы обняли Куаныша, как сына, пожелали ему счастья и покинули Арасан-Корасан.

Некоторые размышления об Арасане-Корасане

За последние годы во время своих странствий я увидел немало сакральных мест в Центральной Азии, поэтому могу сравнить эту пещеру с подобными другими. Думаю, что миллионы лет назад первобытный человек не мог пройти мимо красивейшего Бесмойнакского ущелья. Горы, бурная река, деревья, ветер, бушующий вдоль берега, западают в душу любого человека. Известно, что у древнего человека было особое отношение к природе, ведь он сам был частью нее. Считаю, что хотя бы в летнее время человек спускался в ущелье и поклонялся там своим богам и природе.
В 2016 году в составе экспедиции я побывал в Южном Казахстане, где увидел Ак-Мечеть в Байдабекской пещере. Обе пещеры напоминают друг друга, хотя размеры несравнимы. Пещера в Арасане-Корасане в отличие от Байдабекской находится в живописнейшем районе (конечно, гигантская Ак-Мечеть – чудо природы!), ее нужно рассматривать как часть окружающего таинственного мира. Думаю, наши пращуры не могли не заметить неба, видневшегося в потолке пещеры, ведь они поклонялись Тенгри (Небу). Очевидно, и до нас здесь были исследователи, но я, к сожалению, не нашел этому подтверждения.
Теперь поговорим об этимологии слов. «Арасан» в казахском и в других тюркских языках означает «источник, минеральный, теплый источник». Понять значение слова «корасан» сложнее. Вначале я решил, что это обычная игра слов «арасан-корасан». Но здесь есть все признаки культового места, поэтому, скорее всего, слово «корасан» пришло сюда с персидского (согдийского) языка, и означает «откуда пришло солнце».
Необходимо вновь провести химический анализ воды, грязи, чтобы научно подтвердить их лечебные свойства.
Считаю, что Бесмойнакское ущелье необходимо превратить в один из туристских объектов Жетысу, но для этого нужна инфраструктура.
Вечер. Автомобили несутся в сторону Узунагаша, наша экспедиция возвращается в районный центр. Я был благодарен судьбе не только за то, что увидел одно из самых загадочных мест в Жетысу, но и за то, что этот путь прошел с надежными спутниками.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ