ОПРЕДЕЛЕНИЕ БЕРЕГА

0
76

Ничто не бывает так постоянно, как временное. Эта житейская истина всплыла в памяти в связи с недавним обсуждением законопроекта «О прокуратуре» в Мажилисе Парламента РК.
Слушая четко выверенные комментарии, глубоко продуманную позицию Генпрокуратуры Республики Казахстан, нельзя было не заметить ответственный подход и тщательную подготовку ее руководителя к этой встрече. Подкупали не только высокий уровень культуры речи, произнесенной на государственном языке Жакипом Асановым, но и его стремление доходчиво разъяснить каждому и всем основную суть предлагаемого к обсуждению законопроекта. Из его весьма лаконичного выступления внимательный человек мог, по меньшей мере для себя, вынести следующее.
Первое. При существующем скепсисе у отдельной части населения, не владеющей государственным языком, относительно возможностей казахского, речь Генерального прокурора как нельзя лучше демонстрировала богатство языка Абая, способного, если нужно образно, лаконично точно выразить любую мысль, донести до каждого любую идею, скрытую суть любого сложного процесса эпохи глобализации. Ведь если обывателю неведомы азы языка, то это вовсе не говорит о его слабости. Эту простую истину еще раз напомнило блестящее выступ­ление Ж. Асанова.
Второе, оно же и главное, имеющее непосредственное отношение к зачину нашего материала. Речь о временности бытия. О том, что в этой жизни все преходяще, мы знаем еще со времен царя Соломона. Однако и этой истины оказалось недостаточно, чтобы не удивиться смелому посылу Генерального прокурора. В своем открытом, честном выступлении он, в частности, сказал следующее:
«С прошлого года мы столкнулись с одной серьезной задачей. Сколько было обсуждений, дискуссий, соцопросов, голосований по этому поводу. Даже пригласили специалистов и ученых из-за рубежа. Однако не смогли прийти к единому мнению. Задача заключалась в том, что нужно было определить… стратегию и миссию прокуратуры. Каковыми они должны быть? Невозможно без их определения точно сказать, для чего нужна прокуратура, имеющая конституционный статус. Если у нее нет конкретной стратегии, ясной миссии, то какая может быть польза от ее деятельности? Как и куда бесцельно двигаться работникам правоохранительной системы? Словом, мы сподобились блуждающей в море лодке. Поэтому для нас архиважно определение стратегии и миссии нашей отечественной правоохранительной системы. В существующем законе не были определены наши полномочия. Нет у нас четкой зоны ответственности. Есть только одна обязанность – объять необъятное».
Искренне хочется продолжать цитирование, поскольку Генеральный прокурор во всеуслышание произнес выстраданные мысли, не только свои, как говорится, но и коллег, желающих жить и работать по совести. И такое откровение высокопоставленного руководителя, во-первых, услышишь нечасто.
Во-вторых, это очень принципиально, поскольку неизвестно, сколько лет до прихода нового руководителя прокуратура страны работала, мягко говоря, по наитию, на ощупь. Без конкретной стратегии и миссии. И это не может не сподвигнуть нас к вопросу: как же так, в такой важной, судьбоносной сфере трудились на авось? Напрашивается закономерный вопрос: возможно, Генпрокуратура не одна такая, работавшая без руля, компаса и ветрил? Просто новый руководитель оказался тем человеком, который искренне желает выстроить полнокровную системную работу в курируемой им сфере. Живет заботами о людях, о будущем своей страны. И это же, конечно, заслуживает глубокого уважения.
Судя по выступлению Жакипа Асанова, оказывается, хотя в обязанности каждого государственного органа входит обеспечение законности в своей сфере, прокуратура дублировала их, растрачивая свои ресурсы.
– Для нас нет ограничений, можем контролировать всех подряд, было бы желание, – сказал он. – Поэтому мы всесущие: лезем во все дела. Мы и СЭС, мы и районо, мы и райсобес. В детском садике один прокурор замерял температуру, второй считал ложки, третий проверял журнал посещения. Главное – проверять. Ведь есть отчет, все его графы должны быть заполнены… Нередко облачаемся в шкуру финконтроля. Особенно нам нравится проверять тендеры и госзакупки. Однако польза от подобных проверок невелика. В результате не можем сосредоточиться на более важных для общества вопросах.
До первого июля нынешнего года работу без малого 60 контролирующих и проверяющих органов, оказывается, добровольно взвалила на себя прокуратура. Первым было удобно: если возникают какие-то проблемы, то опасаясь ответственности, они могли переложить любую проверку на прокуроров. Последние, в свою очередь, захотели – проверили, не захотели – нет. Удобно и тем, и другим. Подобные вариации своеобразного контроля и надзора – прямой путь к коррупции. Ведь такого универсального органа, тотально проверяющего всех и вся, нет ни в одной стране. Исходя из того, что прокуратуре отведены функции контроля и надзора, все проблемные вопросы прокуроры замкнули на себе. В прошлом году, к примеру, они занимались разборкой поступивших более 300000 жалоб и заявлений. Энную часть из которых должны и могли бы, очевидно, проверить соответствующие государственные органы. В развитых странах 70-80 процентов прокуроров контролируют работу следственных органов, таким образом, обес­печивая соблюдение прав человека. Нам же по душе как-то проверка бизнеса, разбирательства в гражданских спорах. При этом самый больший поток жалоб от населения поступает на работу следственных и судебных органов. Этот участок в нашей работе остался в стороне. Занимаясь всеобъемлющим общим надзором, тратим силы.
Генпрокурор заверил депутатов о том, что высший надзорный орган страны не собирается перекладывать свои функции на других. Более того, чтобы максимально помочь нуждающимся открыты Центры правоохранительных услуг. Однако в мировой практике подавляющее большинство жалоб рассматривается на суде. И в Казахстане должно быть так. Задача Генеральной прокуратуры – обеспечить высший надзор за соблюдением законности, представлять интересы государства в суде, осуществлять от имени государства уголовное преследование. Отныне прокуратора намерена основные силы сосредоточить на выполнении задач, вытекающих из утвержденных ею стратегии и миссии.
Такая позиция Генпрокуратуры обнадеживает. Закон РК «О прокуратуре» подписан Президентом Казахстана. Отныне всевозможные цели и задачи краткосрочного плана, характерные для транзитного времени, остались позади. Настал час каждому и всем в своей деятельности забыть о временных полумерах. Идет определение берега. Возможно, и другие руководители министерств и ведомств найдут в себе силы и мужество также пересмотреть, проанализировать свою работу. Определиться со стратегией и миссией руководимых ими министерств и ведомств.

Аяган САНДЫБАЙ,
главный редактор журнала «Мысль»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here