Каменная книга Ак Баура

0
1085

Сакральная география


специалист экспозиционно-выставочного сектора Восточно-Казахстанского музея искусств

Нам посчастливилось жить в эпоху глобальных перемен. Стремительно меняются технологии, экономика, этические и эстетические каноны в обществе, меняется и сам человек. Путь казахстанцев от общинных приоритетов и ценностей к установкам, выработанным партией победивших гегемонов, сейчас неожиданно распахнулся таким необъятным космосом, такой манящей и, одновременно, пугающей свободой, что нам, старшему поколению, иногда становится тревожно. Эти тревога и забота о будущем – главные темы и основные эмоции, звучащие в статье Президента Н. А. Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». 

Текст этот так разительно отличается от всех предыдущих Посланий, программных обращений Главы нашего государства. Он – первый из немногих политиков современности, кто в открытую призывает к разрушению стены более значимой, чем берлинская и китайская вместе взятые. Эта невидимая ограда в нашем сознании долгое время отделяла духовное, сакральное, религиозное знание от естественнонаучного. Такой водораздел, свойственный современной цивилизации – не просто мучительное недоразумение. Эта ограда – признак и причина слабости каждого в отдельности и всех вместе. В этом смысле любой древний египтянин был счастливее любого из нас, потому, что сакральный, бестелесный мир «неживого», «потустороннего» был для современников фараонов приближен, не страшен, а тонкий мир духов казался естественной и закономерной частью земного и видимого существования.
В статье Президента сказано, что Казахстан должен стать частью мировой экономики, заговорить с миром на языках, завоевавших себе признание большинства. Чтобы стать успешными в рыночном мире, созданном по законам западной цивилизации, казахстанцы должны стать прагматичными хозяйственниками. Но при этом важно не утратить главных признаков национальной идентификации, связей с предыдущими поколениями, жившими на этой земле. Мы ведем себя, как материалисты, а потом идем в мечеть или церковь, чтобы помолиться. На самом-то деле одно не противоречит другому, и все миры волею Всевышнего способны разместиться в маковом зернышке по законам римановской геометрии. Надо только разрушить стену, модернизировать, как говорит наш Президент, сознание, увидеть будущее и прошлое своего народа, как единое целое. Это все равно, что из моря выйти на сушу, из воздушного пространства – в космос. Стена, разделяющая религиозное, теологическое и научно-атеистическое мировоззрение стала осыпаться уже трудами великих ученых и мыслителей ХIХ–ХХ века. Абай Кунанбаев, Михаил Лермонтов, Павел Флоренский, Герман Минковский, Альберт Эйнштейн уже пытались гармонизировать наше сознание, с помощью поэзии, физики, математики заглянуть в тонкий духовный мир глазами исследователя, а не испуганного молнией дикаря.
Впервые об этом говорит политик, уверенный, что закрытое, сакральное может и должно стать частью массового общественного сознания. Такое обращение – лучший комплимент своему народу, ведь со времен Лао-цзы считалось, что управлять легче невежами. Можно ли, являясь физиком-химиком, политиком, модернистом, капиталистом и патриотом, быть искренне верующим человеком? Нам мешает стена в сознании. Может быть, эту гармонию обретут наши дети?
Начинать всегда следует с понятного и наглядного. В течение 25 лет мы учимся элементарному молитвенному правилу – обращению к тонкому духовному миру. Без такого разговора был немыслим ни один день наших бабушек и прадедушек. Как быстро мы утратили эту привычку и проживали свою жизнь в страшном одиночестве, наедине с безжалостной и грозной природой, воистину, как дикари.
Безбожник всегда в страхе и смущении перед тайной рождения и смерти. Этот ужас отравляет ему всю радость земного бытия, лишает всех связей с любимыми, покинувшими этот мир. Народ, как сущность, виден только во времени. Любая культура несет в себе древние сакральные коды, зачастую утерянные навсегда, но ощущаемые интуитивно, через искусство и эмоции.
Наши предки многое сделали для нас. Они оставили нам свой опыт, свои послания. Чтобы почувствовать себя не продавцом на рынке, но частью своего народа, надо разрушить эту стену, иметь казахстанскую голову, изучая английский или китайский. Не зря наш Президент говорит: «Лучшая форма патриотизма – это изучение истории родного края». Пусть читатель простит меня за столь пространное вступление и, может быть, слишком вольную интерпретацию статьи Президента. Все это, как круги по воде. Но главная, ошеломляющая мысль была высказана ясно: отныне космос с его планетами и звездами распахнулся для нас не менее обширной Вселенной Духа. Если задуматься и быть повнимательней, то каждый из нас, ломая стену, изменяя сознание, может найти вокруг себя немало объектов, явно открытых двум мирам. Об одном из таких удивительных мест хотелось бы рассказать в этой статье.
Ак Баур – многоаспектный исторический и природный памятник, находящийся в Восточно-Казахстанской области. Точных и общепринятых датировок для Ак Баура до сих пор нет. Не исследовано назначение многих его элементов. В разных формах он функционировал в течение, по крайней мере, двух-трех тысячелетий. Предлагаемый текст в жанре эссеистики показывает особую значимость подобных объектов, разбросанных на громадных пространствах Евразии и других материков. Основная идея статьи – попытка наведения мостов к духовному миру создателей памятника. Возможно, что вскоре нам посчастливится найти признаки преемственности культур, располагающихся на расстоянии тысячелетий друг от друга.

Время читать камни
Глиняные таблички, шелестящие страницами книгохранилища, мирно спят в ожидании читателя. Но уже совсем скоро, наверное, в течение десяти-двадцати лет на Земле будет создано единое виртуальное информационное поле – сокровищница всех знаний и достижений культуры. В какой-то критической точке объем накопленных знаний качественно изменился. Новая информационная копилка активна, как живое существо. Она заполучила средство передвижения – интернет, самостоятельно приходит к нам в дом и обладает своеобразными, свойственными только ей средствами обольщения. Во многом она формирует наш образ жизни, политические и этические пристрастия, при этом претендует на лидерство в семье и, вообще, любое лидерство при выборе цели Ноmо, который думает, что он еще самостоятельно sapiens. Никто не знает, как долго будут востребованы наши любимые книги, художественные плоскости картин, лишенные динамики и блеска экранов. Чтобы не бояться грядущего информационного взрыва, стоит обратиться в прошлое и поискать аналогии.
Цивилизации каменного века существовали в течение, по крайней мере, двух миллионов лет. Удивительно, но человеку тех «незапамятных времен» уже удалось создать «единое информационное поле». Следы его разбросаны по всей планете, а матрицы узнаваемы в британском Стоунхендже, недавно открытых пирамидах Антарктиды, крымских дольменах, уральском Аркаиме и Ак Бауре. Время читать эти камни. Хотя бы для того, чтобы разобраться с нашими электронами и глобальными системами связи.

Невыносимая дискретность бытия
«Сады камней», разбросанные по всему миру, появились как будто в одном проекте. Они несут протознания не только утилитарного, охотничьего, но и космогонического, мировоззренческого характера.
Конечно, любой историк красочно и наглядно представит любому искусствоведу, как скукожилось пространство уже с появлением скифов, которые за полвека до Рождества Христова начали кампанию расселения от Алтая до Карпат. Спустя тысячелетие, не менее бесстрашные и динамичные тюрки прошли, проскакали от Монголии до Венгрии и понаставили каменных баб с чашами. Энергетика этих народов питалась искренней верой в воскрешение и продолжение жизни в том же человеческом образе. Тенгрианцы освоили немыслимые земные пространства, по-своему объяснили, приняли и гордо преодолели невыносимую дискретность бытия. «Пройдешь через сон и очнешься, как сурок и трава (если ты сын земли), как солнце – если ты сын Неба». В колодцах времени еще просвечивают их герои и логика их поступков.
Но страна городов на стыке Южного Урала с Костанайской областью, в том числе и знаменитый Аркаим, датируемый эпохой средней бронзы (рубежа III–II тыс. до н. э.), мегалиты Стоунхенджа, наш Ак Баур – это совсем другое дно, другая история. Археологи определяют время создания подобных объектов переходным периодом от каменного века к эпохе бронзы. Ныне ставить перед собой задачу – объяснить назначение таких памятников – просто немыслимо. Время собирать камни, чтобы только выявить общие закономерности.
Слишком быстро мелькают восходы и закаты. Слишком коротка индивидуальная память. Быстроногий олень – нелегкая добыча. Годы уходят на то, чтобы узнать все его повадки. Годы и годы необходимы для того, чтобы сконструировать каменный дротик и стрелы, которые летят точно в цель, как наши ракеты.
Кто и когда впервые преодолел свой смертный эгоизм? В данном случае не важно, был ли это очередной глиняный (т. е. собранный из элементов неживой материи) клон Всевышнего, или некрасивый австралопитек, эволюционирующий по Дарвину. Главное, что следы деятельности этих благородных господ, осознавших краткость мига «между прошлым и будущим», мы находим повсеместно. Кто придумал такой способ передачи знания через самую неизбежную и абсолютную таможню смерти? Каким был шифр, какими знаки и страницы? Они, наши непричесанные и невоспитанные предшественники, уходили в страну вечной тишины и несли с собой свой камень за пазухой с посланием к потомкам. Это удивительно! Все наши проповеди о любви к ближнему сравнимы ли с подобным поступком? Они искали способ передачи знаний для тех, кто будет после них.
Говорить о таких вещах всегда нелегко. Хочется убежать от всякой эзотерики и мистики. Звать мировую археологическую общественность и глубоко копать древние могильники тоже не хочется. Сегодня мы просто рассказываем вам о некоторых объектах Ак Баура, которые экскурсоводы Восточно-Казахстанского музея искусств показывают, как свидетельство иной, давно ушедшей цивилизации, существовавшей задолго до появления письменности и бога Аполлона вместе со всеми его музами.

Ось Вселенной от сердца и ввысь
То, что мы сейчас называем Ак-Бауром, представляет собой памятник из множества объектов, размещенных на компактной территории среди отрогов Калбинских гор. Рядом находится село Сагыр (бывш. Ленинка). По Самарской трассе это в 38 км от г. Усть-Каменогорска – областного центра Восточного Казахстана. В Ак Бауре можно увидеть могильники, петроглифы, каменные изваяния и каменный Хронограф, Грот с наскальными рисунками, своеобразные, местного фасона, дольмены и множество других малых и немалых архитектурных форм неясного назначения. В эпоху бронзы здесь добывалось жильное золото, а также олово и медь, поэтому специалист без труда найдет в этих местах горные выработки.
Известный ленинградский археолог Сергей Сергеевич Черников начал подробно исследовать наш регион в 1935–1937 годах.
В 1980-х годах казахстанский ученый Зейнолла Самашев одним из первых провел обширные исследования в окрестностях поселка Ленинка. Мировую известность принесли ему археологические открытия на Берельских курганах. Он же впервые упоминает название «Ак Баур» в своей монографии.
В названии объекта – два корня. «Ак» в казахском языке означает «белый», «бау­ыр» имеет три значения: «склон, подошва горы», «печень», а также «младший, меньший брат». В любом из этих словосочетаний можно найти подходящие смыслы для названия памятника.
Ак Баур, как замшелый камень, уже изрядно оброс гипотезами.
Многие современные исследователи в Восточном Казахстане (В. А. Иконников, Н. Д. Топольняк) имеют доказательства того, что Ак Баур – древний астрокомплекс. Кто-то из наших краеведов, например Б. В. Щербаков, до сих пор считает, что здешние камни – всего лишь загоны для скота. Неоднократно бывал в этих местах доктор культурологических наук, хранитель археологической коллекции Государственного Эрмитажа, известный специалист в области астроархеологии Л. С. Марсадолов. Он исследовал шестнадцать аналогичных объектов в разных странах мира. В 2007 году под его редакцией вышел сборник статей «Ак Баур – древнее святилище на Западном Алтае».
Места эти обладают особой притягательной силой. Уже за несколько километров от Ак Баура на вершинах окрестных возвышенностей видны черные каменные пирамидки – каракши – указатели пути к святым местам. Современная асфальтированная дорога нарушила цельность комплекса. С запада его ограждает высокая горная гряда «Кызыл тас» («Красный камень»). На закате она приобретают красноватый оттенок. Одна из вершин, которую сейчас называют «Сорокиной горой», сразу привлекает внимание.

Она кажется искусственно облицованной и подработанной в форму пирамиды (фото 1). Нижние ближние отроги горы, выделяющиеся на фоне неба, также подправлены. Сначала этому не веришь. Потом убеждаешься, что засечки и визиры на линии горного хребта – повсеместная практика здешних протоастрономов. Вряд ли древние египтяне высылали чертежи пирамид и картинки сфинксов строителям Ак Баура. Сейчас никто из нас не скажет, почему к достоинству умершего надо приобщиться в пирамиде или возле нее. Такие совпадения лишний раз убеждают, что знания наши – не есть вершина всего предыдущего. Что же касается сфинкса, то он тоже имеется не так далеко от Ак Баура, на вершине другой высокой горы. Пятиметровое это сооружение видно с трассы. Стоит подняться на гору, чтобы убедиться: перед тобой нечто совсем непонятное и очень древнее (фото 2).
У подножия Сорокиной горы находится курганное «Поле мертвых» – погребальный комплекс разных эпох, в диапазоне, как говорят историки, «от второго тысячелетия до н. э. вплоть до Средневековья». Поверху – тюркские курганы с каменными грядами-усами, появившиеся на Алтае в VII в. до н. э., ниже – другие более древние, не исследованные захоронения. Каков их возраст – не знает никто. Это царство Аида, как и положено, отделено от мест поселения людей рекой Стиксом (У нас она – Урунхайка).
Когда размышляешь о подобных памятниках древнейшей истории, нелишне вспомнить не только ученых, но и людей искусства – поэтов и художников. Они, несомненно, обладают специфическим, интуитивно-эмоциональным методом познания мира. Им легче догадаться о системе формирования образов наших предков. Ак Баур любит тишину, а человек с мольбертом лучше всего соответствуют окружающему пейзажу. Первые «пленэры» состоялись здесь не менее двух тысяч лет назад. Петроглифы на скалах с изображением лошадей, оленей, наскальная живопись в Гроте выполнены древними художниками, а для них творчество было не развлечением, но жизненной необходимостью. Наш музей неоднократно проводил пленэры в Ак Бауре. Именно художники обратили внимание на неоднократно повторяющийся на скалах знак – «след стопы и сопровождающий его круг солнца». Стопа человека, как вектор, указывает направление движения. Иногда солярный значок находится позади следа, иногда перед ним. Размеры каменной ступни тоже разные: от великаньих до младенческих (фото 3).
Поэт и художник Е. В. Курдаков увидел в гроте Ак Баура ни больше, ни меньше путь миграции древних людей в эпоху Ледникового периода (таяние последних ледников закончилось примерно 10–12 тыс. лет назад). Некоторые стихотворения этого автора несут в себе информацию солидной монографии.

Эти грубые глыбы порфира,
Эти кварцы на гребнях холмов,
Каждый камень лежит в центре мира,
Над седеющим прахом веков.

Нет окраин, границ, расстояний.
Страны света, сойдясь, – разошлись.
И кварцитовой пылью искрится
Ось Вселенной от сердца и ввысь.
Нашу экскурсию мы обычно начинаем с так называемой Визирной площадки и показываем, как обозначили древние люди эту «ось Вселенной от сердца и ввысь». Наверное, гордые они были. Осознавая, кратковременность человеческой жизни, привязали свои камни к единственной на небосклоне неподвижной точке – Полярной звезде, находящейся, как говорят современные астрономы, рядом с северным полюсом мира. Не зря в Казахстане называют ее «Темір қазық», что означает «Железный кол». Эта площадка, практически горизонтальная, создана путем выемки части склона горы Коржимбай. Объем земляных работ, при учете того, что грунт в основном – скальный, внушает уважение к древним строителям и наводит на размышления об организации труда и устройстве общества тех «дикарей».
На севере площадку ограничивает девятиметровая стенка из шести тщательно обработанных камней разнообраз­­­­­­ной формы и высоты (от 80 до 135 см) (фото 4). Центральный камень этого «забора» напоминает небольшой менгир и является визиром, указывающим направление на Полярную звезду. Если находиться перед стенкой лицом к визиру, замечаешь рукотворные выемки на плитах и другие далекие визиры на окрестных холмах (в виде менгиров, каракши или искусственных западин) примерно через 30 градусов по обе стороны от северного направления.
Звездное небо прекрасно, но люди в больших городах почти не видят звезд. Наблюдать точки восхода и захода солнца нам также ни к чему. Здесь же с помощью природных и рукотворных объектов круговой панорамы древний человек привязал самое неуловимое – время.
На этих холмах с тебя быстро облетает вся шелуха цивилизации. Сначала чувствуешь особенный запах полынки (джусана) – невзрачной мелкой белесо-зеленой травы, которая чем-то отличается от полыни и считается у местных чабанов и лекарей целебной. Потом, в ходе экскурсии, взрослые и дети постепенно забывают про свои смартфоны, привычку превращать любой выход на природу в фотосессию, потом начинают всматриваться в камни, искать петроглифы, потом обращают внимание на солнце, поражаются работающему с незапамятных времен каменному Хронографу. Открытие его – заслуга краеведа Н. Д. Топольняка.
В течение нескольких лет он и его семья вели видеосъемку на Визирной площадке. На западе площадку ограничивает гранитный останец, имеющий искусственно созданные расщелины. Однажды Николай заметил, что световое пятно – солнечный зайчик, появляющийся из расщелины при закате солнца, бежит точно по вершинам каменной стенки в дни равноденствий (22 марта и 22 сентября). На противоположной восточной стороне, у подножия горы Коржимбай обнаружили настоящую шкалу в виде каменной ступеньки с выбоинами. Крайний правый ее выступ соответствует точке исчезновения закатного солнечного зайчика в самый длинный день в году – 22 июня. В течение года

поочередно работают три щели на останце. Каждый день при заходе солнца, в ясную погоду наблюдался этот театр теней (фото 5). На каменной ступеньке можно отметить любой значимый день в году. Зимняя часть шкалы сейчас укрыта слоем почвы, а летняя видна достаточно хорошо. Солнце, как привязанное, движется вдоль этой линейки. Каменный Хронограф без устали отсчитывает время, а стена разделяет Тепло и Холод, Лето и Зиму, Добро и Зло, Жизнь и Смерть.
Вершина горы Коржимбай также тщательно подработана. На ее склоне сохранилось каменное кресло наблюдателя звездного неба. Николай Топольняк нашел в Ак Бауре множество объектов, подтверждающих его теорию о том, что здесь была своеобразная обсерватория. Его датировка Ак Баура опрокидывает наше сознание в такие бездны прошлого, о которых официальная наука и говорить-то стесняется. Идеи этого человека заразительны. Когда видишь скальные склоны, рассеченные по прямой каким-то неведомым лазером, гранитные плоские камни, порезанные ровненько и секторально, как тортик, – поневоле начинаешь думать о «высоких технологиях» некоего «белого братства древних каменщиков». Однако, Николай Дмитриевич наши фантазии усмиряет. Он химик по образованию, поэтому говорит, что подобные расколы имеют естественную природу. А таких каменоломен с ровными, как по линейке, распиленными кусками породы в окрестностях нашего города немало.
Объем статьи не позволяет упомянуть все удивительные объекты комплекса. Многие из них описаны в монографиях и сборниках уже упомянутых исследователей. Выше по склону на двух кубовидных подпорках лежит камень-призма. Высота его около 2 м, ширина – 3,5. Внизу, под камнем, образован искусственный грот, на стенке которого выбиты петроглифы (фото 6).
На экскурсии, после Визирной площадки, мы идем к большому останцу, который называют «Оленьим камнем». У народов Алтая олень всегда был символом солнца. И здесь белый олень и вереница черных обращены на северо-восток и освещаются восходящим солнцем во время самых длинных летних дней в году. Еще один останец грибовидной формы, который мы посещаем на экскурсии, также хорошо исследован Л. Марсадоловым и назван им «Скальным выходом с лунками». Эта скала так хорошо проработана, что напоминает скорее скульптурную группу некоего первобытного авангардиста или прибор для регистрации дней равноденствия и солнцестояния. Чего там только нет. И булыжники с лунками, фиксирующими тени от выступов скалы, и сквозное отверстие в форме неправильного четырехугольника, направленное с запада на восток, имеющее свои фокусы-эффекты с солнечными зайчиками. У подножия скалы на горизонтальном камне выбит следок-ступня младенца. Он указывает направление с запада на восток через узкое отверстие в скале. Круг –солнечный значок, находится, естественно, перед ним, как указатель того, что у человека-малыша впереди много дней.
Далее мы следуем в Грот, расположенный на юго-восточном склоне горы Коржимбай. Длина его – около 9 м, максимальная ширина – 4 м. Здесь сохранились рисунки, выполненные охрой. Какие-то горе-исследователи, чтобы калькировать их, обработали стенку химическими составами, поэтому почти все рисунки имеют сейчас синеватый оттенок (фото 7). Возможно, там изображена карта звездного неба, возможно, – все, что просил у Всевышнего первобытный охотник. Жилища в виде островерхих шалашей, антропоморфные фигурки можно рассматривать часами. Выделяется очень стилизованное, прямо-таки авангардное изображение поверженного горного козла, рисунок колесницы при виде сверху. Учителя черчения приходят в восторг от этого древнейшего чертежа. На потолке Грота имеется искусственно выбитое отверстие, по форме напоминающее ту же самую печень – бауыр. Курдаков в своей книге об Ак Бауре пишет, правда, о форме сердца, но упоминает и о повсеместной в древности практике гадания по печени жертвенного животного, ссылаясь даже на гомеровский эпос. Рядом с Гротом имеется хорошо оборудованная площадка, где собирался народ. Сохранились каменные кресла правителей, большой плоский, камень неясного назначения, поставленный перед аудиторией вертикально, как каменное зеркало или экран. Жутковатое ощущение вызывает скульптура, напоминающая череп архара в виде камня на постаменте с просверленным в глазницах круглым отверстием (фото 8). Рядом – скала с идеально обработанным арочным входом в небольшую пещерку. Перед Гротом – очень характерная для здешних мест малая архитектурная форма – каменный треножник. Этнографы называют его жертвенником, а местное население приносит сюда курбан-айтовского барашка.

Заключение
Что думать об этом нам, не научившимся понимать даже современников? Может быть, смириться, что последний камень сада Рёкамон не виден никогда. Он, как электрон, то появляется, то исчезает. И в этом вся прелесть.
Но эти камни – носители важной для людей информации. Наши далекие предки надеялись, что она будет прочитана будущими поколениями с благодарностью. Может быть, поэтому надо сохранить всякие книги – бумажные, каменные и электронные, ведь преемственность, память, как спираль ДНК, – главное дело для Живого в этом мире. Иначе все теряет смысл.
Как ни далека от нас та, первобытная жизнь, – мы наследники ее каменной культуры. Когда видишь голубой купол мечети, соперничающий своей лазурью с тенгрианским Небом, когда режешь пасхальный кулич, нелишне вспомнить: все это – в какой-то мере, наследие тех, кто впервые взглянул на звезды и постарался договориться с ними.

ЛИТЕРАТУРА
1. Ак Баур – древнее святилище на Западном Алтае. (Факты, наблюдения и объяснения). Под общ. ред. Л. С. Марсадолова. Усть-Каменогорск, 2007.
2. Байназарова Г. Священная тюркская страна. Алматы: Изд-во «Өнер», 1994.
3. Куликова Е. Н., Недосекова И. Ю. Ак Баур – природно-исторический комплекс Восточного Казахстана. Монография. Усть-Каменогорск, 2014.
4. Куттыкадам С. Дао Алтая. «Мысль». № 3, 2017.
5. Курдаков Е. В. Ак Баур. Тайны и открытия. Усть-Каменогорск, 2008.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ