О созидательной силе слова

0
492

Слово редактора

Прошло всего два десятка лет, как журналистское сообщество перестало отмечать День печати пятого мая. Профессиональный праздник, перенесенный на конец июня, ныне у многих коллег не вызывает былых ярких эмоций. И не потому, что журналисты, успевшие поработать в советской печати, ностальгируют по прошлой, дорыночной жизни. Нет. Грустно по другому поводу.
Работая по принципу, кто платит, тот и танцует, журналисты всё больше и больше «пляшут» по вызову. А ведь двумя десятилетиями ранее несколько поколений работников пера и микрофона, которых искренне называли «совестью планеты», восстанавливая историческую справедливость в своих эссе, как это делал Ануар Алимжанов, изучая запредельные возможности человека в великолепных социальных очерках, как Геннадий Бочаров, смело занимаясь журналистскими расследованиями, как Евгения Доцук, что называется, выполняли благородную миссию. Яркие честные выступления публицистов не только защищали интересы простых людей, но и помогали государственным органам принимать верные решения на правительственном уровне.
Хотя прошло много лет, до сих пор свежа в памяти статья Олжаса Сулейменова «Почему худеет овца?», опубликованная в «Казахстанской правде». В ней большой поэт и блестящий публицист со знаниями, не уступающими знаниям профессиональных экономистов и зооинженеров, поднял на высокий государственный уровень злободневные в те годы вопросы, связанные с развитием экономики, судьбами сотни тысяч людей, занятых в животноводстве.
В 1987 году ныне широко известный казахстанский режиссер Игорь Вовнянко снял остросоциальный документальный фильм «Кумшагалская история», где на языке визуальной публицистики защитил интересы жителей рабочего поселка, в котором условия жизни были хуже, чем у племён, живущих в джунглях Амазонки.
Кумшагалская история получила всесоюзное звучание, о ней стало известно в самой Москве. Власти оперативно откликнулись. Построили практически современный поселок и переселили туда всех жителей Кумшагалы. Благодарные джамбульцы предложили кандидатуру кинопублициста в депутаты Верховного совета республики, но он предпочел заниматься творчеством.
В те годы подобные действенные выступления были не редкостью. Более того, уважающие себя журналисты, коллективы больших и малых газет, телевидения и радио готовили корреспонденции, статьи, социальные очерки, аналитические обзоры, сюжеты, репортажи, фельетоны, а также работали в других сатирических жанрах, дабы всесторонне и убедительно вскрыть социальные язвы, поправить допущенные промахи, разрешить проблемы в различных сферах жизни. Они в своих выступлениях не только обнажали крупные проблемы, но и нередко предлагали пути их разрешения. К примеру, благодаря действенным и активным выступлениям ведущих публицистов и ученых был свернут мегапроект переброски (поворота) сибирских рек в Казахстан и Среднюю Азию. Проект, над которым работали сотни научно-исследовательских и проектных институтов на протяжении многих лет. И это было не только торжество разума, но и триумф публичного слова. Так была предотвращена глобальная экологическая катастрофа.
Эти факты мы привели, чтобы напомнить простую истину: успешную реализацию Стратегии «Казахстан-2050», госпрограмм и реформ трудно представить без наличия в стране действенной прессы. Неспроста президент, автор Декларации независимости США Томас Джефферсон еще в хiх веке воскликнул: «Если бы пришлось выбирать: иметь правительство без газет или газеты без правительства, я бы, 
не раздумывая, выбрал второе». Возможно, наш посыл на первый взгляд категоричен. Но он верен. Ибо работа отечественных СМИ без действенных выступлений, как в свое время, будучи Государственным секретарем РК, предельно точно отметил Марат Тажин, «это крайне расточительное отношение к деньгам налогоплательщиков, которые попросту выбрасываются как в топку».
Почему продолжают появляться безликие газетные и журнальные публикации, теле-и радиопередачи с нулевыми рейтингами? Причины нужно искать не только в работе и возможностях журналистского корпуса. Сложность ситуации – в разломе той самой фигуры, которую принято называть «треугольником демократии». Ибо по нему можно определить состояние общественного развития. Ведь вся триада – и работники СМИ, и представители власти, и лидеры общественного мнения – находится в одном правовом поле, поэтому нелишне всем и каждому в собственных оценках и действиях не терять чувства объективности и ответственности. А это возможно, когда есть прямая и обратная связь между властными структурами, прессой и обществом. Когда нет ее, естественно, происходит разлом в общественном сознании. Отсюда и безверье, и неуверенность в завтрашнем дне, и деградация, и т. д.
Пора восстановить мост между обществом и властью. Его функцию в развитом обществе выполняет пресса. Не случайно Президент страны в программной статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» особо подчеркнул: «Убежден: важнейшая миссия духовной модернизации заключается и в примирении различных полюсов национального сознания». Это в нашем понимании достижимо тогда, когда голос народа без искажений доходит до властных структур. Когда возможен открытый диалог между ними по важным вопросам общественной жизни. А такой свободный обмен мнениями способна обеспечить только пресса. Важно, чтобы прислушивались и откликались на ее выступления.
Для настоящих журналистов, искренне желающих укрепления и развития Казахстана, отклик-резонанс, принятие мер по следам их выступлений, уверены, дороже многомиллионных тендерных побед. Важно, чтобы их печатное, эфирное слово возымело действие. Ведь, когда слова теряют смысл, люди теряют свободу. В нашем случае целеустремленность. Работники СМИ не хотят быть похожими на лающих симпатяг вослед безучастно шествующему каравану. К сожалению, эта неприемлемая нашим профессиональным сообществом пословица как нельзя лучше характеризует нынешнее состояние отечественной прессы. Так, в последние годы не было ни одной серьезной реакции на критические выступления СМИ со стороны местных государственных органов, национальных компаний, банков.
Между тем многие аналитические статьи и критические публикации были конструктивны, созидательной тональности. Всего лишь один пример. Ныне все мы, от дворника до руководителей страны, сокрушаемся по поводу судьбы экс-министра К. Бишимбаева. Мол, молодой, грамотный, перспективный, прекрасно владеет несколькими языками…и такая неприятная история.
Но если бы два года тому назад соответствующие должностные лица соизволили бы прочитать и принять меры по следам выступления основателя и руководителя компании «КазСтройСтекло» Муратхана Токмади в газете «Central Asia Monitor» за 16 августа 2015 года, а также в других информационных источниках, то этой истории с криминальным душком можно было бы избежать.
Тогда в его интервью по поводу начала строительства стекольного завода в Кызылорде сообщалось, что общая стоимость объекта – 52,1 млрд. тенге. Предприятие начнет работать в 2017 году и будет производить 600 тонн стекла в сутки. Крупнейшие компании-переработчики стекла этот проект заведомо назвали провальным. Они требовали приостановить его строительство и переориентировать технологически, опасаясь, что выделенные государством миллиарды тенге снова уйдут в «песок»…
– Как специалист и профессионал, я вижу, как бессмысленно тратятся огромные деньги. Это не 52 млрд. тенге, это около полутриллиона тенге дополнительного спроса, если их правильно использовать. Я перечислил ключевые проблемы, которые должны быть очевидны даже для финансистов, а есть еще масса других трудноразрешимых задач: кадры, кальцинированная сода, которая составляет 20% в производстве стекла, цена, ТС и т. д. «Байтерек», который не имеет производственного опыта, о многих проблемах сейчас даже не подозревает, – предупреждал тогда Муратхан Шакерханович. – Я бизнесмен, и часть этих недополученных доходов – мои доходы. Но я также и гражданин, и не могу смотреть на то, как бессмысленно тратятся государственные деньги. Национальный фонд – это фонд будущих поколений, фонд моих детей. И я вижу, знаю и понимаю, что в данном конкретном проекте сжигаются деньги налогоплательщиков, деньги наших детей. И я не намерен спокойно смотреть на ситуацию ни как профессионал, ни как бизнесмен, ни просто как человек.
Однако чиновничий люд, в отличие от неравнодушного делового человека, равнодушно взирал на безрассудство в особо крупных масштабах. Объективное и смелое выступление в газете осталось неуслышанным. Сегодня на месте завода, пуск которого планировался на 2017 год, стоят только колонны, а инициатор и вдохновитель прожекта сидит в каталажке. Немалые деньги налогоплательщиков выброшены на ветер. Вот цена молчания. И это называется деформация одной из сторон «треугольника демократии». А эта геометрическая фигура, как мы знаем из школьного учебника, всегда остается жесткой. А мы не используем его преимущество над другими конфигурациями.
Примеров игнорирования выступлений прессы предостаточно. Фактов заказных журналистских «наездов» можно также привести немало. Однако, чтобы роль многотысячного журналистского корпуса Казахстана не сводилась к обидной в данном контексте пословице: «Собака лает, караван идет», нужно, на наш взгляд, решить эту проблему на самом высоком государственном уровне. Скажем, как это делается в Израиле, где ежегодно журналистское сообщество не менее шести самых злободневных и важных выступлений (публикаций) отечественных СМИ направляет в кнессет (парламент), который является высшим органом власти. Там с участием руководителей соответствующих министерств изучаются указанные прессой проблемы, затем принимаются конкретные решения. О принятых на правительственном уровне мерах сообщается широкой общественности. Это классический пример наличия прямой и обратной связи между вышеуказанной триадой.
Чтобы добиться подобного, можно было бы при Национальном бюро по противодействию Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции или в другом ведомстве создать Департамент по информационным спорам, а при Президенте страны специальную комиссию из авторитетных и знаковых личностей. Именно туда приглашать высокопоставленных должностных лиц (не ниже политических государственных служащих), ставших «героями» критических материалов, заслушивать их объяснения. После этого в СМИ дать разъяснение по следам их выступлений.
Если должностное лицо не согласен с выводами комиссии, то свою правоту он должен отстоять в суде. Мониторинг печати, запрос необходимых документов, приглашение заинтересованных сторон и так далее, словом, протокольное и техническое сопровождение работы комиссии нужно включить в функциональные обязанности вышеназванного Департамента. И тогда, возможно, будет гораздо меньше традиционного на критику гробового молчания государственных служащих, которое широкая общественность воспринимает как серьезный кризис во властных структурах. Не отвечает сановитый чиновник на выступление прессы, стало быть, его «рыльце в пушку», заключают читатели, телезрители и радиослушатели. Значит, такой на властном Олимпе не один, обобщают далее.
Накануне профессионального праздника журналистов не хотелось бы далее углуб­ляться в проблемы. Ведь они разрешимы. Нужно время и желание.
С праздником, дорогие коллеги, с праздником наши внештатные авторы, без вас трудно представить журнал «Мысль», приближающийся к своему вековому юбилею в поиске истины и здравого смысла в делах и устремлениях граждан суверенного Казахстана. Всем вам благополучия и творческих успехов!
Аяган Сандыбай,
главный редактор журнала «Мысль»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ